Блог Катерины Архаровой. Чертовщина на дороге

  • 23 сентября 2016
Авария Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Даже если вы аккуратный водитель с приличным стажем - от аварий не застрахован никто

Я собиралась продолжить рассказ о своих летних приключениях, как вдруг произошло нечто, о чем я просто не могу не поведать своим шестерым читателям. Тем более что это продолжает начатую мной в предыдущем блоге тему внимания на дороге и всего, что с этим так или иначе связано.

А было так: ехала я недавно по одной хорошо мне знакомой улице в потоке движения, с пешеходной скоростью. Улица вся утыкана "спящими полицейскими", впереди школа с пешеходной "зеброй", а время было как раз окончания уроков, так что все ползли и то и дело притормаживали.

Ползла и я. У меня приспущено окно, через которое слышен мирный уличный гул. Погода - лучше не бывает (в этой стране, конечно), дорога сухая, видимость 100 процентов. Слева отходит улица, куда периодически заныривают машины с забравшими детей родителями, движение почти совсем останавливается, как вдруг…

Но тут мне нужно небольшое отступление. Дело в том, что в машине в это время я слушала подкаст радиопередачи "Бесы и Паганини", где священник, поэтесса и философ обсуждали давние слухи о том, что Паганини якобы заключил сделку с дьяволом, чтобы стать виртуозным скрипачом. Зная об этих слухах, Никколо Паганини, по всей видимости, играл не только на скрипке, но и, прошу прощения за увесистый каламбур, на них тоже: носил все черное; извлекая звуки из инструмента, принимал странные позы, да и внешностью обладал мистической.

Затем, вопреки моем ожиданиям, участники передачи сосредоточили свое красноречие вовсе не на личности музыканта, а на его оференте: кем же был дьявол - падшим ангелом, джинном, как в исламе, или вовсе кем угодно - и насколько много было у него свободы воли? Действовал ли он по инструкции "сверху" или же самостоятельно принимал решения?

Тут некий преподобный отец Ричард и говорит: "Ну, в "Книге Иова", например, он стряпчий. Господь спрашивает его: ты где был? Дьявол отвечает: ходил туда-сюда, смотрел, изучал - то есть он таким предстает вполне себе городским жителем". Участники круглого стола усмехаются, а ведущий их спрашивает: "Интересно, каков же сегодняшний взгляд на эту фигуру?.."

И именно в этот момент (честное благородное, я потом переслушала подкаст, который заглох именно в этом месте) раздается жуткий грохот, вспоминая который я до сих пор вздрагиваю и содрогаюсь. Мою машину вместе со мной подбрасывает, как жестяную битку для игры в классики. В следующий момент я открываю глаза, и в мое приоткрытое окно заглядывает мужчина с вопросом: "С вами все в порядке?"

Ну так, знаете, как в голливудских фильмах, где к главному герою, придавленному только что упавшим метеоритом, подбегает некто и любезно так осведомляется: все окей, побежали дальше спасать человечество?

Я, как и голливудский герой третьеразрядного приключенческого фильма, ничего не соображаю и смотрю по сторонам, мимо любезного мужчины, в поисках только что упавшего дома. Нет, серьезно. Это, конечно, можно считать издержками моей работы, но я была в полной уверенности, что произошел взрыв и где-то рядом что-то рухнуло.

Но тут любезный говорит: "Извините, это полностью моя вина, я просто педали перепутал", и только тут я понимаю, что он въехал в меня со страшной силой совершенно ни с того ни с сего.

"Консультант"

Итак, каким же сегодня предстает городской черт? Ему под шестьдесят, у него светлые невыразительные глаза, короткий "ежик" седеющих волос, одет в "двойку" приличного покроя при белой рубашке, расстегнутой у воротничка, водит люксовый внедорожник, "Рейндж Ровер". Это я увидела уже позже, когда с его помощью вышла из машины, чтобы осмотреть ущерб. Да и в машине, кстати, в таких случаях правила советуют не оставаться и, если есть возможность, ее покинуть - вдруг бензобак поврежден или еще чего.

"Рейндж Роверы" и подобные им "танки" я не перевариваю всеми фибрами души, особенно в городе, где они нужны только для устрашающей демонстрации размеров собственного достатка и мощи. Первый (в новейшей истории) мэр Лондона Кен Ливингстон, которого окрестили Красным Кеном за "социалистические тенденции" - видимо, такие как, например, введение бесплатного проезда на гортранспорте для детей до 16 и налаживание работы автобусов - хотел вообще запретить эти "тачки" или же взимать с них большой налог. Этого ему, разумеется, сделать не дали, а жаль.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Иногда встречающиеся в жизни люди точь-в-точь напоминают литературных героев, например, книг Булгакова

"А вы садитесь ко мне в машину", - предлагает виновник "торжества" и протягивает мне визитку, на которой написано самое обычное английское имя (чуть более изощренное, чем "Джон Смит", но не намного), указаны его телефоны и должность - "консультант". Чего консультант? У кого? Нет ответа. Но так ведь и должно быть: в подкасте мне уже дали всю предысторию. Кстати, помнится, что в до боли любимом нами, россиянами, можно даже сказать "народном", романе в жаркий осенний день на Патриарших тоже появляется некий "консультант".

