Шотландские зарисовки, или Причуды исторической памяти

  • 19 сентября 2016
  • kомментарии
Панорама Эдинбурга Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Путешествие с подрастающим поколением по Шотландии оказалось любопытным во многих отношениях

Я стояла, плотно прижавшись к 500-летней стене. Ноги, руки, а также все остальные части тела категорически отказывались отклеиваться от изъеденного временем камня.

В голове некстати всплыла строчка из пластинки советских времен: "Вот так и буду тут стоять, - пробубнил у меня в голове гнусавый голос, - день за днем, вечер за вечером"…

Надо мной неторопливо плыли шотландские облака, а практически у самых ног, как мне казалось, разверзлась настоящая пропасть, заканчивающаяся каменным внутренним двором дворца Линлитгоу.

Спрашивается, зачем я полезла вслед за молодняком на эту чертову башню?! Боялась оставить их без присмотра? Да куда они денутся с маленькой смотровой площадки?

Следы шотландской королевы

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Внутренний двор дворца Линлитгоу. Сюда я боялась упасть с той башни, которая справа, но ее верхушки на снимке не видно

А ведь день начинался достаточно хорошо, можно сказать, что даже прекрасно. С утра пораньше наш дружный коллектив покинул нашу эдинбургскую штаб-квартиру и отбыл по направлению ко дворцу, в котором родилась Мария Стюарт.

Мы проводили отпуск, осматривая достопримечательности южной части Шотландии, предварительно ознакомившись с красотами древнего Йорка.

От дворца, честно говоря, ничего не осталось, кроме стен. Их, однако, укрепили, кое-где поставили хлипкие ограждения и даже зачем-то (мне на погибель, как вы уже догадались, я страшно боюсь высоты) открыли вход на одну из самых верхних башен.

Достопримечательность эта располагалась неподалеку от железнодорожной станции. Но на нашем пути оказалось почти непреодолимое препятствие в виде небольшого магазина, продающего нитки для вязания.

Правообладатель иллюстрации C, Schlichter
Image caption Вот эта скала над Эдинбургом называется "Артурово кресло". Интересно, почему "Артурово", когда он вроде бы был английским королем?

Нитки, спицы и политика

В этом году я клятвенно пообещала детям, что ни в один подобный магазин не зайду, зная свою способность застревать в таких заведениях на часы.

В то утро я героически отвернулась от витрины и уже почти миновала роковую дверь, когда крошки спохватились, что я, вроде бы, обещала связать свитер их лучшему другу Сэму, а ниток на это дело пока что так и не купила.

"Мама, - сказал старший ребенок, глядя на меня честными-пречестными глазами, - ты можешь сюда зайти. Один раз. Мы не возражаем".

"Это ты потому такая добрая, что о Сэме заботишься?" - поинтересовалась я, ни на секунду не сомневаясь в истинной причине неожиданной покладистости.

Впрочем, не воспользоваться подобным приглашением было бы глупо. За прилавком стояла милая пожилая дама, активно перебиравшая спицами. Следующие полчаса прошли в высоко интеллектуальном обсуждении достоинства тех или иных мотков и выборе подходящего цвета. Посвященным объяснять не надо, а непосвященным все равно не понять. К моменту расплаты мы с хозяйкой уже смотрели друг на друга с пониманием и почти любовью.

"Вы отсюда куда?", - спросила эта приятная во всех отношениях женщина, пропуская мою карту через кассовый аппарат.

"В замок", - я неопределенно махнула рукой, как мне показалось, в нужном направлении.

Хозяйка хитро подмигнула: "Это не замок, это дворец, - поправила она, после чего, не меняя хитрого выражения на лице добавила, - А, как ни назови, - все равно развалина! И знаешь, кто его разрушил? Англичане!"

Настал момент, когда явно пришла пора воспользоваться тем непреложным фактом, что я - не англичанка и обвинить меня в имперском шовинизме крайне сложно.

Правообладатель иллюстрации C. Schlichter
Image caption Королевский замок в Стерлинге считается символом шотландской государственности. Неудивительно, что сторонники независимости тут с результатами референдума не смирились

"Послушай, - сказала я, - я тут давно уже путешествую, и по работе здесь бывала, скажи мне, пожалуйста, почему так происходит, что, если что-то хорошее случается, то это потому, что мы, мол, шотландцы, а если что-то плохое, то всегда англичане виноваты?"

Дама весело захохотала: "Ну, ведь так же удобнее!" - сказала она, к счастью нисколько не обидевшись на мою политически некорректную эскападу.

Во всем виноваты англичане. Всегда

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Прямо в этом зале усатый гид рассказывал о коварстве Елизаветы. А я слушала сверху. Акустика в развалинах прекрасная

В остове дворца (не замка!) крошки рассыпались по углам, фотографируя самые живописные развалины, тогда как я, зависнув на галерее, где 500 лет назад для услаждения королевских ушей играли музыканты, внимала рассказу, стоявшего внизу гида, колоритного мужчины средних лет, облаченного, как и положено, в клетчатую юбку.

