Почему объединение Северной и Южной Кореи не выгодно никому

  • 19 апреля 2018
Демилитаризованная зона между Северной и Южной Кореей Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Рассчитывать на скорое падение границы между Югом и Севером не приходится

На будущей неделе должна состояться первая за долгие годы официальная встреча северокорейских и южнокорейских дипломатов, а уже в конце мая, возможно, лицом к лицу встретятся лидеры КНДР и США.

В рамках подготовки к встрече лидеров глава ЦРУ и будущий госсекретарь США Майк Помпео недавно негласно посетил Пхеньян и встретился с Ким Чен Ыном.

Переход от обмена любезностями в духе "у кого ядерная кнопка больше" и угроз сровнять противника с землей к диалогу случился в считанные месяцы. Строго говоря, диалог на высшем уровне пока не начался и вообще может не начаться (если судить по истории отношений Северной Кореи с остальным миром), но будущий глава Государственного департамента США явно посетил Пхеньян не с туристическими целями.

Представим на минуту, что переговоры Ким Чен Ына и Дональда Трампа состоялись и увенчались успехом. Вопрос, что считать успехом, пока оставим за кадром - скорее всего, первые переговоры не закончатся ничем более значимым, чем декларацией о намерениях, но в нынешних условиях и это немало.

Предположим, что главным итогом переговоров будет начало выхода северокорейского режима из мировой изоляции. Кто от этого выиграет?

Китай

Для Китая любой сценарий нормализации на Корейском полуострове выгоден.

Ситуация, когда КНДР была своего рода территориальным "буфером" против американских войск, расквартированных в Южной Корее, осталась в ХХ веке, отмечает китаист Александр Габуев. Гораздо хуже размещение на территории Южной Кореи противоракетных комплексов THAAD.

Если отношения Пхеньяна с Вашингтоном не нормализуются, следующий обитатель Белого дома (неважно, демократ или республиканец) может решить, что овчинка не стоит выделки и нужно возвращаться к стратегии прямого военного сдерживания КНДР.

В свете нынешнего состояния отношений между США и Россией сложно предположить, что у договоров СНВ и РСМД есть будущее. Поэтому можно представить, что в какой-то момент американские ракеты средней и малой дальности появятся в Южной Корее и, возможно, в Японии. Китаю такое развитие событий совершенно не нужно, поэтому любая нормализация ситуации на Корейском полуострове будет им приветствоваться.

До тех пор пока объединение двух Корей остается гипотетическим сценарием, сближение Сеула и Пхеньяна не представляет для Пекина угрозы. "У сближения Южной и Северной Кореи есть пределы, и о вступлении КНДР в американский лагерь речь не идет", - полагает Александр Габуев.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Китай придерживается санкционных резолюций ООН, но полностью экономические отношения с КНДР не разрывает

Другое дело - объединенная Корея. Этот сценарий в Пекине рассматривают с большой осторожностью, поскольку есть шансы, что эта Корея останется в американской орбите.

Политолог Федор Лукьянов полагает, что безъядерный статус Корейского полуострова будет главным условием объединения Юга и Севера, выдвинутым внешними силами (в том числе и Китаем). Националистические настроения в объединенной Корее будут весьма велики, и вообразить ее безъядерной трудно, но на этом будут настаивать все.

Однако существует немалая вероятность того, что с объединением Кореи американо-корейский альянс постепенно потеряет значение, и корейское государство из американского сателлита превратится в китайский - при условии, что Южная Корея поглотит Северную, а не наоборот.

Отношения Китая и Южной Кореи сейчас на подъеме. Более того, несмотря на более чем непростые исторические отношения Поднебесной и Корейского государства (на протяжении веков сохранявшего вассальную зависимость от Китая), на бытовом уровне гораздо большую неприязнь вызывает Япония. "Китай для корейцев - меньшее зло, - говорит Александр Габуев. - Если северокорейская угроза исчезнет, то исторические фобии быстро забудутся".

Сегодня же Китаю важно не остаться в стороне от процесса. Пока события развиваются в нужном русле, если судить по недавнему визиту Ким Чен Ына в Пекин, где, по мнению Федора Лукьянова, он проявил себя человеком большого тактического ума.

Кстати, по мнению корееведа Леонида Петрова, встреча Ким Чен Ына и Дональда Трампа, скорее всего, произойдет именно в Пекине, что лишний раз подчеркнет его роль в нормализации отношений на полуострове. Правда, только при условии, что эта нормализация состоится.

Япония

В отличие от Китая, Японию не устраивают оба сценария.

"Япония - последняя страна, которая была бы заинтересована в появлении объединенной Кореи", - говорит Федор Лукьянов.

Гегемония Китая - значительная угроза для Японии, и появление в регионе китайского союзника еще больше осложнит отношения Токио и Пекина. В этом случае Япония будет первой в очереди на размещение на своей территории американских противоракетных комплексов, и, возможно, значительного американского контингента.

Собственно, вся военная стратегия страны тоже будет пересмотрена в ускоренном темпе. Ни в Китае, ни в Корее японцев не любят: слишком свежи в памяти события недавней истории - резня в Нанкине и прочие ужасы оккупации.

В общественном сознании примирения между странами еще не произошло, и пока его не случится, будет много эмоций, подчеркивает Александр Габуев.

Вдобавок экономическая мощь объединенной Кореи значительно вырастет, хотя и не сразу. Для Японии это тоже не очень хорошая новость.

