"Жизнь с аутизмом": разговор фразами из мультфильмов

  • 26 октября 2016
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации Teremok TV YouTube
Image caption "Опять суп, что ли? Опять каша?", - это была фраза из мультика про царевну

Детей с аутизмом эхолалия сопровождает годами. Автоматическое повторение услышанного помогает Лизе постигать мир, и наблюдать за этим безумно интересно.

"Это - мое", - с восторгом выдыхает, растягивая слова, моя младшая дочка, двухлетняя Зоя.

"Ма-а-й-о-о", - Зоя прижимает к себе любимую игрушку, собачку по имени Скай из мультфильма "Щенячий патруль".

"Я - Скай, ты - Роки", - распределяет роли Зоя.

"Я - Роки, а ты - Скай, правильно?" - уточняю я, и малышка утвердительно кивает головой в ответ.

Я в очередной раз удивляюсь, как без малейшего напряжения в процессе игры обычный, или, говоря более научным языком, нейротипичный ребенок учится оперировать местоимениями, постигает концепцию принадлежности, обозначает свое и чужое.

Все это происходит на уровне подсознания: Зоя не задумывается о правилах, определяющих, когда "мое" становится "твоим" или "его", когда "я" меняется на "ты" и наоборот.

Правообладатель иллюстрации Anna Cook
Image caption "Я - Скай, ты - Роки", - распределяет роли Зоя, но Лиза так не может

В очередной раз мое сердце сжимается при мысли о том, насколько сложны и неочевидны эти понятия для моей старшей дочки Лизы, которая в два года еще не говорила ни слова, и конечно же не тыкала пальчиком в "мое" и " твое", а сейчас, в свои почти семь лет, выражается весьма своеобразно.

Отраженная речь

"Что ты хочешь: яблоко, банан или грушу?" - вкрадчиво спрашивает меня Лиза.

Нет, она вовсе не угощает меня. Наоборот, таким образом она дает понять, что непрочь подкрепиться, и приглашает меня задать ей этот вопрос.

"Что ты хочешь, Лиза: яблоко, банан или грушу?" - включаюсь я в наш ежедневный ритуал.

"Яблоко!" (на самом деле это звучит как "Ма-а-ба") - радуется Лиза, и сама бежит доставать себе яблоко из фруктовой корзины.

"Что ты хочешь: порезать или так будешь есть," - опять "интересуется" у меня Лиза, и я повторяю ее вопрос.

"Порезать", - подскакивает она от радости.

"Лиза, скажи: "Порежь мне яблоко", - я пытаюсь исправить ее манеру просить.

"Лиза, скажи "порежь мне яблоко", - отзывается на мою просьбу дочка.

Это называется "эхолалия" - "отраженная речь", автоматическое повторение услышаных слов и фраз, а также звуков окружащей среды (например, рева пожарной сирены).

Вообще-то эхолалия - типичная стадия речевого развития, но обычные дети "проскаивают" ее в нежные годы практически незаметно, поэтому многие родители могут и не знать о таком явлении.

Немедленное и отсроченное повторение

Правообладатель иллюстрации Lars Klinting
Image caption Лиза месяцами просит читать ей одно и то же и впитывает все, что говорят герои

Детей с аутизмом эхолалия сопровождает годами, а некоторых - всю жизнь. Она может быть немедленной - когда человек с аутизмом сразу повторяет только что услышанное, и отсроченной - в этом случае повторение происходит спустя несколько часов, дней и даже недель.

С помощью эхолалии Лиза во многом постигает мир. Наблюдать за этим мне безумно интересно. Я заметила, что сразу она повторяет услышанное, когда волнуется или слышит что-то новое. Такое ощущение, что она еще раз "проговаривает" фразу, чтобы лучше ее понять.

С отсроченной эхолалией еще любопытнее. Лучшие учителя Лизы - книги, аудиосказки, мультфильмы и детские передачи. Месяцами она просит читать ей одни и те же книги (уже больше полугода наш лучший друг - бобер Кастор, который печет пироги, шьет фартуки и выращивает фасоль).

Лиза - как губка - впитывает все, что говорят герои ее любимых мультфильмов и передач. Видимо, многократный повтор позволяет ей не только запомнить фразы, но и проанализировать, в каком контексте они произносятся.

Часто услышанные ранее тексты "всплывают" в Лизиной речи, чтобы заполнить паузу. Когда обычные люди ведут непринужденный разговор, мы с Лизой, по ее инициативе, разыгрываем сценки из книжек и мультиков, поем песни, вспоминаем стихи.

Звучание знакомых последовательностей слов и звуков успокаивают дочку. Часто она просит ей подпевать или декламировать текст в очереди в магазине, перед тем, как я оставляю ее с няней, недавно нам пришлось петь за минуту до ее выступления на школьном концерте (и сразу же после него).

"Опять суп, что ли? "

Несколько месяцев назад заученные Лизой фразы стали появляться, что называется, "к месту".

Садимся обедать. Я ставлю перед Лизой тарелку с супом и через секунду чуть не падаю от неожиданности, потому что Лиза интересуется с хитрым видом:

- Опять суп, что ли? Опять каша?