Я присаживаюсь рядом с ним на кожаное сиденье бежевого цвета (а что было делать, стоять в тот момент было тяжело), и он сокрушенно вздыхает: "Не знаю, как это получилось, понимаете, нога вот так взяла и соскочила". "Ну конечно, копытами-то неудобно по педалям елозить, - думаю я. - Да ты еще, небось, любовнице текст слал".

И тут, прямо как по сценарию, из ближайшего дома выбегает добрый дедушка с небольшим плетеным креслом в руках, ставит его у своих ворот и говорит мне: "Вы в кресло лучше садитесь, вам удобнее будет". Я пересаживаюсь в кресло, а дедушка по собственному почину приносит мне бутылочку минеральной воды.

Тут я вспоминаю, что надо же куда-то звонить, что-то делать - мы ведь загородили одну полосу, и движение на улице еще больше замедлилось.

Я звоню мужу, с которым тут же выражает желание поговорить консультант. Пока они беседуют, мимо проезжает полицейская машина, но, увидев, что все живы-здоровы, едет дальше. В кадре появляется кэбмен и предлагает сдвинуть мою машину с проезжей части в боковую улочку. Муж на другом конце провода как раз только что узнал у наших страховщиков, что это можно сделать, поэтому мы с кэбменом ее, бедную, заводим и с диким скрежетом закатываем за угол.

О важности ремней

Зад моей оранжевой, как яичный желток, "мини" - всмятку. Правая фара и крыло тоже повреждены - оказывается (этого я не помнила), в результате наезда консультанта я ударила кого-то еще, но тот человек, осмотрев свой урон, тут же скрылся - видимо, ездил без страховки, что, как это ни покажется странным, в Британии тоже случается, и нередко - более 1 миллиона машин ездят без всякой страховки.

Консультант тоже в накладе: он с такой силой въехал в мою "мини", что у его четырехколесного монстра потек радиатор, и он, как и я, ждет эвакуатора.

Я обращаю внимание, что в моей машине сломался водительский привязной ремень, выполнив с лихвой свое предназначение, спасибо ему.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Не пренебрегайте ремнями безопасности!

Кстати замечу, что меня не перестает поражать безалаберность тех, кто этим манкирует. В Москве раньше страшно было к кому-то в машину сесть: начинаешь натягивать на себя ремень и вроде как человека обижаешь подозрением, что он плохо водит. Приводишь в пример данные технических тестов и статистику по этому поводу (я уж даже не вспоминаю о том, что случилось с одной всемирно известной принцессой!) - в лучшем случае ноль эмоций, в худшем - рассказ о знакомом, который, "если бы был с ремнем, то разбился бы вдребезги, а так вылетел через окно в придорожную канаву".

Правда, не надо думать, что здесь все привязываются. Когда я на днях описывала свою аварию соседке - местной тетеньке лет под 70, то она чуть ли не с гордостью заявила: "А я никогда не пристегивалась и пристегиваться не буду! Мне с ремнем неудобно, да и вообще у меня клаустрофобия".

Но я повторю все-таки для полной ясности: пристегиваться надо непременно, причем пристегивать не только себя любимых, но и всех своих пассажиров, и малых и больших, и настаивать на этом. Потому что если бы не ремень, то… впрочем, всяких "если бы" здесь могло быть много. А что если бы я была близко к "зебре" и по ней шли люди? А что если бы передо мной стоял мотоциклист или велосипедист?

"Все записывать"

Что меня больше всего убивает во всей этой истории, так это полная моя неподготовленность и совершеннейшая неожиданность происшедшего.

То есть, получается, что можно быть ответственным водителем и все равно попасть в такую вот историю, где, буквально как deus ex machina, а вернее, как черт из табакерки, появится консультант… И откуда он взялся, кстати? Может, он мой блог читает (в гугл-переводе), а я как раз в предыдущем всуе похвасталась, что за рулем больше 20 лет и не попадала в аварии?

Что было дальше: первым из "эвакуаторов" подъехал на "Убере" мой муж, поручкался с консультантом и, отправив меня на том же такси домой, углубился в увлекательнейшее знакомство.

