Киноблог. Интрига "Матильды", или Траурный марш по великому городу

  • 13 февраля 2017
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации Lendoc
Image caption Кадр из фильма "Гимн великому городу": сногсшибательные виды вдохновят туристов

Новый видовой фильм "Гимн великому городу" должен бы восхитить красотой Петербурга, снятого с высоты модного коптера. Но во времена "украденного" стадиона, угрозы передачи Исаакиевского собора РПЦ и уничтожения великих институций - Пулковской обсерватории и Публичной библиотеки - он вызывает грустную усмешку.

Недавняя петербургская премьера видового фильма "Гимн великому городу" прошла в императорском Михайловском театре. Приглашенные заполнили бархатный партер и ярусы под завязку: за четверть часа до начала гардеробщики, более не имея свободных крючков, отказывались брать шубы.

Собрались, в основном, творцы и свидетели знаменитой питерской контркультуры, ленинградского андеграунда - все те, кому близок культовый фильм "Два капитана II", созданный режиссером Сергеем Дебижевым в 1992-м году в соавторстве с Сергеем Курехиным и Борисом Гребенщиковым.

В "Гимне великому городу" Дебижев - сценарист и сорежиссер вместе с молодым Андреем Ефимовым.

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Съемочная группа фильма "Гимн великому городу" представила свою работу в Михайловском театре

Картина родилась из видеоролика Saint-Petersburg Timelapse студии Timelab Production, уже пару лет назад набравшего в сети почти два миллиона просмотров. Наш город снят с высоты, доступной очень модной нынче летающей автономной камере - коптеру (он же дрон; drone aircraft - беспилотное воздушное средство).

Студия создает "визуальный контент" при помощи современной техники и технологий, и в 52-минутном "Гимне…" главная технология - Time Lapse: видеосъемка медленно протекающих процессов, сильно ускоренных на экране. Например, моментальная смена времени суток: от рассвета до заката за секунды. Впервые этот эффект поразил российских синефилов, когда мы увидели легендарный фильм Годфри Реджио "Коянискаци" (1982).

Правообладатель иллюстрации Lendoc
Image caption Кадр из фильма "Гимн великому городу": съемки с помощью дронов

Чтобы точнее понять-оценить "Гимн великому городу", важно знать, что Дебижев - профессиональный художник (в 1982-м окончил в "Мухе" экспериментальный курс "Дизайн человеческих отношений"). При этом, не знаю, парадокс ли, но впоследствии он стал монархистом и приверженцем имперской идеи. Он так аттестовался, представляя свою предыдущую картину "Последний рыцарь империи" (2014) про Ивана Солоневича.

Но никуда не делись его отличное чутье и понимание изображения, природного и созданного. В фильмографии Дебижева преобладают картины, опирающиеся на реальность, ее красоту и экзотику. Среди них есть фильм о Михайловском театре, поэтому новая премьера прошла тут. И есть 13-минутное эссе к 300-летию Петербурга: визуальный коллаж, легкий, эффектный и необязательный.

Упущенные возможности

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Художник и кинорежиссер Сергей Дебижев подумывает о фильме "Гимн России"

Команда Timelab Production начала снимать Петербург шесть лет назад. Процесс привел их на Петербургскую студию документальных фильмов, поддержавшую проект деньгами минкульта (туризм - его сфера) и, главное, отрядила суперпрофи Дебижева в шеф-наставники.

В отличие, наверное, от молодых коллег, он хорошо знаком с предыдущими картинами о городе. Авербаховский фильм "На берегах пленительных Невы" (1983) с его отчаянной попыткой передать, будто книгу с закладкой-ленточкой, образ петербургской культуры обитателям коммуналок и тогдашним "понаехавшим". И "Санкт-Петербург весь на ладони" (1991) Виталия Аксенова, снятый с вертолета, этого двоюродного дедушки коптера.

А еще Дебижев отлично знает: ни в золотой, ни в серебряный периоды ленинградского кино банально-невыразительный Ленинград/Петербург был просто невозможен.

В "Гимне великому городу" имперская архитектура одета в синий вечерний свет, подкрашена розовыми отблесками и обвязана желто-оранжевой переливающейся тесьмой: гимнический классический пафос приятно приглушен до модерна. Красиво. Но по экрану несется справа налево и наоборот все движимое и недвижимое. Величавый алый парусник мелькает, словно спорткар. Однообразно-утомительно.

Дебижев изо всех своих умений структурировал красивые кадры, однако замаскировать их первородную пустоту до конца не получилось.

Не вызывая никаких ассоциаций, проходит мимо зрителя по Неве "Аврора" - и это в год столетия Октябрьского переворота. И также красиво, не более, в двойной экспозиции выплывает на пуантах Одетта - прямо на волны Невы, под музыку Чайковского, ставшую знаком переворота несостоявшегося - путча четвертьвековой давности; об этом думаешь явно помимо воли авторов.

