С чем сталкиваются беженки-уйгуры, решившиеся рассказать о пытках и насилии в Китае

  • Джоэл Гантер
  • Би-би-си

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Женщины-беженки, пожаловавшиеся месяц назад на систематические изнасилования и пытки в китайских лагерях для мусульман, подверглись угрозам и харрасменту со стороны властей. Правозащитные группы говорят, что подобные атаки - типичный пример агрессивного поведения Китая, чтобы заставить критиков молчать.

Автор фото, Jeremy Meek/BBC

Подпись к фото,

Кельбинур Седик у себя дома в Нидерландах

Кельбинур Седик готовила завтрак, когда ее мобильный телефон зазвонил. На экране появилось имя ее сестры и Седик занервничала. Она много месяцев не разговаривала ни с сестрой, ни с другими членами своей семьи, живущими в Китае.

Кельбинур была на кухне своего временного дома в Нидерландах, где она живет вместе с несколькими беженками из Африки. За две недели до звонка она и еще три женщины рассказали Би-би-си о возможных изнасилованиях и изощренных пытках током в секретных лагерях для "перевоспитания" мусульман в северо-западной автономной провинции Синьцзян. Женщина работала в одном из лагерей учительницей китайского языка.

Кельбинур ответила на видеозвонок, но на экране вместо ее сестры появился полицейский из ее родного города в Синьцзяне.

"Ну что, Кельбинур, чем ты занимаешься? - спросил тот с улыбкой. - С кем это ты там?"

Этот офицер полиции уже звонил ей с телефона сестры. В этот раз Кельбинур сделала скриншот. Когда полицейский услышал щелчок от фотокамеры, он снял свой китель и остался в простой кофте. Она сделала еще один снимок.

"Ты должна серьезно подумать"

За последние две недели 22 человека, уехавших из провинции Синьцзян и живущих за границей, рассказали Би-би-си о постоянных угрозах, харассменте и распространении лжи о себе. По мнению собеседников, таким образом их пытаются заставить молчать о предположительных нарушениях прав человека у них на родине.

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

По оценкам ООН, более миллиона уйгуров и других мусульман содержатся в лагерях в Сиьнцзяне. Правительство Китая обвиняют в использовании подневольного труда, насильственной стерилизации, пытках, изнасилованиях и геноциде. Китай опровергает все обвинения и говорит, что существующие лагеря - это "центры перевоспитания", предназначенные для борьбы с терроризмом.

Многие из тех, кто сумел сбежать из провинции Синьцзян, получили похожий видеозвонок от полицейского или местного чиновника. Им звонили прямо из их дома, от родственников или с телефона члена семьи, которого вызвали в полицейский участок. Иногда официальные лица обтекаемо советуют подумать о благополучии своей семьи в Синьцзяне, некоторые напрямую угрожают арестовать и наказать их родственников.

Беженцев публично поливают грязью на пресс-конференциях и китайских государственных телеканалах. Они получают нескончаемый поток сообщений на телефон, который постоянно пытаются взломать. На прошлой неделе Facebook заявил, что на платформе была обнаружена скоординированная операция из Китая, направленная на взлом аккаунтов уйгурских активистов, живущих за границей.

Многие уйгуры, живущие в США, Британии, Австралии, Норвегии, Нидерландах, Финляндии, Германии и Турции прислали Би-би-си скриншоты угроз, которые они получили через WatsApp, WeChat или Facebook. Другие в деталях рассказали, что им говорили во время нежеланных звонков по телефону или конференцсвязи. Каждый собеседник рассказал, что членов их семей задержали, или им угрожает полиция и сотрудники службы безопасности провинции Синьцзян.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Вход в комплекс, который в провинции Синьцзян называют "центром образования и переквалификации"

Рассказывая о том звонке полицейского, сделанном с телефона сестры, Кельбинур Седик расплакалась. "Имей в виду, что вся твоя семья и родственники - с нами, - сказал ей полицейский, - ты должна серьезно подумать об этом".

По словам Кельбинур, он повторил это несколько раз, а затем добавил: "Ты уже давно живешь за границей, у тебя, наверное, много друзей, ты можешь дать нам их имена?"

Когда женщина отказалась, офицер передал телефон ее сестре, которая начала кричать и оскорблять ее: "Заткнись, ты должна замолчать!"

"Я просто не могла больше сдерживаться, - вспоминает Кельбинур, - слезы просто потекли рекой".

Полицейский настаивал, чтобы Кельбинур пошла в китайское посольство, где сотрудники организуют для нее безопасное возвращение домой. Такие инструкции дают всем уйгурам в подобных звонках. "Страна примет тебя с распростертыми объятьями," - сказал он ей.

"Женоненавистничество как стиль общения"

Информация о подобной тактике запугивания появлялась и раньше, но, по мнению уйгурских активистов, в последние недели власти ведут себя более агрессивно - вероятно из-за растущего осуждения по всему миру предполагаемых нарушений прав человека в провинции Синьцзян. Китайское правительство стало публично атаковать и поливать грязью женщин, рассказавших о предполагаемом сексуальном насилии в лагерях.

