Киноблог. Фестиваль "Золотой абрикос" между Ниццей и Стамбулом

  • 19 июля 2016
  • kомментарии
Площадь Шарля Азнавура перед кинотеатром «Москва» с красной фестивальной дорожкой и публикой Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood

В столице Армении состоялся XIII международный кинофестиваль "Золотой Абрикос". Он больше, чем показ картин и раздача призов. Для армян в разных странах это зеркало. Для самой Армении - превосходный способ предъявить миру свою историю и культуру. И еще одна опора, помогающая устоять на крохотном пространстве в самом центре геополитических бурь.

__________________________________________________

- Здравствуйте, Сис и Масис, - шепчу я, стоя у края ущелья перед музеем Параджанова в Ереване, стараясь вместить в кадр еще и луну. Кто не знает, Сис и Масис - две вершины Арарата, священной, даже святой горы.

Арарат отдан Турции в 1921 году необъяснимым для каждого армянина решением вождя мирового пролетариата и советского правительства, но своей красивой стороной показывается Армении. Причем не каждый день. Бывает хмур. Занавешивается тучами. Закутывается дымкой.

Фестиваль "Золотой абрикос" я наблюдаю с его рождения и не знаю киносмотра лучше. Нынче встретились бурно. Сразу после окончания фильма "Зарэ" Амо Бек-Назаряна (1926) - это первая в мире картина о курдах, немая, под живую музыку, она завершила церемонию открытия - над Ереваном разразилась страшная гроза.

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption "Зарэ" Амо Бек-Назаряна показывали под живую музыку

Молнии бросались вниз, как в кино. Град грозил пробить крыши. Порывы ветра опрокинули рекламные тумбы с фестивальными постерами. Оборвали проводку - и публика выходила из главного фестивального кинотеатра "Москва" на площадь Шарля Азнавура, включив фонарики на мобильниках.

Назавтра и в последующие дни Арарат предстает во всей красе, хотя причин хмуриться - с гору под снежной шапкой. Не помню такой напряженной фестивальной недели. Ницца. Стамбул. Алма-Ата. Захват полицейского участка в самом Ереване. Ежедневно страна читает о сотнях выстрелов из "стрелкового оружия различных калибров в направлении карабахских военнослужащих" минувшей ночью. И экономические проблемы, как у нас.

Не провинция, а центр

Но это совсем другая страна. То, что в России ощущается двусмысленным, лживым, - здесь по-настоящему. Война, патриотизм, история, вера - все без вопросов. В известном смысле, армянам даже проще (кажется мне). И национальный кинофестиваль здесь - не "чтобы был". Не для мифической конкуренции с кем-то. А ради - не сочтите за высокопарность - народа. И ради спокойствия в округе - кино тут отважный помощник.

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Площадь Шарля Азнавура перед кинотеатром "Москва". Жаркий фестивальный полдень. Все в кинозалах.

Итак, рано или поздно настоящие кинематографисты вмешиваются в жизнь и "ставят" ее.

2004 год, всего 10 лет после прекращения войны Арменией и самопровозглашенной Нагорно-Карабахской Республикой с одной стороны и Азербайджаном - с другой. Страна фактически в блокаде и с колоссальным трудом выбирается из лишений. Любой разговор с приезжим мгновенно превращается в рассказ о пережитом в начале 90-х: нет отопления, электричества, работы… Многие эмигрировали семьями. Хозяйство с распадом Советского Союза сильно разрушено, армянские мужчины - на стройках в России. Киноиндустрия в ступоре, на всю Армению - "полтора" кинотеатра.

Затеять международный фестиваль - безумие. Еще большее безрассудство - сидеть сложа руки. Режиссер-документалист Арутюн Хачатрян, сценарист Микаэл Стамболцян и кинокритик Сусанна Арутюнян придумали и сделали "Золотой абрикос" как смотр фильмов всех армян мира.

Идея блестяща и, полагаю, беспрецедентна. Важно собрать "своих": армян на родине - вдвое меньше, чем в других странах. Киноискусство объединяет нацию и вдохновляет ее, вслед за Церковью.

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Бессменный директор "Золотого абрикоса" Арутюн Хачатрян в неизменной шляпе и при бабочке встречает гостей на открытии фестиваля.

Столь же важно собрать - и создать - друзей. Это зрители, тоскующие по мировому киноискусству: для них - на большом экране - хиты виднейших фестивалей. Это ветераны армянского кино и его почитатели: ретроспективы, трибьюты, аллея звезд, выпуск книг - нельзя забыть свою историю. Это молодые люди, мечтающие о кинематографе: мастер-классы дают самые крутые режиссеры мира.

Звезды и классики кино, побывав здесь, расскажут об Армении повсюду. Список необъятен, вот начало: Шарль Азнавур (гражданин Армении с 2008-го), Тонино Гуэрра, Аббас Киаростами (его недавнюю кончину почтили минутой молчания), Бела Тарр, Вим Вендерс, Иштван Сабо, Агнешка Холланд, Маргарет фон Тротта, Александр Сокуров, Нури Бильге Джейлан, Атом Эгоян (президент фестиваля), Клаудиа Кардинале, Фанни Ардан, Ким Ки Дук, Отар Иоселиани; нынче - Жаклин Биссет.

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Звезда мирового кино Жаклин Биссет дала пресс-конференцию, открыла ретроспективу своих фильмов и получила "Талер Параджанова" за вклад в киноискусство

Киномир един; его люди знают, что совместная работа - лучший способ противостоять войнам и конфронтации; так возникли Армяно-Турецкая платформа (общими усилиями снято два десятка короткометражек) и программа "Режиссеры без границ", чтобы поощрять сотрудничество кинематографистов Армении, Белоруссии, Грузии, Молдавии, Украины и Азербайджана.