Гид, скорбно шевеля усами и время от времени воздевая к серому небу такие же серые навыкате глаза, со смачными придыханиями рассказывал небольшой группе американцев о трагической жизни Марии Стюарт и коварстве Елизаветы Тюдор.

Если бы я ничего не знала об этом периоде британской истории, то после такого рассказа, наверное, ни минуты бы не сомневалась в том, что Елизавета умудрилась на расстоянии загипнотизировать бедную Марию - ну, просто вынудила ее сделать кучу глупостей, заманила ее в Англию обещанием райской жизни, коварно заточила в замке и отрубила голову при первой возможности.

Любопытно, что за несколько дней до этого мы посетили дворец Холируд, где начались многочисленные неприятности шотландской королевы. Так вот, там аудиогид рассказывал исторические подробности, я бы сказала, с максимально доступной объективностью. Вполне возможно, что грамотным изложением событий Холируд был обязан тому факту, что принадлежит короне, а не обществу, охраняющему национальное достояние Шотландии.

А мы все равно хотим независимости!

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Вид на башню Уоллиса с террасы замка в Стерлинге. Отсюда мы и шли. В центре снимка хорошо виден исторический мост

Лично мне в этой поездке было любопытно посмотреть, что изменилось в Шотландии за два года после референдума. Тогда практически все поверхности были залеплены либо бело-голубыми плакатами "Да", либо фиолетово-желтыми "Нет".

Очагом непримиримого национализма остался Стерлинг: символ шотландской государственности ("Кто владеет замком Стерлинг, тот владеет Шотландией" говорили в средние века), место, где произошли две битвы (при Баннокберне и у Стерлингского моста), в которых шотландцы сильно наваляли англичанам, о чем до сих пор вспоминают с гордостью, и здесь же в викторианские времена на народные пожертвования была воздвигнута высокая башня (на которую мне тоже пришлось влезть) в память национального героя Уильяма Уоллиса, убитого, как водится, англичанами.

О том, что, вполне возможно, Уоллиса предал еще один национальный герой - Роберт Брюс, шотландцы предпочитают не вспоминать. Все-таки, согласитесь, неудобно получается, что один герой-освободитель послал другого героя-освободителя на мучительную смерть в ненавистный Лондон!

XIII век, который не ушел в прошлое

Правообладатель иллюстрации C. Schlichter
Image caption Вид на окрестности со смотровой площадки башни Уоллиса. Пока мы с одним ребенком тряслись в углу от ужаса, пытаясь скрыться от ветра, другой ходил и фотографировал. Действительно, красиво...

Рассказ о том, как пройти пешком от замка Стерлинг к башне Уоллиса, в устах одной из сотрудниц звучал примерно следующим образом: "Спускайтесь с холма, там дорога резко поворачивает налево, идите по улице до моста, это тот самый мост, где мы разбили англичан (караул, господа, сколько можно жить воспоминаниями о XIII веке?!), и дальше прямо по дороге, пока не упретесь.

Дома в переулках, по которым мы пробирались к историческому мосту, по-прежнему украшали призывы к независимости. Правда, текст несколько поменялся. Под лаконичным "Да!" появилось небольшое дополнение: "По-прежнему хотим (независимости) и хотеть будем!"

Молодняк, впрочем, все эти тонкости шотландского менталитета почему-то не оценил. В тот момент обе дулись на меня за то, что я их заставила пропахать весь этот путь пешком, отказавшись взять такси или ждать автобуса.

Ну и чего же мы все-таки хотим?

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Вот так они в лагере и живут. На глазах у туристов, под боком у парламента и королевской резиденции

Самым любопытным местом, наглядно демонстрирующим философский принцип единства и борьбы противоположностей в современной шотландской действительности, оказался небольшой пятачок около парламента в Эдинбурге. На этом месте во время референдума был воздвигнут временный медиа-центр, вокруг которого постоянно роились охрана и журналисты.

Теперь, что называется, ноздря в ноздрю там стоят: парламент Шотландии (в котором самой крупной партией по-прежнему являются националисты, открыто требующие очередного референдума после того, как Англия с Уэльсом проголосовали за выход из ЕС), резиденция королевы в Шотландии (тот самый дворец Холируд, если хотите, лучшая демонстрация единства Соединенного Королевства) и небольшой палаточный лагерь борцов за независимость (которые заявили, что никуда не уйдут до тех пор, пока не отделятся). Недавно в газетах писали, что их, вроде бы, постановили выселить в судебном порядке, но они подают одну апелляцию за другой и, вполне возможно, вообще никуда не денутся.

Развалины и пропаганда

Правообладатель иллюстрации M. Schlichter
Image caption Правда, очень живописные развалины?

Через пару дней судьба занесла нас в развалины средневекового аббатства Мелроуз на границе с Англией. Район этот всегда отличался буйными нравами, поскольку народ, как с севера, так и с юга, постоянно норовил забраться на территорию соседей, что-нибудь там поджечь, кого-нибудь убить и хоть что-то украсть.

