Жизнь с аутизмом: задержка развития речи и билингвизм

  • 17 января 2017
  • kомментарии
Книжки на русском и на английском Правообладатель иллюстрации Anna Cook
Image caption Под силу ли ребенку с задержкой в развитии речи несколько языков?

Перед родителями детей с аутизмом, живущими за рубежом, встает большой вопрос: сохранять дома свой родной язык или отказаться от него в пользу языка страны проживания?

Лучший подарок к Новому году я получила не от Деда Мороза, а от моей дочки с аутизмом, семилетней Лизы.

За пару дней до наступления 2017 года Лиза молча взяла меня за руку и повела в свою комнату. Она усадила меня рядом с собой перед журналом про зайчика Бинга и его друзей, с которым не расставалась уже больше месяца, и вдруг громко зачитала название рассказа: "Lunch. What Bing and Sula are having for lunch today" ("Что сегодня на обед у Бинга и Зулы").

Трясущимися от волнения руками я потянулась за телефоном - снять на видео момент, когда моя дочка впервые сама что-то прочитала. Именно прочитала, а не запомнила слово в слово, как обычно, после того, как я ей перечитала книгу в 110-й раз. Теперь же она от начала до конца все сделала сама и, что тоже бесценно, захотела этим поделиться.

Лиза читала рассказ медленно, пытаясь выговорить каждое слово и ожидая моего одобрения. На незнакомых словах спотыкалась и просила помочь.

Мы читали, и я думала о том, какие невероятные успехи сделала Лиза за последние три года, ведь до трех лет она не говорила в принципе, и в заключении педиатра было сказано "нет узнаваемых слов".

Лизина речь развивалась совершенно нетипичным образом. До года она упорно молчала, и только когда ходила (на цыпочках), она пищала очень тоненьким голоском, за что получила от своего папы прозвище "твиттер".

Ближе к полутора годам внезапно наметился прогресс. Каждый день, когда мы с Лизой гуляли по нашему любимому парку и кормили птиц на пруду, я бесконечно повторяла стишок:

Гуси-гуси! Га-га-га!

Есть хотите? Да-да-да!

В какой-то момент Лиза начала повторять: "Га-га-га, да-да-да", и я была уверена, что вот-вот она заговорит.

Но буквально через несколько недель у Лизы вызвала очень сильную реакцию с высокой температурой и сыпью прививка от кори, краснухи и париотита. В результате болезни Лиза сильно ослабла, долго не могла потом ходить и есть без помощи, а речь - то есть те самые "га-га-га" и "да-да-да" - пропала. Осталось опять только "чириканье".

При этом подчеркну, что я ни в коем случае не виню прививку в Лизином диагнозе и не спекулирую на тему связи прививок и аутизма. Как я сейчас понимаю, признаки аутизма у дочки были заметны еще в младенчестве.

Вслед за сестрой

Правообладатель иллюстрации Anna Cook
Image caption "Как говорят корова и овечка?"

К счастью, вскоре у Лизы появилась сестра. Когда родилась Катя, Лизе был год и 9 месяцев. Казалось, что вместе с младшей сестренкой Лиза еще раз прошла многие фазы младенческого развития.

В два с половиной года у Лизы опять появилось что-то, напоминающее речь: она начала произносить специфические слоги, всегда в определенном порядке и с одной и той же интонацией. Выглядело это так:

"Да? Ба-ба! Аха-ха-ха!" - и так по кругу, пока не надоест.

Все-таки что-то большее, чем просто "чириканье".

Малышка Катя тем временем подрастала. Хотя у нее тоже была выявлена задержка речевого развития, ее проблемы не шли ни в какое сравнение с Лизиными.

В два года Катя уже неплохо могла изобразить звуки животных (с Лизой в двухлетнем возрасте я и мечтать не могла об этом). И вот, однажды случилось чудо.

Я даже знаю точную дату и время, 18 февраля 2013 года, 15:48, потому что тогда, как и несколько дней назад, я дрожащими руками схватила телефон и стала снимать видео. Когда девочки играли в комнате, и я в очередной раз стала спрашивать Катю, как говорит корова или овечка, мне внезапно ответила Лиза!

Звуки животных она сопровождала языком жестов, который мы осваивали к тому времени уже около года.

Пересматривая сейчас это эпохальное для нас видео, я замечаю, как рада Лиза показать, что она умеет говорить! Но при этом каждый звук требует от нее больших усилий, и через 30 секунд она уже отчаянно трет глаза - устала.

Дело с тех пор пошло на лад - Лизина речь очень-очень медленно, но развивалась, появлялись новые слова и просьбы. И даже - "ма-а" ("мама"), "па-а" ("папа) и "Ка-а" (Катя).

В четыре с половиной года - после рождения третьей сестры, других существенных изменений в постоянном окружении и начала школы - у Лизы произошел некоторый регресс, и она могла сказать только около 10 слов. Почти все - на русском языке.

На каком языке?

Правообладатель иллюстрации Anna Cook
Image caption Перейти полностью на английский, чтобы не перегружать вторым языком?

Перед нами стоял вопрос, который волнует, наверное, практически всех родителей детей с аутизмом и проблемами развития речи, проживающих за рубежом: сохранять ли дома свой родной язык или отказаться от него в пользу языка страны проживания?

Проще говоря, нам надо было определиться - продолжать ли общаться с Лизой по-русски или перейти полностью на английский, чтобы облегчить ребенку задачу освоения речи и не перегружать вторым языком. Ведь ходила она в англоязычный садик и занималась с англоязычными логопедами.

