Блог Страна Russia. Все на сенокос, или Как победить в битве с травой?

  • 28 июня 2016
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации Tatiana and Pierre Dulout
Image caption В конце сезона по периметру участка лежат ровные кучки сена, которые девочки называют "батутом" и любят на них поскакать

Пьер Дюлу: Каждый год, с мая по июль, главной проблемой в жизни нашей семьи становится трава, растущая на наших двадцати сотках в деревне Русобино. Первый раз мы приезжаем сюда после зимы, в конце апреля, дней на 10. По сути, это самое беззаботное время в деревне за весь дачный сезон: комаров еще нет, мух тоже, но главное - нет травы! Она только еще проклевывается сквозь землю, и ты искренне радуешься каждому зеленому клочку, изо дня в день возникающему то тут, то там - и стараешься не думать о том, что через каких-то три недели эта трава превратится в огромную головную боль.

С конца мая нашу траву уже надо косить, причем делать это каждые две недели, примерно до середины августа. Стоит дать слабину, не скосить вовремя, и вот она уже на глазах наглеет, густеет и всем своим видом говорит нам о том, что без боя не сдастся.

Из Москвы до деревни - 300 километров; вырываться косить по выходным - задача не из простых. По этой причине каждый год мы пытаемся найти себе в помощь кого-то из местных жителей, кто согласился бы за неплохую плату дважды в месяц косить нашу траву.

Татьяна Дюлу: Еще лет 10 назад проблема не стояла так остро - а все потому, что в деревне водилась живность. Наш сосед Миша Чуркин (мы рассказывали о нем в предыдущем блоге) держал в своем хозяйстве кобылу Майку, десяток кроликов и две козы - Машу и Дашу. По весне животные были тощими, кормили их зимой хозяева неважно, зато с мая по октябрь звери отъедались, а у нас не было особой нужды бороться с травой.

Сам Миша работал тогда в местном колхозе "Труд Ленина", пас стадо коров. Иногда коровы с легкой руки пастуха даже забредали в нашу деревню. Но однажды это дело Мише наскучило, он потерял бдительность, несколько коров бесследно исчезли, и Мишу уволили.

Правообладатель иллюстрации Tatiana and Pierre Dulout
Image caption Маша и Даша отлично справлялись с зарослями

Приехав тогда по весне в деревню, мы обнаружили, что животных здесь больше нет: Майка умерла - то ли от голода, то ли от старости, - а коз и кроликов Миша забил - зима выдалась долгая и голодная, надо было как-то выживать.

С тех пор есть траву здесь больше некому, и деревня постепенно зарастает. Как и сколько косить, дачники решают сами - некоторые и вовсе не косят, но это опасно: в апреле, когда только-только сошел снег, а травы еще нет, прошлогодний сухостой загорается в считанные секунды. Каждую весну в окрестных деревнях сгорают дома, и пожарные не устают повторять, что единственный выход — это косить. Поэтому и приходится вести с травой рукопашный бой, делая все, чтобы деревня не превратилась в дикое заросшее поле.

Правообладатель иллюстрации Tatiana and Pierre Dulout
Image caption Во времена Майки в деревне тоже была чистота

Пьер Дюлу: Казалось бы, чего проще: Миша живет через два дома от нас, работы у него нет, денег, соответственно, тоже, хотя нужда в них большая - в семье двое детей. Приходи себе, коси понемногу, никто не торопит, над душой не стоит, приедем - расплатимся. Разве можно, рассуждал я, отказаться от стабильного заработка на весь дачный сезон? Но у Миши для нас ответ один: "Времени нет, ищите кого другого".

В конце концов нам надоело его упрашивать, и мы начали искать помощников в близлежащих деревнях. Но оказалось, что везде одно и то же: работы у людей нет, живут бедно, однако и заработать, когда предлагаешь, никто не хочет.

Татьяна Дюлу: Мы уже всерьез подумывали о том, чтобы дать объявление в местную газету. И вдруг сами наткнулись на три неприметные строчки: некто со своим личным бензиновым триммером предлагал услуги по косьбе травы на дачных участках!

Саша оказался по профессии плотником, а по сути - свободным художником, членом местного литературного объединения "СТИХиЯ". Траву начал косить год назад, когда понял, что одной поэзией сыт не будешь. Сначала косил по знакомым, потом те надоумили дать объявление в газету.

Машины у Саши нет, пришлось за ним заехать. Когда оказались на месте, Саша окинул опытным глазом фронт работ, где-то с седьмого раза завел свой триммер и принялся за дело.

