Америка в переходном возрасте

  • 20 сентября 2013
  • kомментарии
Барак Обама Правообладатель иллюстрации Getty

Разумеется, у меня нет никакого морального права говорить, что я не люблю Америку.

Во-первых, не следует не любить страну, в которой ни разу не был.

Во-вторых, если мне и довелось столкнуться с некоторыми американцами, которые не вызвали у меня особого восторга, то, допустим, что все они принадлежали к корпоративному миру, который (что уж тут правду скрывать!) живет по своим правилам.

Мое принципиальное расхождение во взглядах на жизнь, мужчин и детей с несколькими американками, с которыми я обсуждала эти темы, опять же может объясняться разницей в воспитании и среде обитания.

Я вообще-то искренне поддерживаю теории Льва Гумилева о возрасте наций и считаю, что как нация американцы как раз находятся в стадии тинэйджеров, возможно, плавно переходящей в раннюю взрослость. А период это - скверный, что вам любой родитель скажет, и сама я охотно подтвержу. Тогда как европейцы уже давно на пенсии, все видели, все знают, и наш цинизм уже давно сменил юношеский энтузиазм.

Соглашение выгодно всем

И все-таки история с Башаром Асадом и сирийским химическим оружием наглядно продемонстрировала, что и сама я еще не избавилась от целого ряда иллюзий.

Сразу скажу, что я не придерживаюсь четкого мнения относительно того, кто именно применил химическое оружие. Хотя склоняюсь к версии, что это, скорее, все-таки был господин Асад, а не оппозиция. Не являюсь я сторонником ни мировых полицейских, ни так называемого экспорта демократии, и все же... все же...

Во всеобщем ликовании по поводу достижения дипломатического прорыва по Сирии как-то не слишком громко слышатся голоса, напоминающие, что запрет на химическое оружие - это, конечно, прекрасно, но гражданская война от этого никак не закончится.

Запад вообще и Америка во главе с Бараком Обамой в частности умудрились показать себя одновременно и плохими союзниками, и не слишком страшными оппонентами.

Есть широко распространенное мнение, которое поддерживает целый ряд политологов, в том числе и российских, что достигнутое соглашение выгодно всем. Бараку Обаме НЕ придется испытывать унизительное поражение в Конгрессе, аналогичное тому, которое испытал в парламенте британский премьер Дэвид Кэмерон. Франсуа Олланду НЕ придется тащить страну в военные действия и как-то оправдываться перед избирателями, если военные действия окажутся не очень успешными или быстрыми. Дэвиду Кэмерону НЕ будет мучительно больно, оттого что Великобритания окажется за бортом мировых событий. На Башара Асада НЕ упадёт случайная ракета. А сирийская оппозиция теперь может спокойно продолжать позиционные бои, НЕ опасаясь очередной химической атаки.

Какие-то свои положительные "НЕ" есть и у Израиля, и у Ирана, и у Саудовской Аравии, и у Турции. Не говоря уже о России, которая впервые за несколько десятков лет достигла с США дипломатического паритета, к которому, возможно, она и стремится больше, нежели к защите сирийского режима как такового.

Хотя, допускаю, что господином Путиным руководят исключительно альтруистические соображения и желание сохранить установившийся мировой порядок.

Но все равно, как-то в этой ситуации Барак Обама смотрится не очень...

Война в Сирии идет уже давно. В самом начале конфликта, когда против режима выступали умеренные и, наверное, в целом продемократические силы, да и число погибших еще не перевалило за несколько тысяч, Запад и США дали понять, что Асаду, конечно, неплохо было бы уйти, но что сами они делать для этого ничего не будут.

Что, в общем-то, и понятно: на Западе и народ, и политики подустали от Ирака и Афганистана. Да и как можно идти в бой, если нет ни четко поставленных целей, ни военного решения проблемы?

Доктрина Пауэлла в свое время утверждала, что Соединенным Штатам имеет смысл ввязываться в войну, если ситуация напрямую угрожает интересам США. Ну и при чем здесь Сирия?

Сейчас военные действия в Сирии теряют уже какой бы то ни было смысл: ну как можно военными средствами "наказать" какого-нибудь диктатора - чтобы и оставить его у власти, но и чтобы он больше так не делал?

Помните, как Бушу младшему пришлось в Ираке доделывать то, что начинал Буш старший? Старший хотя бы освобождал Кувейт, но, оставив Саддама Хуссейна у власти, тем самым оставил в регионе очаг "незавершенности". Повесил, так сказать, на дипломатическую театральную стенку ружье, которое рано или поздно должно было выстрелить.

Ловушка для Обамы

Понятно, что Барак Обама лезть в Сирию не хотел. Но, скажите мне, для чего ему понадобилось произносить знаменитые слова о красной черте и химическом оружии?

Можно сказать, что американский президент сам себя загнал в ловушку, из которой с помощью России выбрался, но слегка помятым.

Зачем понадобилось испрашивать одобрения Конгресса? Президент США - это вам не премьер какой-то там Британии, он вполне может себе позволить начать войну, никого не спрашивая.

И каков же результат? Да не слишком веселый. Теперь, наверное, многим странам стало понятно, что Америка не является таким уж хорошим и надежным союзником, как раньше. И как теперь, интересно, Запад в целом будет пытаться обуздать, ну, например, Северную Корею или какого-нибудь другого диктатора, после такого выдающегося примера нежелания ни во что вмешиваться?

Хоронить западную цивилизацию, безусловно, рано. Экономика, особенно американская опять на подъеме, теоретически военную американскую мощь по-прежнему никому не переплюнуть, но меня не покидает ощущение, что это начало некоего закукливания западного мира на свои собственные интересы. Такое "Назад в будущее" на политической арене. Что, конечно, с точки зрения обывателя, возможно и неплохо, но как-то печально... И особенно с точки зрения оппозиции в разных странах, которая тоже поняла, что надеяться на помощь Запада особенно не стоит.

Кстати, боюсь, что в Сирии теперь не осталось ни одного человека, который бы хорошо относился к США, потому что своими "маневрами" Обама умудрился испортить отношения со всеми.

Может быть, наш мировой заокеанский тинэйджер наконец-то стал взрослеть? Или просто влюбился. В данном случае, наверное, в сланцевый газ. Посмотрим.