Меня на тот момент уже тошнило, болела голова и хотелось лечь, лучше в ванну. Я решила не ехать сразу к врачу, поскольку это означало, что в приемном покое неотложки мне пришлось бы просидеть еще 4-5 часов, а мой день в тот день начался рано: в семь утра я уже была на работе.

Таксист оказался бывалым профессионалом, в прошлом водившим большой красный дабл-декер. "Они ведь ездят, как хотят, эти… хозяева жизни, никуда не смотрят. Да он в мобильном чего-нибудь крутил… это ясно. Машина твоя на списание, тоже ясно. Ничего, сейчас довезем тебя до дома. А завтра будет плохо, с подушки не сможешь подняться. С этим типом травмы всегда так - хлыстовое повреждение шейных позвонков, я знаю, я-то в авариях бывал не раз", - успокоил он, развернувшись ко мне полубоком.

Ехал он при этом плавно, без дерганья и тычков. Взглянув на меня, полулежащую на заднем сиденье, провел со мной и краткий сеанс психотерапии: "Ну что, вспоминаешь? Думаешь, больше ни-ни? Ерунда, главное - сразу снова за руль. Нас в автобусном парке так учили: после аварии преодолевать страх сразу, а то ничего не выйдет".

Дома я первым делом послала SMS своему остеопату с вопросом, что мне можно делать и чего нельзя, поскольку мы с ним столько работали над моим позвоночником, а тут такое. Он тут же позвонил и стал подробно расспрашивать, как все было и сильно ли повреждена машина. Машина? Я, конечно, знала, что он заядлый автомобилист (мы даже как-то из окна его кабинета любовались на его старинное авто редкого, палисандрового, цвета), но ожидала большего сочувствия к своей спине.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Главное после аварии - побороть страх и снова сесть за руль

Но он пояснил свой интерес: "Если машина под списание, значит, она приняла на себя основной удар, а вам достались мелкие брызги, так сказать, это хорошо", - успокоил он и посоветовал лежать, использовать по необходимости греющие пластыри и по какой-то причине, которую я сразу забыла, не носить шейный воротник. А также все записывать: как произошла авария, что было после, кто что сказал и где потом болело и ныло. Оказалось, это надо не для анналов Истории, а для страховщиков.

Страховка от слова "страх"

Муж вернулся домой, когда совсем стемнело, так и не дождавшись эвакуаторов. Они несколько раз попеременно на разные телефоны нам звонили, уверяли, что едут, но в результате, проявив небывалую человечность, проинструктировали мужа оставить машину с ключами на колесе и ехать домой.

"Ты знаешь, его отец, оказывается, во время войны был переводчиком с русского", - сообщил мне муж полезную информацию о моем новом знакомом.

"Разве может нога "случайно" соскочить с одной педали на другую? - спросила я, представив себе светскую беседу у двух разбитых автомобилей. "Вообще, в литературе это описано", - ответил муж.

Проведя практически бессонную ночь, наутро я пошла к своему районному врачу. Тело ломило, как во время гриппа, голова ощущала себя так, будто на нее возложили тяжеленный фолиант, но муж, падавший не раз с мотоцикла, сказал, что "так обычно и бывает".

Доктор пересчитала мои синяки, попросила повертеть головой и задала странный вопрос: ездила ли я после аварии на машине? Я сказала, что только на такси. "Это хорошо. А "флэшбэки" [то есть рецидив травматического переживания, опыта] были?" Был, говорю, один. Я от него проснулась и больше спать не смогла. "Это хорошо", - повторила доктор и выписала валиум (небывалая вещь по местным понятиям), наказала больше отдыхать и пить "лекарство от всех болезней" - парацетамол. "И не надо об этом столько думать, надо возвращаться за руль", - чуть ли не слово в слово повторила она слова таксиста.

В следующие часы дьявольская машина закрутилась со страшной силой: поскольку мое имя попало в общую базу данных страховщиков, то меня стали осаждать звонками на предмет того, буду ли я подавать иск о причиненном мне физическом ущербе.

Это делается отдельно и не связано с имеющейся страховкой на автомобиль, а поскольку хлыстовое повреждение шейных позвонков (whiplash на местном) бывает всегда при такого рода авариях - это уже в местной медико-юридической практике давно доказано - и лечения оно может требовать длительного, то всяческого рода юрконторам тут есть чем поживиться.

И вообще вдруг стало понятно, почему слово "страховка" происходит от слова "страх". За руль я пока так и не садилась, хотя от консультанта нам прислали новехонький "Мерседес" - поездить, пока не будет выплачена страховка или не починена машина. Я смотрю из окна на это чудо немецкой инженерии цвета воронова крыла, и думаю: вот так оно, вероятно, и происходило у бедного Никколо. Сначала мерседес, а потом и скрипочка.

Новости по теме