Блог Андрея Рогачевского. Сравнительная парламентология

  • 13 декабря 2016
  • kомментарии
Зал заседаний парламента Норвегии Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Заседание парламента в Осло: в этом году зданию 150 лет

В честь 150-летия норвежского парламента я должен признаться: посещение зданий парламентов разных стран - мое хобби. От шотландского Холируда до Госдумы РФ: что архитектура может рассказать о власти?

Кто на рыбалку, кто на футбол - а я, когда удается, хожу на экскурсии по парламентам разных стран. Любопытно сравнить, как локальные и общие демократические традиции находят свое выражение в архитектуре и дизайне парламентских зданий - в том числе в России.

Интерес к этой теме возник у меня в конце 1990-х, когда в Шотландии, где я тогда проживал, впервые после почти 300-летнего перерыва возродился собственный парламент.

Был объявлен публичный конкурс на строительство парламентского здания в Эдинбурге. Короткий список конкурсных проектов породил оживленные и повсеместные дебаты. Игнорировать это было абсолютно невозможно, даже если бы кто и хотел.

Чтобы мнение услышали

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Новое парламентское здание в Эдинбурге открылось в 2004 году

В ту пору галерея McLellan в Глазго устроила выставку по истории парламентского дизайна, с чертежами и фотографиями. В числе многих других посетителей побывал на выставке и я.

Вот что там бросалось в глаза.

Планировка залов пленарных заседаний многих стран - практически повсюду в Европе - по форме чаще всего напоминает подкову или полукруг.

При таком раскладе каждый парламентарий видит большинство своих коллег разом, без особого труда и необходимости подчас изгибаться всем телом или разворачивать голову чуть ли не на 180 градусов.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption И в Будапеште парламентарии сидят полукругом

В таких залах, благодаря их округлой открытости, нельзя отделаться от ощущения, пусть в чем-то иллюзорного, что твое мнение будет доброжелательно выслушано и всесторонне обсуждено всеми присутствующими.

С тех пор, приезжая в какой-нибудь столичный город впервые, я стараюсь попасть в тамошний парламент.

Обычно это нетрудно даже для иностранцев: в определенные часы проводятся организованные групповые посещения на английском языке.

Информация о таких посещениях, как правило, размещена на парламентских сайтах.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Европарламент в Брюсселе: здесь кресла тоже расположены в форме подковы

Так я побывал в парламентах Австрии, Венгрии, Германии, Ирландской Республики, Финляндии, Швеции, самой Шотландии (когда здание наконец построили в 2004 году), в Европарламенте в Брюсселе - да мало ли где еще!

Самый недавний мой визит - в парламент Норвегии, по случаю 150-летия парламентского здания, отмечающегося в этом году.

Правообладатель иллюстрации Andrei Rogachevski
Image caption Здание норвежского парламента - последнее из тех, в которых я побывал

И здесь помещение для общепарламентских прений по форме тоже напоминает эдакий амфитеатр.

Так что мое впечатление, будто существуют некие единые тенденции организации пространства в залах парламентских пленарных заседаний (по модели "круглого стола"?), с годами только укрепляется.

Равносторонний прямоугольник

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Британский парламент: архитектура располагает к конфронтации двух сторон

Пожалуй, лишь в Лондоне - в Вестминстерском парламенте, куда я попал при содействии моего бывшего студента, работавшего одно время помощником видного депутата от Консервативной партии - все выглядит несколько иначе.

В силу отошедшей в прошлое двухпартийной системы, партия власти и оппозиция сидят на скамьях друг напротив друга, формируя две противоположные стороны равностороннего прямоугольника.

Это создает атмосферу некой конфронтации, изначально запрограммированной в архитектурном дизайне Вестминстера, но отсутствующей во многих других известных мне подобных местах.

Однако и тут, участвуя в дебатах, оппозиционеры и власть предержащие смотрят друг другу, что называется, в глаза и таким образом хотя бы внешне демонстрируют, что внимательно слушают собеседника.

А как обстоит дело с сегодняшней Государственной Думой РФ?

Нетрудно убедиться: в зале пленарных заседаний депутаты рассажены так, что поневоле главным образом смотрят друг другу в затылок и обращены лицом только к председательствующему.

"Президиум - зал"

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Госдума РФ: депутаты смотрят на зытылки друг друга

Им, наверное, чисто физически проще апеллировать через головы коллег к председателю собрания (и принимать к сведению и исполнению его решения), чем вступать в конструктивный диалог между собой.

Очертания пленарного зала сегодняшней Госдумы чем-то напоминают университетскую поточную аудиторию, где доминирует вектор власти по оси "президиум - зал".

Мне могут возразить, что Госплан возводился вовсе не для думских дебатов, а стало быть, комментарии по поводу того, как там выглядит зал заседаний, излишни.

Но в Эдинбурге, например, до сдачи в эксплуатацию нового парламентского здания депутаты тоже заседали в помещении, изначально для них не предназначавшемся.

Это был зал Генеральной Ассамблеи пресвитерианской церкви Шотландии. Который, впрочем, специально для парламентариев перестроили - так, чтобы столы и стулья образовывали своего рода "подковку".

Почему нечто похожее не было сделано в Госплане? Ведь существовала же, хоть и недолго, дореволюционная отечественная традиция: зал заседаний императорской Государственной Думы в Таврическом дворце был сконструирован по принципу амфитеатра.

Несомненно, планировка пленарного зала Госдумы РФ - в известной мере наследие советской однопартийной системы. Можно ли утверждать, что такая планировка продолжает влиять на российскую парламентскую культуру сегодня?

Где заканчивается архитектура власти и начинается власть архитектуры? И ждет ли россиян в недалеком будущем очередная эпоха полного парламентского единомыслия?

Вот о чем задумываешься в эти декабрьские дни - дни думских выборов первого-шестого созывов.

Андрей Рогачевский - профессор русской литературы и культуры в Университете Тромсё, Норвегия

Похожие темы

Новости по теме