На совместной пресс-конференции представитель МИД КНР Ван Вэньбинь и чиновник из провинции Синьцзян Сюй Гуйсян держали в руках фотографии женщин, пожаловавшихся на насилие, и называли их "морально опустившимися персонажами", "лгуньями" и "изменщицами". На телеканалах крутят срежиссированные пропагандистские ролики, очерняющие беженок. В одном видео бывший муж одной из женщин назвал ее "морально опустившейся сукой". В другом ролике чиновник обозвал героиню "мразью" и "растлительницей детей".

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

На пресс-конференции в Пекине представитель МИД КНР Ван Вэньбинь показывал фотографии женщин, рассказавших о предполагаемом насилии

На той же пресс-конференции Ван Вэньбинь обнародовал информацию из личной медицинской карточки женщины, которая пожаловалась на то, что ей против ее воли вставили внутриматочную спираль. Таким образом чиновник пытался опровергнуть утверждения беженки.

По словам официальных лиц, женщины, прошедшие через лагеря, страдают бесплодием не из-за пережитого жестокого насилия, а из-за венерических заболеваний. Китайская пресса пестрила статьями, где беженок называли "актрисами".

Турсунай Зиявудун провела в одном из лагерей девять месяцев. Она рассказала, что там ее и других узниц регулярно избивали, насиловали и пытали током. Она была одной из женщин, которую поливали грязью на пресс-конференции. Турсунай смотрела трансляцию из США и была очень опечалена происходящим. Но, по крайней мере, чиновники не назвали поименно членов ее семьи.

"После всех ужасов, которые сделали эти люди, насколько жестокими и бесстыдными нужно быть, чтобы еще и публично атаковать меня?" - поделилась своими чувствами женщина.

Джеймс Миллард, профессор истории Китая в университете Джорджтаун считает, что атаки на Турсунай и других женщин свидетельствует о том, что "Китай использует женоненавистничество как стиль коммуникации".

"Несколько женщин решились рассказать очень правдоподобные истории о насилии, а в ответ мы получили настолько неадекватную реакцию, которая показывает полное непонимание того, как сейчас лечится психологическая травма от пережитого сексуального насилия, - поделился своим мнением профессор, - помимо того, что это ужасно, это еще и абсолютно контрпродуктивно для Китая".

На запрос Би-би-си китайское посольство в Лондоне ответило, что КНР настаивает на лживости рассказов женщин о сексуальном насилии. В ответе также утверждалось, что публикация личной медицинской информации в качестве доказательств была оправданна.

Автор фото, Hannah Long-Higgins/BBC

Подпись к фото,

Турсунай Зиявудун у себя дома в США

О двух других собеседницах Би-би-си были сняты похожие на постановочные видео, которые крутили по китайским государственным каналам. В этих роликах их родственники и друзья говорили на камеру, что те воруют деньги и лгут.

Согласно докладу организации Uyghur Human Rights Project, работающей в США, в Китае было снято 22 видео, где людей предположительно заставили говорить на камеру по бумажке. Чаще всего в таких сюжетах появляются родственники сбежавших уйгуров и обвиняют их в воровстве и обмане.

Азиз Иса Элкун, йугур, живущий в изгнании в Великобритании, годами не может связаться со своей сестрой и престарелой матерью. Однако он недавно увидел их в сюжете на китайском государственном канале. Они называли его лжецом и позором семьи. Элкун попал в немилость властей из-за того, что привлек внимание к проблеме уничтожения кладбищ уйгуров в провинции Синьцзян. Вместе с другими была уничтожена могила его отца.

"Это очевидно, что их заставили говорить по бумажке, но мне все равно было очень больно видеть свою старенькую мать в китайском пропагандистском ролике," - сказал Элкун.

Кельбинур Седик волнуется, что со дня на день будет опубликовано подобное видео с ее мужем. Он рассказал ей по телефону, что в прошлом году к нему домой пришли китайские чиновники и заставили его говорить на камеру, что она лгунья. По словам мужа, ему было так трудно произносить эти фразы, что съемка короткого видео заняла четыре часа.

Автор фото, Jeremy Meek/BBC

Подпись к фото,

Кельбинур Седик недавно переехала из общежития для беженцев в небольшой дом в Нидерландах

"Давай сотрудничать"

Другой распространенной формой харрассмента, о которой рассказали собеседники Би-би-си - принуждение к шпионажу за другими уйгурами или организациями. В обмен им предлагают возможность общаться с семьей, гарантии безопасности для родственников или китайские визы и паспорта.

Гражданин Британии уйгурского происхождения, который пожелал остаться анонимным, рассказал, что китайские сотрудники службы безопасности пытались заставить его следить за другими уйгурами, а также устроиться волонтером в организацию Amnesty International и шпионить за ней. Когда он отказался, ему начал постоянно звонить родной брат и умолять его передумать.