Пьер Дюлу: Косил он день напролет, палящее солнце и проливной дождь были ему не помехой. Иногда глушил триммер и шел, как он говорил, на перекур. Перекуром была молчаливая пауза: Саша, который оказался некурящим, просто сидел на лавочке у крыльца и задумчиво смотрел вдаль.

В один из таких перекуров он подошел ко мне и сказал: "Слушай, поезжайте вы в Степурино, там ферма есть, на которой коз и овец разводят, возьмите себе десяток голов. И косить не надо будет".

"А зимой?" - спросил я.

"Так съедите", - Саша пожал плечами, будто решение было очевидным.

"Я так не могу, - честно признался я. - Если уж брать животных, то ими надо заниматься и зимой, и летом".

"Ну ты что, в Москву что ли их повезешь на зиму?" - спросил Саша, довольный шуткой.

"В Москву не получится, у нас квартира маленькая", - ответил я совершенно серьезно.

Правообладатель иллюстрации Tatiana and Pierre Dulout
Image caption Саша косил день напролет, палящее солнце было ему не помехой

Татьяна Дюлу: В следующий свой перекур Саша решил вести переговоры уже со мной.

"А кто ваш супруг по национальности? Казах?"

От неожиданности я даже не сразу нашлась, что ответить.

"Вы настоящих казахов вообще видели?" - говорю.

"Ну да, такие вот примерно", - он кивнул в сторону Пьера, который в этот момент руками выдирал траву, растущую вдоль гаража.

"Француз он", - обиженно сообщила я.

"Француз?! - изумлению Саши не было предела. - А что же он тогда от коз отбивается? Я ему дело говорю, а он — не могу, не могу! Заведите коз — и траву косить не надо, и сыр будет, и молоко детям! Француз, а таких простых вещей не понимает!"

Пьер Дюлу: На самом деле, идея завести здесь животных и заняться производством того же сыра не раз приходила нам в голову. И будь моя воля, я бы с удовольствием переехал сюда насовсем. Но пока это невозможно: работа у нас в Москве, девочкам через пару лет в школу, да и уровень медицины в этих краях оставляет желать лучшего.

Кроме того, я не понаслышке знаю, что это за труд - держать в хозяйстве животных.

Во Франции у нас есть знакомая Моник. 30 лет назад они вместе с мужем приехали в Пиренеи из пригорода Орлеана. Решили заняться разведением коз и производством козьего сыра.

Правообладатель иллюстрации Tatiana and Pierre Dulout
Image caption Козы Моник пасутся на противоположном от фермы склоне, который она арендует у соседей за 100 евро в год

Сегодня у них 24 козы и один козел, который исправно пополняет семейство молодой порослью. Моник не знает, что такое выходные или отпуск: утром и вечером коз надо доить, а из полученного молока круглый год делать сыр.

Моник рассказывала, что вот таких мини-ферм, где все делается по старинке и вручную, сегодня во Франции почти не осталось, но покупатели ценят ее сыр за качество и штучность товара. Доход от сыра - примерно 1000 евро в месяц. Своим детям Моник советует получить более прибыльную профессию, но сама говорит, что о другой жизни и не мечтает.

Пасутся козы на противоположном от фермы склоне, который принадлежит соседям. Моник с мужем арендуют этот склон за символическую плату - 100 евро в год. Земля не подвергается никакой химической обработке, так что молоко, которое дают козы Моник, экологически чистое.

Татьяна Дюлу: На самом деле, соседям Моник можно только позавидовать. Мало того, что козы выполняют роль отличной газонокосилки, так к тому же соседям за это еще и платят! Мы в Русобино были бы счастливы сами приплатить тому, кто пригнал бы свое стадо попастись на наших 20 сотках. Только где же найти того, кто согласится идти со стадом в какую-то деревню, если вокруг столько бесхозной земли? Паси, где хочешь, никто и слова не скажет. Это вам не Франция, где у каждого квадратного метра есть свой хозяин.

Правообладатель иллюстрации Tatiana and Pierre Dulout
Image caption Чего-чего, а земли и травы в России хватает

Так что пока мы не придумали ничего другого, как просто все лето напролет косить траву. В конце сезона по периметру участка лежат ровные кучки сена. Девочки называют эти кучки "батутом" и любят на них поскакать. А иногда на "батут" прилетает аист и подолгу стоит, озираясь по сторонам, будто тоже думает: "косишь-косишь, а конца-краю не видно"...