"Осторожно, люди!": новости как предмет экспорта

  • 23 июля 2013
  • kомментарии

За годы работы на Би-би-си я привык смотреть на новости как на некую отдельную субстанцию. Продукт человеческого существования. Товар. Если не товар, то, во всяком случае, предмет экспорта.

Поясню. Посмотрим на разные страны, что они дают нам нынче, в смысле новостей? Ирак – взрывы самоубийц, Египет – непримиримый раскол общества, Бразилия – уличные волнения, Россия – Навальный, и так далее. А Великобритания сегодня экспортирует радостную весть, рождение королевского младенца.

Социальные сети взорвались как вулкан, на эту тему только в твиттере появилось почти полмиллиарда постов. Не все, понятно, разделяют всеобщее ликование. Сатирический журнал Private Eye – "частный сыщик" - вышел с чистой обложкой и крупным издевательским заголовком - WOMAN HAS BABY.

То есть - "Женщина родила". Событие хорошее, но слез восторга по этому поводу источать не стоит. Молодая мать - всего лишь женщина, а титул "герцогиня Кембриджская" для заядлых республиканцев в журнале - это не более чем условность, пережиток, бутафория.

Сатирики, мне кажется, также намекают на то, что их формула "женщина родила" относится вообще ко всем средствам массовой информации, поскольку подробностей этих родов не знает никто.

С другой стороны, о рождении отца, принца Уильяма, или деда, принца Чарльза, известно достаточно много, поэтому монархические историки с удовольствием хвастают своей эрудицией.

Скажем, Диана, мать Уильяма, первой нарушила многовековую традицию, и рожала не во дворце или фамильном замке, а в родильном отделении лондонской больницы Святой Марии в Паддингтоне. Было это 21 июня 1982 года.

Диана поначалу планировала так называемые "естественные роды", без медицинской помощи. Начались схватки, они продолжались несколько часов. Боль, видимо, оказалась такой нестерпимой, что Диана попросила эпидуральную анестезию и позже сказала: "Если бы мужчины рожали, у них было бы только по одному ребенку".

Новорожденного Диана хотела назвать Оливером, но у отца, принца Чарльза, возникли болезненные исторические ассоциации с Оливером Кромвелем, пуританским диктатором, который казнил его дальнего предка, короля Карла I. Чарльз предложил имя Артур Альберт. В конце концов, остановились на имени Уильям Артур Филип Луис. Это - полное имя принца Уильяма.

Media playback is unsupported on your device

Чарльз тогда подарил супруге ожерелье из бриллиантов и жемчуга со сверкающим сердцем посередине, а также собранную по спецзаказу машину - "мини" яблочно-зеленого цвета, внутри которой сделали специальное пространство для детской коляски.

Когда королева Елизавета II впервые увидела младенца, первые слова ее были: "Слава Богу, он не унаследовал отцовские уши!"

Обладатель этих ушей, принц Чарльз, родился 14 ноября 1948 года в "бельгийских покоях" Букингемского дворца. Роды были трудными, схватки продолжались 30 часов.

Отец Чарльза, принц Филип, в нервном ожидании неистово махал ракеткой, играл в сквош, а потом пошел плавать в бассейн. Когда вытирался махровым полотенцем, подоспел дворецкий с известием о благополучном разрешении.

"Как выглядит ваш сын?" - спросили журналисты принца Филипа. "Как сливовый пудинг" - кратко, по-военному ответил он.

По заведенному в XVIII веке порядку, в комнате, соседней с рожавшей королевой, должен был находиться министр внутренних дел. Его роль - засвидетельствовать роды, а главное - не допустить подмены королевского младенца каким-нибудь подкидышем.

При рождении принца Чарльза от этой традиции впервые отказались.

На Трафальгарской площади били фонтаны, их подсветили голубым, поскольку родился наследник, мальчик.

Церемониальный взвод палил в небо холостыми, а на колокольнях Вестминстерского аббатства и собора Святого Павла звонили колокола.