Монтажные фразы обрываются на полуслове, а сногсшибательные виды предназначены лишь для того, чтобы возбудить еще больше потенциальных китайских туристов.

Дебижев улыбается: "Вероятен и "Гимн России".

Неадекватность

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Фильм попал в контекст раздрая в обществе - в основном из-за судьбы Исаакия

Дебижев теперь занят монтажным фильмом с предварительным названием "1917. Раскаленный хаос". Ждем с нетерпением.

Между тем "Гимн великому городу" выбивается из рамок сугубо прикладной работы из-за контекста, в который он нынче попал.

Это контекст раздрая в обществе. Прежде всего, из-за судьбы Исаакия.

Камера-дрон влетает и кружит под сводами главного собора Российской империи: молодые кинематографисты однозначно воспринимают его исключительно как музей - достояние всего мира. Невольная, но реплика в нынешнем известном горячем споре о судьбе этого храма-памятника.

Но громок и другой сюжет. В нем сошлись имперский шикарный стиль, классический балет, реальные факты, кинематографическая любовная история с набежавшей, почти в режиме Time Lapse, волной дикого возмущения, истерики, порожденной опубликованием всего лишь трейлера фильма Алексея Учителя "Матильда".

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Алексей Учитель, рассказывая два года назад о "Матильде" на фоне воссозданного в цехе бывшего завода Успенского собора, и не предполагал, какая буря грядет

Сведения с полей этой битвы сотрясают медийное пространство ежедневно, нет смысла повторяться.

Скажу лишь о позиции кинематографистов.

В ответ на инвективы депутата Поклонской и угрозы "оскорбленных православных" (кавычу, ибо истинные православные никого жечь и даже угрожать этим не способны) вскипела изрядная часть кинематографического сообщества.

Учителю припомнили подпись за "крымнаш" и цинично предположили изощренный пиар "Матильды", но злорадства, столь обычного в творческой среде, почти не прозвучало. Кинематографисты чувствуют железную руку запретов очень хорошо - каждый на своей глотке.

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Декорацию Успенского собора и костюмы для съемок "Матильды" несколько лет показывали важным делегациям. И никто не возмущался.

Открытое письмо с явно "опоздавшим" названием (ибо случай далеко не первый) "Мы не хотим, чтобы наша культура попала под пресс новой цензуры" появилось 7 февраля на сайте КиноСоюза. Полсотни человек его подписали; я тоже.

Союз кинематографистов России - так называемый михалковский - молчит. Молчит и министерство культуры.

Кстати, именно оно теперь занимается премьерами важных отечественных картин. Фильм Учителя, начатый еще лет пять назад (Матильдой видели Киру Найтли), подтянули к дате за неимением других кинопроизведений.

100-летие Октябрьского переворота решили отмечать мелодрамой в интерьерах царской роскоши. Неудивительно: кто взялся бы делать полноценную историческую картину о судьбе страны и народа с риском улечься на полку, если суть события до сих пор официально не определена прогосударственными историками. Претендующая нынче на власть церковь, столь претерпевшая от краха Российской империи, не предала анафеме Октябрь 1917-го.

Из правящего нынче страха "монаршего" неудовольствия и рождается цензура.

Раскаленный хаос

Вернемся в мой родной город, где сошлось все - от русской революции до особняка Матильды Кшесинской, в котором квартировал Музей этой самой революции. А Петербургская студия документальных фильмов находится в двух шагах от Мариинского театра, на сцене которого блистала возлюбленная будущего императора.

На этой студии работает Сергей Дебижев. И Алексей Учитель, потомственный документалист, начинал здесь в советские подцензурные годы. Его фильм "Рок" (1987) впервые показал советскому обывателю Гребенщикова и других "подпольных" музыкантов людьми.

Город наш сейчас буквально трясет, и не сюжет о балерине и завтрашнем самодержце тому причиной. Мощный протест общества вызван волюнтаристским заявлением губернатора о передаче Исаакия РПЦ, уничтожением музея-памятника "Исаакиевский собор", одного из лучших в России. Угрозой ликвидации бывшей Публички поглощением ее со стороны бывшей Ленинки. Фактическим убийством Пулковской обсерватории застройкой ее охранной зоны. Преследованием Европейского Университета… Очередной этап унижения северной столицы прописывается в его истории.

На этом фоне видовой "Гимн великому городу", бессмысленный и беспощадный, свидетельствует не столько о Петербурге, сколько о потерянной традиции в кино: она требовала не лакировать действительность, а снимать по совести. Очевидно, само это время за сто лет измельчило людей до состояния не гранитной, но известняковой крошки. Впору играть траурный марш.

Надеюсь, "Матильду" не запретят. На гламурную премьеру в Мариинском театре соберется приличная публика в смокингах и манто. Интересно, какие прокуроры придут.

Ольга Шервуд - кинокритик, член Российской академии кинематографических искусств "Ника" и экспертного совета премии "Белый слон".

Похожие темы

Новости по теме