Блог Андрея Рогачевского: цена ядерного прорыва на границе Норвегии и России

  • 7 февраля 2017
  • kомментарии
Губа Андреева, 2003 год Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В 2003 году хранилище советских радиоактивных отходов в 55 километрах от границы России с Норвегией вызывало огромное беспокойство

Многие ли в курсе, что есть такое место на земле - губа Андреева? В западной части Кольского полуострова, на побережье Баренцева моря, близ норвежско-российской границы...

И что в советский период там была техническая база Северного флота по перезарядке атомных реакторов для подводных лодок, закрытая в 1992 году?

Еще недавно тысячи тонн высокорадиоактивных отходов лежали там практически под открытым небом в непростых климатических условиях.

Нормализация радиационной обстановки, в конце концов, была осуществлена - в значительной мере, на норвежские средства. Но это еще не все, и российско-норвежское сотрудничество в данной области, видимо, будет продолжено.

Как раз 20-летней истории этого сотрудничества и был посвящен специальный семинар с ярким названием "Норвегия и Россия - ядерный прорыв на Севере" - в рамках конференции "Арктические рубежи", проходящей ежегодно в университете Тромсе, о которой я уже писал.

Пусть я всего лишь культуролог, но ведь необязательно быть экологом или физиком-ядерщиком, чтобы интересоваться, чем может обернуться утечка отработавшего ядерного топлива в окружающую среду. Тем более, если среда эта находится неподалеку от места твоего проживания.

О достигнутом на сегодняшний день на семинаре рассказывали сотрудники МИДа и Агентства по радиационной безопасности Норвегии (NRPA), представители правительства Мурманской области, Росатома и "Беллоны" (норвежского экологического правозащитного центра с офисами в Осло, Брюсселе, Вашингтоне и Санкт-Петербурге), а также член комитета Госдумы по энергетике от фракции "Единая Россия"…

Ржавея на суше и в воде

Распад СССР по срокам приблизительно совпал с процессом вывода из эксплуатации советских атомных подводных лодок. Лодки (или части их оборудования) долгое время не утилизировались как следует и зачастую продолжали оставаться в том виде, в каком были, медленно ржавея, на суше и в воде - а то и под водой.

Как это случилось, например, с затопленной в 1981-м у Новой Земли подлодкой К-27 или затонувшими в результате аварии К-278 "Комсомолец" (у острова Медвежий в 1989-м) и К-159 (у острова Кильдин в 2003-м), чья гибель вызвала большой судебный процесс.

Все это хозяйство представляло собой потенциальную - и немалую - угрозу радиационного загрязнения.

Время от времени угроза становилась реальностью. Еще в 1982-м в хранилище с отработавшим ядерным топливом на губе Андреева случилась авария, в результате которой в Баренцево море вытекли сотни тонн высокорадиоактивной воды.

План действий

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В наследство от холодной войны на границе с Норвегией оказалось более сотни ржавеющих атомных подлодок

Поскольку более сотни старых советских подлодок было дислоцировано в непосредственной близости от Норвегии - а экологические катастрофы не знают государственных границ - Норвегия поспешила начать сотрудничество с Россией по безопасной утилизации советского атомного арсенала.

В 1992-м норвежский МИД предложил России создать экспертную группу для проведения совместных исследований уровня радиоактивного и химического загрязнения на приграничной территории.

В 1995-м норвежское правительство выработало так называемый "план ядерных действий" (Nuclear Action Plan) по сокращению риска ядерных аварий и радиоактивного загрязнения на северо-востоке России. На проведение плана в жизнь было выделено примерно 30 миллионов долларов на период от трех до четырех лет.

В том же году, после выхода в свет экспертного доклада "Беллоны" под названием "Северный флот — потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона", токсичное наследие Северного флота обратило на себя внимание широкой общественности далеко за пределами России.

Консультанта "Беллоны" Александра Никитина, капитана первого ранга в отставке, за помощь в составлении доклада обвинили в измене родине и разглашении государственной тайны. Никитин провел почти год в заключении, но, после того как его дело несколько раз отправлялось на доследование, был полностью оправдан Верховным Судом РФ.

Именно Никитин, ныне председатель правления петербургской "Беллоны", вел семинар в Тромсе, на котором я присутствовал.

В общих интересах

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption За последние 20 лет Норвегия потратила 250 млн евро на нормализацию радиационной ситуации в регионе

Шум вокруг доклада "Беллоны" помог выделению дополнительных средств от норвежского правительства на оздоровление радиационной ситуации в регионе.

С целью оздоровления же в 1998 году была создана совместная норвежско-российская комиссия по ядерной и радиационной безопасности. С тех пор на связанные с этой безопасностью расходы норвежской стороной было потрачено до 250 миллионов евро, и это еще не предел.

Конечно, это деньги норвежских налогоплательщиков, но налогоплательщики будто бы пока не возражают против затрат, поскольку безвредная окружающая среда - в их же собственных интересах.

Промежуточным итогом 20-летней деятельности комиссии стало, в частности, возведение новых ангаров и хранилищ для радиационных отходов на бывшей береговой базе на губе Андреева, в 1998 году перешедшей в ведение "Минатома" (так тогда назывался "Росатом").