Все проекты "Золотого абрикоса" перечислить - места нет. Девиз фестиваля - "На перекрестке культур и цивилизаций" - дань не географии, а смыслам. Здесь не провинция, а центр; замах подкреплен делом. От "Золотого абрикоса" уже отпочковался международный смотр анимации "РеАнимания", Международный фестиваль этнографического и антропологического документального кино "Абрикосовое дерево"; в особое событие вырастет и конкурс короткометражек "Косточка".

Очень быстро "Золотой абрикос" стал реальным участником мирового фестивального движения: он партнер Роттердамского и Пусанского фестивалей - так связались Европа и Азия. "Абрикос" стал и безусловным лидером в регионе - а это весь Кавказ (включая Россию и ближайших соседей Армении - Грузию, Турцию, Иран, Афганистан) и вся территория вплоть до Средней Азии, Египта, Ливана, а также Южная Европа - Румыния, Балканы.

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Каждый свой день "Золотой абрикос" описывает в газете на армянском и английском языках

Каждая страна хочет самовыражения и самопрезентации, но в одиночку не получается, нужно вместе. Форум копродукции на "Золотом абрикосе" в первый же раз привлек 30 проектов, дюжину отобрали для подачи завяки (в том числе, азербайджанский, представленный французским продюсером); участвовали крупнейшие европейские кинофонды...

Заслуги "Золотого абрикоса" отмечены главной премией Международного союза кино, телевидения и спорта Ficts Plate D'honneur. Директор фестиваля, режиссер Арутюн Хачатрян, продолжающий снимать свои выдающиеся фильмы, получил "корзину" призов и премий на разных континентах, а на родине возглавил Национальную киноакадемию.

Президент страны посещает фестивальные церемонии, приглашает именитых гостей фестиваля на обед. Министерство культуры поддерживает. Десять лет фестиваль имеет верного генерального спонсора - компанию Vivacell МТС.

Все, как говорится, исключительно замечательно.

Но экономический кризис нынче сказался: пришлось сократить число программ, пригласить меньше звезд. Вступление Армении в Евразийский экономический союз в январе 2015-го "вычеркнуло" несколько проектов "Золотого абрикоса" из списка финансируемых Евросоюзом и Восточно-Европейским партнерством. И опять война в Нагорном Карабахе, даром что четырехдневная: переговоры-то идут под аккомпанемент обстрелов, нервы на пределе. Парни Армении готовы мобилизоваться, все как один.

"Надо что-то делать!"

Рассказывая о кинофестивале впервые, мучительно решаю, что предпочесть - его заслуги или сегодняшний момент? Для "Золотого абрикоса" история и контекст важнее: без них непонятна его сущность. Как не вполне понятны без знания Армении многие армянские фильмы. Например, "28:94 по местному времени" (Армения/Германия/Нидерланды) художника и режиссера Давида Сафаряна. Картина делалась 22 года и переносит нас в столь важное начало 90-х.

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Режиссер Давид Сафарян доволен признанием своего фильма "28:94 по местному времени"

Очередь не то белых манекенов, не то замерзших людей на льду; чуть дальше - куклы на шестах, также гуськом. Ощущение блокады и театра одновременно. Это ключ к продуманному, изысканному даже повествованию, отчасти автобиографическому. Муж и жена переживают отсутствие тепла, электричества, воды. И нет работы.

Но не физические мучения главное. "Надо что-то делать!" - кричит Катя Тиграну. Она рыжая, она художник-кукольник, она славянка - как жена режиссера Сафаряна и соавтор сценария этого фильма Яна Друзь, сама актриса и режиссер; она и играет Катю. А фотограф Тигран в прострации...

В картине много обертонов: аресты 30-х, счастье 60-х, свой дом, мамино платье, до которого требуется дорасти, теневой театр, игра на рояле в четыре руки, книги, которые раздает библиотека, чтобы читатели могли их сжечь исогреться... Почти каждый эпизод, почти каждый кадр - метафора. В итоге - "документальная" сказка о том, что ничто не потеряно, если люди не станут куклами. Слегка ироничная, ибо 28:94 - это "35 мартобря", бред сумасшедшего, абсурд, который никак не кончается.

Все отзовется, все скажется в дальнейшей жизни. Особенно если ты художник. Творческая, простите, интеллигенция. Надо лишь постоянно что-то делать. Ведь в темноте лучики многих-многих фонариков сливаются в прожектор.

Автор посвятил свою работу памяти деда - Саркиса Сафаряна, художника кино, одного из создателей "Арменфильма". Картина получила Специальное упоминание жюри конкурса "Армянская панорама" и приз за лучший сценарий Фонда Гранта Матевосяна. Принимая награды, режиссер танцевал, как танцуют армяне под свою музыку, пробирающую душу.

Вместе с призами лауреатам нынче выдавали корзинку золотых абрикосов.

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Актер и режиссер Пьер Леон с коллегами по жюри

А потом член жюри, знаменитый французский актер и режиссер Пьер Леон, вышел к микрофону и сказал по-русски: "Я родился в Москве. Живу в Париже. Вы все знаете, что произошло в эти дни в мире. Это ужасно. Но то, что мы все вместе, прекрасно. Да здравствует свободное кино! По-французски - Vive la liberté du cinéma!"

Новости по теме