Блог Пастухова. Куда уплыла советская Атлантида?

  • 25 декабря 2016
Герб Советского Союза Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Что случилось с Советской Атлантидой? Она утонула…

"Очень хочется в Советский Союз, // Атомный, страшный, большой, коварный…". Группа "Ундервуд"

25 лет назад миру было объявлено об окончательном завершении самого грандиозного политического перформанса в истории человечества. Почти семьдесят лет огромная сухопутная колониальная Империя имитировала существование национального, да еще к тому же федеративного государства, тщательно скрывая при этом свою генетическую связь с создавшим эту Империю этносом.

И лишь когда СССР прекратил свое существование, стало очевидным, что это был всего один из многочисленных экзотических исторических ликов России - не первый и, возможно, не последний. Грандиозность этой инсталляции осознается только сейчас, когда ее можно обозреть с достаточной исторической дистанции. Чем меньше видны детали, тем легче становится отвечать на по-настоящему "большие вопросы" по поводу краха "советского проекта".

Чем современная Россия отличается от СССР?

Теперь, когда жителям бывшей метрополии вдруг дружно захотелось в Советский Союз, когда мода на все советское (в политике, в экономике, в культуре) высока как никогда, когда деды скрестили руки в дружеском рукопожатии с внуками над головами родителей, резонно спросить - а что, собственно говоря, было разрушено?

Когда пыль от геополитического взрыва рассеялась, неожиданно выяснилось, что правопреемница СССР - Россия - двадцать пять лет спустя, в сущности, остается тем же, чем был Советский Союз: огромной колониальной империей, где обладающая неограниченной властью бюрократия продолжает оставаться главной, а возможно и единственной, несущей конструкцией государственности и политической общности.

То есть в самом главном СССР как бы жив, но обломился по краям, превратившись из одной шестой части суши в одну седьмую. Это, конечно, обидно, но вряд ли принципиально важно.

Однако в том, что касается не содержания, а формы, различия как раз очень существенные. Россия практически утратила черты идеократии, которые были присущи СССР.

Похоже, Советский Союз был превращенной формой Империи, возникшей при чрезвычайных обстоятельствах, созданных наложением тяжелой войны на хронический институциональный кризис. Распад СССР как раз означал возвращение Империи к существованию в более естественном для нее формате.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption После переворота в августе 1991 года Россия не пошла по лучшему сценарию, однако избежала и худшего

Как далеко ушла современная Россия от СССР?

Комментарии либерально настроенных наблюдателей, сопровождающие формирование в России в течение последних 15 лет авторитарного государства, формируют впечатление, что посткоммунистический режим мало чем отличается от советского режима, а если и отличается, то чуть ли не в худшую сторону. К счастью, это скорее эмоциональные, чем основанные на анализе реальных фактов выводы.

В действительности уровень политической и экономической свободы в России не сопоставим с советским периодом. Если кому-то кажется иначе, то это может быть объяснено только "играми разума", который рисует прошлое зачастую в более розовом цвете. Какой бы параметр мы ни взяли, сравнение будет не в пользу СССР.

Хотя в экономике доминирует государственная собственность и отчетливо прослеживается тенденция к монополизации хозяйственной деятельности, но частная собственность как явление прижилась прочно, и ее право на существование под сомнение практически никем не ставится, даже подавляющим большинством приверженцев левой идеи.

Конечно, уровень защиты частной собственности оставляет желать лучшего, но и до появления на свет советского проекта он не был идеален. Это "сквозная" проблема русской государственности, имеющая такое же отношение к СССР, как и к "опричнине" Ивана Грозного или "вотчине" Андрея Боголюбского.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Выяснилось, что правопреемница СССР - Россия - двадцать пять лет спустя, в сущности, остается тем же, чем был Советский Союз

Что касается уровня политической свободы, то он не сопоставим с "советскими образцами". Степень гласности (свободы прессы) до сих пор находится на вполне "горбачевском" уровне. Единственный плацдарм, который государство удерживает прочно в своих руках, - это телевидение.

Политическая деятельность хоть и осуществляется в весьма стесненных условиях, но в принципе возможна. В целом современная Россия остается даже сегодня в рамках достаточно мягкой авторитарной парадигмы, в отличие от СССР, для которого такая парадигма была бы призрачным идеалом вплоть до самого последнего дня его существования.

Необходимо ли было уничтожать СССР только для того, чтобы покончить с тоталитаризмом?

Распад СССР был наиболее вероятным, хотя и не единственно возможным сценарием развития ситуации в 1989-1991 годах. "Декоммунизация" могла осуществляться в разных форматах, и Россия могла заплатить за нее как большую, так и меньшую цену.