Джевлан Ширмеммет, уехавший из провинции Синьцзян на учебу в Турцию, передал Би-би-си запись телефонного разговора, который произошел через несколько недель после ареста всей его семьи на родине. Звонивший сказал, что он из посольства Китая в Анкаре, и потребовал, чтобы Джевлан "написал имена всех, с кем он был в контакте после отъезда, чем он занимался, и тогда положение его семьи может быть пересмотрено". Другой уйгур, живущий в Турции сказал, что ему звонили с похожими требованиями из того же посольства.

Мустафа Аксу, 34-летний уйгурский активист, живущий в США, показал Би-би-си текстовые и голосовые сообщения от школьного друга, который стал полицейским. Тот пытался заставить Аксу предоставить информацию о других уйгурских активистах.

"Давай сотрудничать, я уверен, что ты скучаешь по своим родителям", - сказал ему полицейский.

Подпись к фото,

Джевлан Ширмеммет устроил пикет с требованием освободить свою мать

Далеко не все находят в себе силы отказать полиции в выполнении подобных требований. "Когда я говорю "нет", они заставляют моего брата или сестру звонить мне и говорить сделать это, - рассказала студентка уйгурка, живущая в Турции, - они могут отправить моего брата и сестру в концлагерь, о каком выборе идет речь?"

Некоторые пытаются защититься, оборвав все контакты.

"Ты можешь выкинуть телефон и поменять сим-карту, - рассказал Абдулвели Айуп, уйгурский лингвист, живущий в Норвегии, - но они все равно найдут тебя в Facebook, ты удалишь свою страничку в Facebook, а они отправят тебе письмо на электронную почту".

Другие, наоборот, пытаются поддерживать контакт несмотря ни на что.

Уйгурская женщина, живущая в изгнании в Нидерландах, до сих пор посылает сообщения и эмодзи на телефон своему сыну и родителям. Они заблокировали ее номер четыре года назад. "Может быть, когда-нибудь они получат мои сообщения," - надеется женщина.

Би-би-си не смогла независимо установить личность людей, звонивших и отправлявших сообщения нашим героям. Однако уйгурские активисты утверждают, что попытки заставить их шпионить в пользу китайского правительства очень распространены.

"Сначала тебе просто предлагают, говорят, что у тебя больше не будет проблем с визой, что-то вроде того, - делится Рахима Махмут, известная активистка уйгурского происхождения, живущая в Великобритании, - потом тебе начинают угрожать".

"Мы пристально следим за сообщениями в прессе, что члены уйгурской диаспоры, живущие в Соединенном Королевстве, подвергаются харрасменту со стороны китайских властей," - сообщил британский МИД Би-би-си. "Мы подняли этот вопрос напрямую с посольством Китая в Лондоне," - добавило ведомство.

Китайское представительство в Лондоне заявило, что обвинения, озвученные в этой статье - "абсолютная неправда". "Это непостижимо, что Би-би-си так верит всему, что говорят некоторые элементы из восточного Туркестана, живущие за пределами Китая", - заявило посольство, используя другое название провинции Синьцзян.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Протест уйгуров в Стамбуле месяц назад, они боятся, что Турция депортирует их в Китай

Несмотря на то, что возмущение предполагаемыми нарушениями прав человека в провинции Синьцзян растет, количество людей, которые публично заявили о преступлениях, очень мало. Особенно если учитывать насколько много людей содержится в лагерях. По мнению комиссара комиссии США по международной религиозной свободе Нури Туркель, Китай очень успешно использует запугивание с целью заставить критиков молчать.

"Миллионы людей исчезли в лагерях, но только единицы уйгуров требуют освободить своих родных. Почему? - задается вопросом Нури. - Да потому что они боятся".

Некоторым уйгурам, критикующим Китай, удается поддерживать ограниченную связь с семьей. Известный уйгурский активист, живущий в США, Феркат Джавдат теперь регулярно разговаривает с мамой. Он публично требовал, чтобы ее отпустили из лагеря. Сейчас она под домашним арестом, ее звонки прослушиваются, но хотя бы теперь она на другом конце провода.

Очень сложно понять, почему некоторые уйгуры подвергаются угрозам, а другие нет; почему некоторым разрешают общаться с родными, а другим нет. Некоторые спекулируют, что Китай таким образом тестирует тактику, пытаясь понять, что более эффективно - страх или доброта. Для тысяч людей, которые лишены общения с родными, такой подход кажется особенно беспощадным и необоснованным.

Феркат знает, что вероятность увидеть свою мать до ее смерти уменьшается с каждым днем, поэтому они много разговаривают по телефону. Однажды он рассказал ей, что видел репортаж китайского государственного канала, где она говорила, что ей за него стыдно. Она сказала, что знает об этом репортаже, ее снимали за несколько дней до этого. "Ну, как я выглядела?" - пошутила женщина. А затем она рискнула сказать, что гордится им.

"Это была версия без бумажки," - сказал Феркат.