В случае ограниченного сближения Пхеньяна и Сеула Япония тоже оказывается в не самом выгодном положении, поскольку дирижировать этим процессом, скорее всего, будет Китай.

Разумеется, устранение (или значительное ослабление) северокорейской угрозы в Токио не могут не приветствовать, но предполагать, что Пхеньян откажется от ядерного оружия, наивно - в этом залог выживания режима, как бы тепло ни складывались отношения Ким Чен Ына с окружающим миром. Соответственно, и ядерная угроза для Японии никуда не девается.

Россия

Для России нормализация отношений на Корейском полуострове - это хорошая новость. Отношения Москвы с Сеулом и Пхеньяном не наполнены комплексами, а появление в регионе нового игрока полезно для балансирования Китая, полагает Федор Лукьянов.

Правда, в случае объединения Корей вновь встает вопрос о том, в чьем лагере окажется новое государство - китайском или американском. В первом случае новый союзник появляется у Китая, а не у России, а во втором - американские ракеты приближаются к российской границе.

Вообще объединение Севера и Юга невольно ассоциируется с объединением Германии, когда Россия была сторонником этой идеи, а в Западной Европе предпочитали оставить две Германии. Продолжая эту параллель, уместно вспомнить, что в конечном счете страхи европейцев не оправдались, а объединенная Германия превратилась в локомотив европейской экономики.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Северная Корея стала третьим после России и Китая потенциальным противником, способным поразить практически всю территорию США

То, что урегулирование происходит без российского посредничества, - это, конечно, немного обидно для российских дипломатов. Хотя, судя по слухам, какие-то контакты через МИД России все же имели место.

В любом случае, степень влияния Москвы на режим в Пхеньяне несравнима с китайской. Рассчитывать на то, что Кремль сумеет заставить Ким Чен Ына сделать хоть что-то, что идет вразрез с интересами северокорейского режима, не следует.

Корея

Все рассмотренные выше сценарии справедливы при условии, что нормализация отношений между двумя Кореями будет продолжаться. А это, как полагают многие корееведы, совершенно не очевидно.

Профессор южнокорейского университета Кунмин Андрей Ланьков напоминает, что чрезмерного сближения опасаются и в Сеуле, и в Пхеньяне. Происходящее ныне видимое потепление в отношениях он объясняет, во-первых, экономическими санкциями, и во-вторых, появлением в Белом доме Дональда Трампа.

Экономика Северной Кореи сейчас на подъеме - в первую очередь, благодаря реформам, проводимым Ким Чен Ыном. То обстоятельство, что Китай и Россия, традиционно голосовавшие против мер экономического давления на Пхеньян, присоединились к санкциям, вынуждает северокорейский режим лавировать: экономический кризис сейчас не ко времени.

Дональд Трамп оказался непредсказуемой фигурой. В Пхеньяне, похоже, поверили, что при определенном стечении обстоятельств он способен осуществить свои угрозы. Проще говоря, испугались.

Режим пошел на определенные уступки: фактически объявил мораторий на новые ракетные запуски (объявив при этом, что программа развития ракетных войск выполнена, и в новых испытаниях нет надобности). Однако об отказе от ядерного оружия Ким Чен Ын, напуганный судьбой ливийского лидера Муамара Каддафи, не помышляет.

Главным на встрече Ким Чен Ына с Дональдом Трампом будет сохранить лицо. Любые договоренности, которых удастся добиться, просуществуют ровно столько, сколько Трамп (или другой не менее решительно настроенный президент США) просидит в Белом доме.

На Юге возможной конфронтации с Севером опасаются и, естественно, не хотят. Поэтому на саммите двух Корей, который состоится в конце апреля, скорее всего, стороны будут делать вид, что все идет по плану, однако реального прогресса добиться будет сложно, полагает Андрей Ланьков.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Северная Корея не торопится сближаться с Югом

Кореевед Леонид Петров тоже считает, что в радикальных изменениях ни Север, ни Юг не заинтересованы: слишком большой шок для обеих систем.

Не слишком нужна объединенная Корея и Китаю. Северная Корея богата полезными ископаемыми и редкоземельными металлами, которые нужны растущей китайской экономике. Положение приоритетного (а в действительности - едва ли не единственного) торгового партнера позволяет Китаю покупать эти товары по выгодной цене.

В качестве аргумента в противостоянии с США Северная Корея тоже работает, полагает Леонид Петров.

Получается, что никому в регионе объединенная Корея особенно не нужна. Предпосылок к ее объединению сейчас тоже нет: при любом сценарии это будет не объединение, а поглощение одной Кореи другой, а к этому никто не готов.

Андрей Ланьков более категоричен. Никакого объединения в будущем не предвидится - только революция на Севере и приход туда Юга, утверждает он. Что же касается ориентации нового корейского государства, то здесь, по его мнению, ничего утверждать нельзя: вероятен и сценарий нейтральной Кореи, и ее присоединение как к американскому, так и к китайскому лагерю.

В любом случае, это случится не завтра. Пока же наиболее вероятный сценарий - это возвращение к "политике солнечного тепла", проводившейся в конце прошлого-начале этого века президентом Южной Кореи Ким Дэ Чжуном: более тесные экономические связи, выступления спортсменов под общим флагом, возможно, открытие туристических достопримечательностей Северной Кореи для южан.

В нынешних условиях и это немало.

Новости по теме