Блог Vox Historicus. Исторический момент Трампа

  • 9 ноября 2016
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Трамп появился на сцене в идеальный момент

Победа Трампа - это прежде всего сокрушительное поражение американского неоистэблишмента, который до сих пор задавал параметры политического, идеологического и культурного комильфо.

Победа Трампа - это прежде всего сокрушительное поражение американского неоистеблишмента, который до сих пор задавал параметры политического, идеологического и культурного комильфо.

Речь идет именно о "нео", потому что старый истеблишмент был разметан в клочки кризисом конца 1960-х - начала 1970-х годов, поражением во Вьетнаме и подъемом протестных движений.

В 1980-е годы стало казаться, что в американской политической системе все как-то "срослось", прежде всего, благодаря политическим талантам Рейгана, новому американскому наступлению в холодной войне и открытию второго дыхания в американской экономике за счет дерегулирования банков и бизнеса.

Потом рухнул Советский Союз и кажущееся стало непререкаемым: США - избранная страна, только они могут править миром, имеют на это право и знают куда его вести.

Американская правящая элита значительно обновилась за 25 лет после окончания холодной войны, но сохранила свои консолидирующие принципы.

Все четко понимали: в правящих кругах могут быть лишь те, кто за неолиберальную глобализацию под руководством США.

Вызов истеблишменту

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption На "мейн-стрит" наплевали?

Кризис 2008 года выявил спекулятивно-гнилую подоплеку американского экономического роста.

В то время как в Китае 300 миллионов китайцев стали жить, как средний класс, в США десятки миллионов стали беднеть, не могли позволить то, что позволяли их родители.

Поражение США в попытке "демократизировать" Ближний Восток поставило под угрозу не только этот регион, но сопредельные.

Начала сыпаться единая, выстроенная на единой валюте Европа, хлынули беженцы, теракты потрясли благополучие "цивилизованного мира"…

Это был идеальный момент для вызова американскому неоистеблишменту - и Трамп бросил его самым наглым и беспардонным образом.

Его победа говорит о том, что консенсус лопнул. Американское лидерство, привязанное к идеологии либерального глобализма, оказалось неспособным реагировать на растущий популизм.

Многие десятилетия американские политики помнили, что внешняя политика начинается с "мейн-стрит", с главной улицы провинциального американского городка.

За последние четверть века у большого числа американцев образовалось стойкое ощущение, что на "мейн-стрит" наплевали.

Подписание все больших соглашений о свободе торговли, внешние обязательства перед союзниками, борьба за изменение мирового климата стали приоритетами.

В ответ на аффирмативные неолиберальные программы в пользу различных меньшинств, программы либерального контроля над образованием и воспитанием стало расти раздражение, а то и озлобление. Пугала растущая и все хуже контролируемая нелегальная миграция.

Третья Америка

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption У движения антиглобалистов неожиданно много общего со сторонниками Трампа?

Движение "Оккупай Уолл-стрит" было первым звонком. Это было движение, выросшее из "Фейсбука", но оно не могло найти вожака. И вот вожак пришел…с самой неожиданной стороны.

Оказалось, что существуют не только две Америки - синяя и красная, но и третья Америка.

Она поддержала явного демагога и шоумена, чтобы выразить свой почти безнадежный протест против "системы" и слабо артикулированную надежду на возвращение великой американской мечты, подпорченной со всех ее углов либеральными экспериментами и глобальной реальностью.

Нынешняя ситуация почти беспрецедентна. От Трампа открестились почти все люди республиканского неоистеблишмента. Такого не было даже в 1932 году, когда впервые победил Франклин Д. Рузвельт, считавшийся в правящих кругах "предателем своего класса", социалистом, и фашистом.

Но даже апостат Рузвельт был человеком с громадным опытом государственного управления и опытом внешней и военной политики.

Трамп же - фигура "ковбоя", перенесенная из мифологизированного XIX века в технотронный XXI век.

Кого он будет назначать в свою администрацию? Кто будет его советниками в Белом доме? Кого он будет назначать послами в Лондон, Берлин, Москву, Пекин, и Дели?

Неужели ему придется выбирать из тех, кто предал его анафеме во время предвыборной кампании?

На уровне XIX века

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Американцы больше не хотят быть "исключительной нацией"?

Расползание, размывание картины стабильного глобального мира, основанного на неолиберальных ценностях - процесс столь же неприятный, сколь и неизбежный.

Ожидать, что Америка будет тащить на себе ношу "исключительной нации" вопреки воле большинства ее жителей - либерально, но не демократично.

Приходится признать, что неолиберальная мечта об устройстве мира не является непотопляемой. Главная угроза этой мечте пришла не извне, а изнутри.

Об этом, кстати, предупреждал несколько лет назад Фрэнсис Фукуяма, автор "Конца истории".

Он писал о том, что в условиях резкого роста социального и финансового неравенства в США американская демократия институционально осталась фактически на уровне XIX века.

Похоже, что на уровне XIX века остались и способы выражения этого протеста, невзирая на интернет и "Фейсбук".

В лице Трампа американский "мейн-стрит" напомнил о себе самым экстравагантным образом. Его выбор становится главным фактором мировой политики.

Владислав Зубок - профессор Лондонской школы экономики и политических наук

Новости по теме