О конце "перезагрузки"

  • 8 августа 2013
  • kомментарии
Российский и американский флаги Правообладатель иллюстрации AP

Главная сенсация этой недели - отмена Бараком Обамой запланированного на начало сентября визита в Москву.

Формальный повод - предоставление Россией убежища беглому сотруднику американских спецслужб Эдварду Сноудену. Но, сдается мне, именно что формальный.

Российская реакция свелась в основном к двум тезисам, до боли знакомым еще с советского периода.

Первый состоит в том, что президент США всегда "хороший, но слабохарактерный". Он бы и рад развивать сотрудничество с Москвой, поскольку понимает его исключительную важность, но мешают никогда не называемые "определенные круги".

Тут все в одном флаконе: и самомнение, и толстый намек на то, что демократически избранный глава государства на самом деле марионетка в руках какой-то "закулисы". Как однажды высказался об американцах Владимир Путин, "у них же нет лидера". То ли дело у нас!

Вопрос, почему, собственно, "круги" так упорно и последовательно не любят Россию, не ставится. Видимо, из-за иррациональной русофобии. Болезнь такая, что возьмешь.

Вторая тема - диалогу все равно нет альтернативы, потому что без России никто трех дней не проживет.

Когда я слышу такие разговоры, всегда вспоминаю Петра I, сказавшего Алексашке Меншикову: "Думаешь, на тебя вся Европа смотрит? А мы для них никакой политик!", и солдата из фильма "Бег": "Да все губернии плюют на твою музыку!".

Первый зампред международного комитета Госдумы член фракции КПРФ Леонид Калашников выразил уверенность, что "нам от Америки ничего не надо", а "США заинтересованы в сотрудничестве с Россией" и "будут страдать больше, чем мы с вами".

Либеральные комментаторы толкуют о взаимной заинтересованности, сожалеют, что очередная попытка подружиться опять не удалась, надеются, что когда-нибудь получится, и тогда мы с американцами добьемся таких "весомых результатов", что все ахнут.

Каких результатов?

Главная тема переговоров между лидерами развитых государств - экономика. Пошлины, курсы валют, взаимные инвестиции, совместные проекты. Так это не по нашей части. А примитивная торговля природными ресурсами по принципу "забирай на границе и плати наличными" настройки на высшем уровне не требует. Что, собственно, Обаме с Путиным обсуждать?

Ах да, Сирия, как же я забыл! Только здесь вот какое дело. Когда в случае с Ираком у Запада была политическая воля, прекрасно обошлись без согласия России. Теперь Вашингтон и европейские столицы сами не очень-то хотят вмешиваться, и, не исключено, правильно делают. Им даже удобно перекладывать собственную нерешительность на Путина: это его не удается уговорить, а то мы бы ух!

Збигнев Бжезинский в книге "Великая шахматная доска" ярко описал политические будни Вашингтона. Обстоятельной беседы с президентом Соединенных Штатов Америки удостаиваются только ведущие мировые лидеры. Остальные довольствуются переговорами с чиновниками Госдепа и, в лучшем случае, пятиминутного приема в Белом доме для обмена несколькими общими фразами и фотосессии на лужайке.

Современная Россия - одна из многих, что поделать. В экономическом, технологическом, культурно-информационном, военном и всех прочих отношениях.

Ядерные ракеты не дают исключительности. Это оружие Судного дня, которое не будет использовано никогда, кроме прямой агрессии против национальной территории, никакие другие задачи с его помощью не решаются.

Приподнимать Россию авансом и из уважения к Достоевскому и Станиславскому американцам надоело. Чисто светское общение может быть приятным при наличии общих взглядов и интересов, а здесь явно не тот случай. Вот и вся механика.

Безоглядно прогибаться перед более сильными и продвинутыми партнерами – тоже не решение. Тогда визиты, конечно, не отменят, но будут смотреть сверху вниз и снисходительно похлопывать по плечу.

А что нужно? Ну, например, сделать свои компании транснациональными гигантами. Выпускать лучшую в мире технику, и не единичными экземплярами в порядке особого правительственного задания, а массово. Первыми изжарить гамбургер из синтетического мяса. Добиться, чтобы отечественные фильмы и музыку смотрели и слушали во всем мире. Устроить у себя такую жизнь, чтобы иностранцы завидовали.

Трудно? А кто обещал, что будет легко? Долго? Наберитесь терпения. Не знаете, как? Спросите умных людей, они расскажут.

Чтобы в мире тебя уважали, надо не щеки надувать и не заискивать, а развиваться.

Владимир Путин из-за отказа Обамы не заплачет, тут Калашников прав. Пока энергоносители дороги, он чувствует себя на коне. На Запад он окончательно махнул рукой, судя по всему, где-то в 2007 году. Все равно не полюбят, покупать нефть и газ и так будут, а больше ему от Запада ничего и не нужно.

С точки зрения пиара, авторитарного лидера устраивают и хорошие, и плохие отношения с миром. Жмут руку - хорошо: смотрите, как нас все уважают и боятся! Грозят, вводят санкции - еще лучше: свистать всех наверх, встать спина к спине, в землянки жить пойдем, а не поддадимся! Хуже всего для такого правителя, когда его игнорируют.

Без инвестиций, передовых технологий и менеджмента невозможна модернизация России? А кто сказал, что Владимир Путин ее хочет? Модернизация неизбежно ведет к размыванию "властной вертикали". Прогресс в неволе не размножается. Последняя предвыборная кампания Путина прошла под лозунгом сохранения того, что есть, и само слово "модернизация" после его возвращения в Кремль исчезло из лексикона российских верхов.

Отказ США от "перезагрузки" - первая ласточка. Станем и дальше насаждать монополизм во всех областях жизни, "крышевать" национальный бизнес, обзывать креативный класс "хомячками", предпочитать интеллектуальной свободе "незыблемые устои" - лет за 15-20 окончательно превратимся в отсталую резервацию. А Запад за это же время освоит альтернативные источники энергии и сланцевый газ, после чего сможет полностью списать Россию со счета и забыть о ее существовании.

Собственно, и в этом нет ничего фатального. "Последних вагонов уходящего поезда" не существует, жизнь не кончается. Вон, Китай в XV веке был первой державой мира, к концу XIX-го превратился чуть ли не в полуколонию, сейчас опять пошел в гору.

Еще какое-то, по историческим меркам недолгое время проболтаемся, как известный предмет в проруби. Но когда-нибудь Россия не силой вломится на пир передовых народов, и не на приставной стульчик униженно попросится присесть, а войдет как равная и своя.