Я знаю семьи, в которых родители приняли решение говорить с ребенком только на английском и не жалеют об этом. Так, мама Лизиного одноклассника рассказала мне, что как только они перестали общаться с сыном на родном арабском языке, у него сразу же наметился прогресс в речи, потому что ему стало значительно проще понимать окружающих, и он охотнее занимался с англоязычными специалистами.

Честно говоря, я не представляю, как бы я могла говорить со своим ребенком на иностранном для меня языке, отказаться от замечательных книг на русском, которые Лиза очень любила, значительно затруднить дочке общение с родными из России.

Даже сейчас, когда моих троих детей приглашают в гости их англоязычные друзья, я все равно говорю с дочками по-русски, но при этом все свои комментарии сразу же перевожу на английский для окружающих.

К счастью, наши специалисты по развитию речи поддерживали мое желание говорить с дочкой по-русски. По их мнению, Лизины проблемы никак не связаны с наличием нескольких языков, и если наметится прогресс в одном языке, дела пойдут на лад и со вторым. Логопеды уверяли меня, что у дочки есть шансы стать билингвом.

Доходило до того, что на логопедические занятия и обследования для Лизы специально приглашали переводчика - чтобы оценить, насколько она понимает не только родителей, но и других носителей русского языка.

Кстати, оказалось, что в четыре года русский Лиза понимала на порядок лучше, чем английский. Понимание речи на родном для ее семьи языке запаздывало у Лизы только на год, тогда как а на английском - на два с половиной (при этом уровень разговорного языка по-прежнему был такой, как у годовалого младенца).

Два языка при аутизме

Правообладатель иллюстрации Anna Cook
Image caption С Лизой всегда были и остаются ее помощники-картинки

Недавно у меня был интересный разговор с бывшей одноклассницей Юлей, которая сейчас живет в США и работает логопедом-дефектологом с детьми с аутизмом. Она тоже считает, что не стоит отказываться от родного языка, и что в Штатах таким детям стараются подобрать специалистов на языке их семьи.

"Как правило, если у ребенка есть программа на родном языке, а затем вводится второй язык, то второй язык автоматически встает на уровень первого", - рассказала моя одноклассница-логопед.

Она объяснила, что дети очень быстро учатся переключаться с одного языка на другой, и это очень полезно для мозга, так как идет тренировка синапсов.

"А потом, в определенном возрасте, дети все равно все сами переходят на английский, как бы ты не старалась говорить с ними на русском. У всех наших русскоязычных детей такая история", - подытожила свою мини-лекцию Юля.

Я не очень переживала по поводу того, что Лиза поначалу может не понимать воспитателей и учителей, потому что с ней всегда были - и остаются - ее помощники: наглядное визуальное расписание и язык жестов.

Кстати, думаю, что картинки для расписания на день, а также карточки ПЕКС, которые Лиза долго использовала (и до сих пор иногда использует) вместо речи, помогли ей в итоге быстрее выучить английский.

Память у дочки великолепная, и она быстро запомнила, что картинку, про которую мама говорит "яблоко", в школе надо называть "apple"; cимвол "я хочу" в школе будет звучать как "I want", и так с доброй сотней карточек.

И все же первый год в школе дался Лизе тяжело. Общаться с помощью слов у нее не получалось, а если она и пыталась что-то сказать, учителя не понимали ее неразборчивую речь.

Но уже через год произошел долгожданный прорыв. Помню, как меня встретила ассистент учителя из дочкиного класса и радостно сказала: "Я привыкла к особенностям Лизиного произношения и теперь хорошо ее понимаю!"

До сих пор Лизиным доминирующим языком остается русский (и большую часть ее речи, как я писала в одном из предыдущих блогов, составляют эхолалии), но английский действительно начал подтягиваться. Кроме того, Лиза теперь хочет быть понятой и старается говорить медленнее и разборчивее.

В своем классе Лиза до сих пор не самый большой говорун, но удивительным образом во время новогоднего спектакля она единственная не забыла свои слова и спасла честь одноклассников, громко объявив: "Build a snowman!" ("лепи снеговика").

И вот теперь Лиза всерьез взялась за чтение. И она может не только читать про себя и по просьбе показывать пальцем знакомые слова, но и делать это вслух!

В отличие от разговорного языка, в чтении у дочки безусловно доминирует английский. Лиза очень сосредоточенно смотрит мультфильмы с субтитрами про своего любимого зайчика и буквально "фотографирует" в памяти слова целиком. Она так потом и читает - не по слогам, а сразу словами.

Я, не веря такому счастью, покупаю для Лизы новые книжки из серии, и она с листа зачитывает мне предложения. Лизина учительница в школе тоже танцует от радости: "Лиза так хорошо идет вперед, это так здорово!", - написала она мне на прошлой неделе по электронной почте.

Интересно будет посмотреть, сбудется ли пророчество моей одноклассницы-логопеда, и к 10 годам Лиза полностью перейдет на английский? А может, к этому времени она заинтересуется еще и чтением на русском? Поживем-увидим. Я уверена в одном: мы идем верным путем, и впереди еще много приятных сюрпризов, не только к Новому году.

Анна Кук - журналист, живет в Англии с 2007 года. У ее старшей дочери в три года был диагностирован аутизм.

Похожие темы

Новости по теме