В некотором смысле распад СССР был, конечно, платой за четвертую русскую революцию (если считать, что это дискретный процесс, а не звенья одной цепочки). Было очень сложно осуществлять глубокую трансформацию политической системы в центре и удерживать под контролем окраины, подпавшие под действие центробежных сил.

В некотором смысле (хотя, может быть, это и не совсем политкорректно) можно утверждать, что потеря Россией в 1991 году Украины (как и других территорий) и потеря Украиной в 2014 году Крыма в той или иной степени стали следствием революционных процессов. Конечно, есть огромная разница в том, что Россия не подверглась агрессии, а Украина стала жертвой агрессии. Но сама агрессия против Украины стала возможной вследствие возникшей после украинской революции гражданской войны.

При более благоприятных обстоятельствах СССР можно было бы трансформировать в более удачную версию конфедерации с перспективой выйти со временем туда, откуда сегодняшний Евросоюз собирается уходить. Впрочем, справедливости ради надо заметить, что хоть лучший сценарий и не был реализован, но и худшего - жесткого "балканского сценария" - тоже удалось избежать.

Что было причиной распада СССР?

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption "Советскому проекту" поначалу каждый год прочили скорую гибель, однако он продержался почти семь десятилетий

Если отбросить всякого рода "субъективистские" версии о том, что СССР был уничтожен в результате заговора "темных сил" или по злой воле либералов и демократов, то наиболее часто называемой причиной краха "советского проекта" называют сегодня поражение в холодной войне.

При всем уважении к западной экономической и военной мощи эта версия не выглядит убедительно на фоне фантастической живучести КНДР, доказывающей, что любое внешнее давление при невозможности прямой агрессии (а в том, что в отношении СССР прямая агрессия была невозможна, вряд ли кто-то сомневается) может быть с избытком компенсировано изнутри.

Так же неубедительно с высоты сегодняшнего исторического опыта выглядит предположение, что СССР рухнул из-за экономических трудностей, падения уровня жизни населения, кризиса потребительского рынка и тому подобных причин. Дело даже не в том, что до этого СССР переживал многократно гораздо худшие времена, а в том, что уже после распада СССР Россия прошла через такой экономический крах, который послевоенному СССР не снился, и, заметим, не распалась.

Прямой корреляции между экономическими трудностями и политической дезинтеграцией не существует, хотя опосредованное влияние экономика на политический процесс, конечно, оказывает.

Наиболее правдоподобной версией представляется утверждение, что СССР умер вследствие "естественных причин", его распад был подготовлен внутренней эволюцией, деградацией институтов и трансформацией элит, следствием чего стало возможным восхождение к власти команд "реформаторов" во главе сначала с Горбачевым, а потом и с Ельциным, которые и добили "советский проект". Важно отметить, что все эти эволюционные факторы никуда не исчезли и продолжают работать, но уже не в отношении СССР, а в отношении России.

Должна ли Россия повторить судьбу СССР?

Распад посткоммунистической Империи в перспективе так же неизбежен, как и распад коммунистической Империи в прошлом. В конечном счете это всего лишь вопрос времени, где разброс может быть от десятков месяцев до десятков лет (собственно, "советский проект", которому каждый год поначалу прочили погибель, просуществовал без года семь десятилетий). Более вероятным представляется, что потребуется жизнь еще одного-двух поколений, чтобы окончательно ответить на этот вопрос.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Внутренняя эволюция, деградация институтов и трансформация элит сделали возможным приход к власти команд "реформаторов" - сначала Горбачева, затем Ельцина

В то же время распад России одновременно с распадом посткоммунистической Империи - это возможный, но отнюдь не самый вероятный сценарий развития событий.

В ближайшие десятилетия Россия должна определиться в стратегическом направлении своего развития и выбрать между гибелью вместе с Империей и жизнью в формате национального (конституционного) государства.

Сегодня в России не просматриваются силы, которые могли бы осуществить ее трансформацию в национальное (конституционное) государство, но это не значит, что такие силы не могут в принципе появиться в будущем. В конечном счете выбор будет состоять между управляемой федерализацией (отсутствующий пока опыт) и неуправляемой дезинтеграцией (о путях которой как раз и можно судить по распаду СССР).

Так или иначе, оглядываясь назад, следует признать, что сам по себе распад СССР не стал трагедией для народов России и всей планеты именно благодаря тому, что произошел достаточно управляемо и в общем под контролем ответственных элит. Гораздо большей трагедией могли бы стать авантюрные попытки сохранить его любой ценой.

Конечно, можно продолжать сожалеть, что лучший из возможных сценариев не был реализован. Но гораздо разумнее сегодня поблагодарить судьбу за то, что не был реализован худший из возможных сценариев. Советская Атлантида исчезла, но, к счастью, не взорвалась…

Новости по теме