Все на улицу, играть

  • 7 августа 2013
  • kомментарии
Игры на улице Правообладатель иллюстрации Reuters

Так и хочется написать, что все мое детство прошло на улице. Ну, не совсем, конечно, так, но игры во дворе были делом привычным и обычным.

Правда, росла я в небольшом (в те времена) научном городке Обнинске, дворы объединяли несколько домов, а в каждом втором была детская площадка, турник и песочница. Рядом находилась и школа, куда я проходила все 10 лет, а при ней был разбит огромный сад.

Родители могли особо не волноваться. Из окрестных дворов подбиралась группа детей - достаточно разновозрастных. Играли в прятки, в вышибалы, расчерчивали классики на асфальте. Одним летом в моду вошли ходули, и бедные родители принялись мастерить их из подручных средств.

Короче, вопросов, что делать со мною, когда я не делала уроки, ни у кого не возникало.

Мои английские друзья говорят, что во времена их детства было то же самое. Правда, объединенных дворов было немного, хотя бы потому, что в Англии не так уж много многоквартирных домов. Но детей спокойно отправляли на улицу, к соседям или в парк. Теперь все иначе.

Увидеть ребенка, играющего со сверстниками без гуляющей неподалеку мамы или няни, практически невозможно. Взрослые опасаются кто чего: кто шальной машины, кто осуждения соседей, ну а кто и опасных незнакомцев. Хотя вряд ли педофилов стало существенно больше, просто, наверное, писать о них стали чаще.

Не помогает и то, что в тех случаях, когда дети попадают в беду, они, как правило, находятся без присмотра родителей.

В 2002 году всю Британию потрясла история о так называемых "Сохэмских" убийствах. Две 10-летние девочки Холли Уэлс и Джессика Чепмен были убиты завхозом местной школы.

Девочки, неразлучные подруги, отправились вдвоем в магазин за какой-то мелочью, встретили завхоза, он их заманил к себе домой, ну и остальное понятно.

Эта трагедия обошла все газеты и журналы, и, подозреваю, что потом многие мамы держали своих дочек под присмотром до последнего, с большим трудом отпуская их от себя даже в пятнадцатилетнем возрасте, именно под впечатлением от этой истории.

Получается, что по тем или иным причинам, дети играют на улице все реже и реже. Дошло до того, что первую среду августа, когда по всей стране уже окончательно вступили в силу школьные каникулы, в Англии, Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии проходит официальный День игр. Родителям предлагают вспомнить о том, как они сами были детьми, и призывают отпускать отпрысков резвиться на свежем воздухе.

Правда, и сами современные дети, чтобы они ни говорили исследователям (а недавно проведенный опрос показал, что 53% 11-летних респондентов хотели бы больше играть на улице), далеко не всегда стремятся покинуть уютный диван и пойти побегать.

Предлог для того, чтобы НЕ идти, найти чрезвычайно просто.

Где-то в мае, когда в девять вечера у нас уже вполне светло, я, утомившись беготней по дому, своих детей и их лучшего друга Сэма, которому вообще уже 16, слезно попросила их отправиться в парк.

В ответ одна из моих дочерей, которой категорически не хотелось покидать дом, посмотрела на меня с благородным возмущением и произнесла: "Мама, ты что? Какой парк? А вдруг там в кустах притаился педофил?!" Надо сказать, что сама формулировка повергла меня в такой пароксизм смеха, что вопрос о прогулке по парку, где в кустах кишмя кишат педофилы, уже не стоял.

В целом, страдающее гиподинамией современное поколение все больше стремится посидеть в интернете или поиграть в видеоигры.

Должна сказать, что в этой связи очень помогает наличие собаки. Боюсь, что небольшая болонка или такса не успокоит ваше родительское сердце относительно безопасности детей вне вашего поля зрения. Но наличие большой, черной и лохматой бельгийской овчарки (мой случай), дает мне полное моральное право отправлять детей самих ее выгуливать, потому что ни один педофил в здравом уме и твердой памяти к таким девочкам подходить не рискнет.

Да и сами современные дети - во всяком случае, судя по нашим школьным подругам - прекрасно разбираются в том, что можно делать, а чего нельзя. Что опасно, а что не очень.

Я, например, под "играть на улице" подразумеваю именно улицу, с проезжей частью и тротуарами. И да, честно и откровенно не люблю, когда подрастающее поколение выносит свои игры на обозрение соседей. Не то чтобы меня слишком волновало их неодобрение, но исключительно чувство сострадания к ни в чем не виноватым соседям заставляет меня настаивать на том, чтобы свои упражнения, например, в видеосъёмке, девицы проводили в парке.

Кому понравится, если у вас под окнами несколько тринадцатилетних подростков вопят и разыгрывают какие-то сценки под громкую музыку?

Кстати, совершенно не претендую на истину в последней инстанции, поскольку не уполномочена проводить соцопросы, но в нашем окружении получается так, что родители, стоящие, скажем так, на несколько более низкой социальной лестнице, с большей охотой предоставляют детям самостоятельность. И не потому что они детей меньше любят, просто, как мне кажется, меньше заворачивают их в вату, стремясь привить им необходимые навыки жизни в большом городе как можно раньше.

Такой же широтой мышления обладают и родители из бывшего соцлагеря, русские и польские мамы, видимо, вспоминая свое детство.

Все это разнообразие подхода к подрастающему поколению ясно демонстрирует, что и в маленькой деревне дети далеко не всегда находятся в безопасности (Сохэм, например, совсем маленькое место), и в большом городе, при определенных мерах предосторожности, можно особо не волноваться. Главное - не подходить к современным детям с мерками тридцатилетней давности.

Ну что было у них тогда в качестве развлечения? Только книги и телевизор. Поэтому волей неволей приходилось общаться с друзьями.

Теперь же свои новые платья можно продемонстрировать подруге не отходя от шкафа, например, по скайпу. Радости живого общения, это, конечно, не заменит, но как суррогат работает.

В общем, до тех пор, пока мои дети упрашивают меня пригласить в гости с ночевкой очередную подругу, я могу оставаться спокойна. А собака помогает как лекарство от гиподинамии. Каждый родитель пусть устраивается, как может.