Я понимаю, что это фраза из мультика "Жила-была Царевна" - несколько минут назад Лиза пересмотрела его в 110-й раз. Она запомнила оттуда фразу и ввернула ее в подходящий момент! И если бы не слова про кашу, можно было бы и не догадаться, что это эхолалия.

"Не хочу есть суп", - кривится моя средняя дочка Катя.

"Не хочешь - как хочешь, ходи голодный!", - парирует Лиза фразой из аудиосказки "Приключения в стране Мульти-Пульти", которую мы слушаем в машине.

После долгого дня в школе Лиза внезапно выдала на английском: "I'm tired" ( "Я устала"). "Ты устала, Лиза", - не могу поверить я.

"Me too" ( "Я тоже"), - тут же скорбно добавляет она уже от имени другого мультгероя.

Я очень рада, что хотя бы таким образом Лиза стала больше общаться и даже учиться что-то рассказывать о себе. Развивается ее словарный запас и понимание ситуаций, в которых произносятся какие-то конкретные слова.

"Я - Лиза"

Правообладатель иллюстрации Irina Krasnikova
Image caption Понимание того, что такое "я", пришло к Лизе внезапно

Хуже всего ей до сих пор дается употребление и понимание местоимений. С младенчества Лиза слышала, что к ней обращаются во втором и третьем лице ( "Ты хочешь гулять?", "Лиза идет гулять?"), и когда, наконец, она научилась немного отвечать на вопросы, то стала говорить в той же манере: "Хочешь!", "Лизина очередь!"

Понимание того, что такое "я", внезапно пришло к Лизе этим летом, и тоже благодаря мультфильму. Во время летнего отдыха из-за отсутствия в нашей съемной квартире в Греции интернета, Лиза со скуки бесконечно пересматривала сохраненный на планшете мультик "Приключения пчелки Майи", где эта самая пчелка эмоционально говорит какому-то зануде-шмелю: "Я - Майя, я живу на лугу".

На вторую неделю каникул, качаясь после моря на качелях, дочка внезапно выдала: "Я -Лиза!"

Для пущей убедительности она стала тыкать себя в грудь и чудом не свалилась с качелей.

Так мы стали разучивать: "Я - Лиза, ты - мама, это - Катя, она - Зоя".

Теперь Лиза говорит про себя во всех трех лицах, по-прежнему отдавая предпочтение второму и третьему. Я пытаюсь хитростью - призвав на помощь эхолалию - переучить дочку.

"Лиза, дать тебе айпад?", - спрашиваю я. Чтобы перебить знакомый ответ "Дать айпад", торопливо сама себе отвечаю: "Дай мне айпад".

"Дай мне айпад", - нетерпеливо повторяет Лиза, протягивая руки к вожделенному планшету.

Я заметила, что, ко всему прочему, Лиза не понимает, что не все вопросы обращены к ней, особенно если в них присутствует слово "ты".

"Катя, пойдем делать домашнее задание", - обращаюсь я к средней дочке.

"Не будешь домашнее задание, не будешь", - возмущается Лиза.

Если же вопрос перефразировать как "Катя будет делать домашнее задание", Лиза не станет возражать.

Мозг и местоимения

Американский журнал Sience News несколько лет назад опубликовал результаты исследования, в котором утверждается, что путаница с местоимениями у людей с аутизмом носит более глубинный характер, чем просто неверный выбор слова.

Оказывается, за определение себя как отдельного человека, этакого "Я" с большой буквы, отвечают сразу два участка головного мозга - один в переднем отделе и один в заднем.

Сравнивая работу мозга нейротипичных людей и людей с высокофункциональным аутизмом, ученые обнаружили, что у последних значительно слабее синхронизация между участками мозга, отвественными за употребление местоимений. Особенно, если им приходилось отвечать на вопрос, содержащий местоимение "ты" или "вы" (когда участников эксперимента спрашивали об их мнении по какому-то вопросу).

Лиза, хоть и поняла уже концепцию слова "я", до сих пор не вполне усвоила, что значит "мое", и уж тем более момент, очевидный для двухлетнего ребенка, - когда про "мое" говорят "твое" и наоборот.

Играем в лото.

"У кого банан?", - спрашиваю я, протягивая карточку с нарисованным бананом.

"У Лизы!", - радостно кричит Лиза.

Я не отдаю ей карточку. Повторяю свой вопрос и шепотом ей подсказываю: "У меня".

"У меня!" - радуется Лиза.

"Правильно, у тебя", - я даю Лизе карточку.

"У тебя? Не хочешь "у тебя", не хочешь", - кричит растерянная Лиза.

Я понимаю, что еще рано, играть в лото "как положено", она еще не готова. Вздыхаю, возвращаюсь к привычному: "У кого яблоко?"

"У Лизы".

"У кого шапка?" - у мамы.

Но мозг человека способен к обучению. Я верю, что с помощью постоянных упражнений мы улучшим эту необходимую синхронизацию отделов головного мозга. К тому же, имея сестер, которые постоянно твердят "это мое", "это не твое", "это тебе", "отдай мне", "забирай себе", у Лизы просто нет шансов со временем не выучить эти важные в жизни понятия.

Анна Кук - журналист, живет в Англии с 2007 года. У ее старшей дочери в три года был диагностирован аутизм.

Похожие темы

Новости по теме