Аббатство знаменито тем, что вроде бы там похоронено сердце Роберта Брюса. Того самого, победителя англичан и восстановителя шотландской государственности. Аудиогид в очередной раз порадовал нас рассказами об английском коварстве.

Сначала аббатство разрушил Эдуард II, которого потом разбил Роберт Брюс, который (Брюс, а не Эдуард) его и отстроил. Потом его сначала разрушил, а потом отстроил еще один английский король - Ричард II. На этом месте гид проинформировал меня, что отстроил он его, скорее всего, не потому, что хотел помочь монахам, а потому, что, во-первых, опасался божеского гнева, а во-вторых, хотел таким образом укрепить свою власть над районом. А дальше аббатство атаковали войска Генриха VIII, который хотел заполучить малолетнюю Марию Стюарт в жены своему сыну, и уже после этого оно так никогда и не оправилось. Ну а совсем окончательно с ним разделались войска Оливера Кромвеля, и вот прямо сейчас, на стенах можно увидеть следы от пушечных ядер.

Правообладатель иллюстрации C. Schlichter
Image caption Дождь нам не помешал. Хоть его и разрушали все, кому не лень, но полностью уничтожить красоту так и не удалось

В общем, получается такая считалка в духе традиционной английской поэзии:

"Вот монастырь, где жили монахи.

А вот Эдуард, который дотла

Спалил монастырь, где жили монахи.

А вот Роберт Брюс, который потом

отстроил опять тот монастырь,

что спалил Эдуард,

и где до этого жили монахи.

А вот Генрих Второй, который

Опять спалил монастырь,

который раньше спалил Эдуард.

Который потом починил Роберт Брюс,

Который потом разрушил опять

Генрих Восьмой и Оливер злой,

И где уже не живут монахи".

Развалины, впрочем, очень живописные, и мы получили большое удовольствие, несмотря на холодный проливной дождь и не менее холодный ветер.

Не надо путать Баннокберн с Каллоденом, или История на службе туризма

В последний день шотландского турне мы решили посмотреть на знаменитую Рослинскую часовню.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Та самая Рослинская часовня. От полного разорения и обнищания ее спас "Код Да Винчи"

После того, как Дэн Браун написал "Код Да Винчи", а Голливуд снял одноименный фильм (оба события местные работники называют не иначе, как "Чудом Рослина"), часовня пережила второе рождение и приобрела мировую популярность.

Но и там нас ждала небольшая порция антианглийской пропаганды. Разумеется, нам поведали, что солдаты Оливера Кромвеля, не отличавшиеся особым почтением к материальным памятникам старины, точили о колонны часовни свои мечи, там и зазубрины остались, и вообще приказали ее закрыть, потому что слишком уж она резная и совсем не пуританская, но и это было еще не самым вопиющим.

Рассказывая собравшимся туристам историю аристократического семейства, владеющего часовней, тетенька-гид упомянула ту самую битву при Баннокберне (где шотландцы разбили англичан) и решила пошутить: "Не надо путать ее с битвой при Каллодене, - сказала она, - ту мы проиграли".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Лекцию туристам читали прямо в интерьере

В моей душе взыграло чувство исторической справедливости. Дождавшись конца лекции, я отозвала тетю в сторону.

"Или я сильно ошибаюсь, - сказала я, - или битву при Каллодене вы как раз выиграли. Поскольку в основном там одни шотландцы мочили других. И жители юга (то есть вы) порубили гордых горцев. Воевали вы за то, кто будет сидеть на британском престоле, а не за шотландскую независимость. Так что, милая тетя, англичане тут, вроде, не совсем виноваты".

Правообладатель иллюстрации M. Schlichter
Image caption А еще по пути попадался крупный рогатый скот... Моим юным горожанкам бык очень понравился

Тетя весело улыбнулась: "Ну и что?" - сказала она и лукаво подмигнула. Действительно, ну и что? Если американские туристы хотят слушать истории о том, какие нехорошие англичане (видимо, каждый раз поздравляя себя с тем, что 250 лет назад сумели выиграть войну за свою независимость), то надо ли им отказывать в этом удовольствии?

Достоинство на четвереньках и перспективы на будущий год

С башни Линлитгоу я, кстати, все-таки спустилась. На четвереньках. Пытаясь одновременно не смотреть вниз, не реагировать на молодняк, который подыхал от хохота у подножия небольшой лестницы, и сохранять при этом чувство собственного достоинства. (Достоинство на четвереньках сохраняется чрезвычайно плохо.)

Правообладатель иллюстрации J.Litvinova
Image caption А вот и коллектив. Сэлфи, разумеется. После сползания с башни

И учтите, что все это происходило в Южной Шотландии, которая, за небольшим исключением в виде Глазго, проголосовала за то, чтобы остаться в Соединенном Королевстве. Следующим летом девицы уговаривают меня отправиться на север. Интересно, какие истории я услышу там?

Похожие темы