Почему Россия не дает убежище Сноудену?

  • 4 июля 2013
Активист в маске с лицом Сноудена
Image caption Кто же даст убежище Эдварду Сноудену?

Похождения Эдварда Сноудена в России, начинавшиеся как лихо закрученный шпионский детектив в духе Тома Клэнси или Джона Ле Карре, постепенно превращаются в фарс. Беглый сотрудник одной из компаний, работавших на ЦРУ, похоже оказался в итоге никому не нужен.

А ведь еще неделю назад в наших коридорах чуть ли не с придыханием говорили о том, что вот сейчас-то Путин, наконец, покажет Америке ту самую кузькину мать, предоставив убежище Сноудену. Так чего же испугался Путин?

"Очевидно, что Путин поступил очень грамотно, - сказал мне коллега, работающий в МИДе, - ссориться с США из-за незадачливого последователя идей Джулиана Ассанжа было бы недальновидно. У нас и так много спорных вопросов с Вашингтоном, и Сноуден тут только помеха. Теперь же можно и козырнуть, сказав, что мы внимательно отнеслись к интересам наших партнеров".

Несмотря на здравую логику в его словах, меня все равно не покидает смутное сомнение: зачем же тогда было вообще устраивать весь этот цирк с полетом из Гонконга на Кубу через Москву, прервавшимся в итоге в Шереметьево? Ведь когда эта история началась, многие думали, что мы обвели США вокруг пальца, приняв у себя казавшегося бесценным беглого сотрудника ЦРУ.

Некоторые мои знакомые, явно с аналитическим и даже скорее конспирологическим складом ума предположили, что американцы специально подставили нам Сноудена, чтобы он слил российским спецслужбам дезинформацию, но мы вовремя его раскусили. Недаром же Путин сказал, что "стричь с этого поросенка" нечего, "шерсти мало". Может и так, но почему тогда теперь его по-прежнему не хочет принимать ни одна страна, ведь в таком случае в ЦРУ бы уже поняли, что их операция провалилась.

Впрочем, можно посмотреть на ситуацию с другой стороны. Для Путина, как бывшего сотрудника спецслужб, которые, как известно, бывшими не бывают, Сноуден, прежде всего, предатель, пусть и с той стороны. Коллега по департаменту так и сказал мне, что в Путине, как это ни странно, могло сыграть чувство корпоративной солидарности: "Он сам бывший шпион, и потому не понаслышке знает, что это такое, когда тебя предают, поэтому соблазн дать ему убежище, конечно, был, но он сумел остановиться".

Сложно представить, чтобы Путин был настолько сентиментален, но главное, на мой взгляд, тут иное, на самом деле, схожее обстоятельство. Скандал со Сноуденом показал удивительную вещь, объединившую и Россию, и США. Люди, раскрывающие обществу глаза на факты вмешательства государства в их жизнь, больше не являются героями. Да и общество не спешит их защищать. Если раньше главными были общечеловеческие ценности, то теперь исключительно интересы государства.

Именно на это указал мне коллега из "Единой России": "Вот посмотри, американцы нам пеняют на права человека, свободу слова, приоритет личности над государством, а в случае со Сноуденом что? Появись такой Сноуден у нас, они бы назвали его борцом за права человека и диссидентом и первые бы кинулись его укрывать. Да что за примерами далеко ходить, вспомни Калугина или Гордиевского".

На самом деле, тут я с ним согласен и готов признать, что мы действовали достаточно благородно. С другой стороны, тот факт, что Сноуден до сих пор остается в Шереметьево, заставляет предположить, что игра вокруг него еще не закончена, но он в ней, и это уже понятно, стал всего лишь пешкой.