Кроме того, были созданы условия для вывоза с губы Андреева отработавшего ядерного топлива в количестве примерно 22 тыс. топливных сборок, что эквивалентно 100 активным зонам ядерных реакторов.

Топливо отправится на переработку в производственное объединение "Маяк", расположенное в ЗАТО Озерск Челябинской области.

Озерск был ранее известен как Челябинск-40, или "Сороковка". Об этом городе недавно вышел очень любопытный документальный фильм американского режиссера иранского происхождения Самиры Гётшель .

Первый эшелон с топливом с губы Андреева должен проследовать на "Маяк" в июне 2017 года. В целом планируется как минимум 30 таких эшелонов, а весь процесс перевозки займет не менее семи лет.

Помимо Норвегии в проекте по транспортировке отработавшего топлива участвуют также Британия (оплатившая проектировку и сооружение систем обращения с топливом) и Италия (в частности, строила корабль для транспортировки топлива). Финансируется проект стоимостью в 55 миллионов евро при посредничестве Европейского банка реконструкции и развития.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В отчете "Росатома" утилизацию ОЯТ отмечают как динамичный сегмент рынка

При этом для "Росатома" успехи в области утилизации советского ОЯТ (процесс наукоемкий, длительный и затратный) имеют не только гуманитарный, но и экономический смысл.

В официальном отчете корпорации за 2015 год сказано: "Ожидается, что в период до 2030 года рынок обращения, переработки и утилизации отработавшего ядерного топлива будет наиболее динамичным сегментом рынка конечной стадии ядерного топливного цикла со среднегодовыми темпами роста на уровне 6,5 % в период 2015 - 2030 гг. В 2015 году объем этого рынка составил 4 млрд долларов США. В 2020 году показатель достигнет 5,9 млрд долларов, а к 2030 году - 10,3 млрд долларов". "Росатом" - один из трех основных игроков на этом рынке, поясняется далее.

Пропорция растет

Сотрудничество Норвегии и России по отработавшему ядерному топливу и радиоактивным отходам не исчерпывается старыми советскими подлодками и губой Андреева.

Например, в Мурманской области практикуется замена небезопасных радиоизотопных термоэлектрических генераторов (РИТЭГов), применявшихся в качестве источников электропитания на маяках и метеостанциях, на солнечные батареи.

Отрабатывающие свой век энергоблоки на атомных электростанциях, вроде Кольской АЭС, чьи сроки работы уже многократно продлевались и перепродлевались, должны рано или поздно быть выведены из эксплуатации. А это технологически сложное и дорогостоящее дело, и вряд ли можно будет обойтись без помощи Норвегии и/или других доноров.

При этом пропорция ядерной энергетики в выработке электроэнергии в России не падает, а растет. Если в 2005 году она составляла 15%, то в 2015-м - 18,6%, и планов уменьшать ее не было, при мощной поддержке населения.

Согласно данным опроса "Левада-Центра" на начало 2016 года, количество сторонников использования атомной энергетики в РФ, т.е. желающих оставить ее на прежнем уровне или развивать, равнялось 75,5 %.

Для справки, в мире доля ядерной энергетики в выработке электроэнергии, по данным на 2013 год, составляет всего около 10%, а в Норвегии сейчас и вообще нет ни одной АЭС.

Правообладатель иллюстрации Andrei Rogatchevski
Image caption Физик Нильс Бёмер проработал в "Беллоне" 25 лет

Так что в России работы и с мирным, и с бывшим военным атомом хоть отбавляй. Начальник Никитина, генеральный менеджер "Беллоны" физик-ядерщик Нильс Бёмер, тоже выступавший на семинаре, вспомнил, как он в 1993 году начинал в "Беллоне" с трехлетним контрактом, наивно полагая, что за три года все проблемы будут решены. С тех пор минуло 25 лет, а проблемы по-прежнему остаются.

Иностранный агент и "Росатом"

За последнее время деятельность "Беллоны" в России столкнулась с существенными препятствиями. В соответствии с федеральнтым законом №121 от 2012 года организация объявлена иностранным агентом, и ее офис в Мурманске, существовавший с 1994 года, в 2015-м пришлось закрыть. Петербургский офис, впрочем, пока работает.

При этом "Росатом" продолжает сотрудничать с "Беллоной". Почему так происходит, понятно не вполне. Значит ли это, что в "Росатоме" отдают себе отчет в том, что независимая альтернативная точка зрения всегда полезна? Или Росатому требуется легитимизация определенных аспектов своей деятельности в глазах зарубежных спонсоров (как-никак, "Беллона" - представитель гражданского общества)?

Любопытно, что именно бывшему главе "Росатома" Сергею Кириенко недавно было дано президентское поручение пересмотреть список иностранных агентов, чуть не треть которого составляют экологические НКО. Вдруг "Беллону" вычеркнут из списка? Поживем - увидим.

Вне зависимости от сиюминутной политической ситуации, деятельность всех тех, кто вовлечен в обеззараживание радиоактивных отходов, хочется назвать героической. Только героизм этот не одномоментный, а растянутый - иногда на десятилетия. Что, наверное, еще труднее. Жаль, что СМИ недостаточно часто интересуются этой темой.

Андрей Рогачевский - профессор русской литературы и культуры в Университете Тромсё, Норвегия

Похожие темы

Новости по теме