Дорогая моя Москва

  • 23 сентября 2013
  • kомментарии
Вещевой рынок в Пекина Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Поездка в Пекин: дешево и сердито

Я только что вернулся из очередного отпуска – с подругой путешествовали по Китаю. Шесть дней мы провели на Желтом море и на пару дней заскочили в Пекин. И в прошлом году я отдыхал в Китае, и в будущем, даст бог, туда поеду.

Китайские железные дороги, кроме пригородных маршрутов, обслуживаются поездами нового поколения, средняя скорость которых 120-150 км/час. Весь путь от Хэйхэ до Бэйдайхэ, включая пересадку в Харбине, мы проехали за 20 часов. Цены на проезд по "железке" в Китае просто смешные, пассажиры в вагоне смирные, проводники вышколенные, виды из окна познавательные.

По китайским меркам, Бэйдайхэ даже и не город, а деревенька с населением чуть более полусотни тысяч. Морской курорт на этом месте был основан немецкими концессионерами, потом здесь поправляла здоровье партийно-государственная верхушка КНР, теперь этот приморский поселок отдан на откуп российским туристам.

Где бы ты ни оказался – на пляже, в парке, в ресторане, везде слышна родная русская речь, на каждом перекрестке – указатели на русском языке. Горничные, официанты, таксисты, продавцы магазинов и уличные торговцы – все понимают по-русски.

Эта традиция идет с середины прошлого века, когда здесь был построен Дом отдыха иностранных специалистов – для консультантов из СССР, помогавших китайцам строить заводы, шахты и электростанции. Потом был длительный холодный период отношений между странами. С начала 1990-х опять потеплело. Тогда-то и облюбовали этот китайский курорт для семейного отдыха россияне среднего достатка.

Как дань уважения к русскому языку – в сквере у центрального входа стоит в полный рост белокаменный памятник М. Горькому. Забавная табличка на двери одного из корпусов: "По гостинице нельзя ездить на велосипеде". Еще один перл на здешнем пляже: "Запрещается купаться в шторм пьяным и беременным женщинам". Отец социалистического реализма в литературе нервно курит в стороне.

Для нас, россиян, отдых в Бэйдайхэ просто рай земной. Хочешь, на велосипеде-тандеме катайся, надоело – надевай маску и ласты и за крабами ныряй. Где еще русская женщина предоставит свое пышное тело рукам пляжного массажиста всего-то за 100 рублей. Где еще русский мужчина, не морща лоб подсчетами, закажет официанту бутылку бренди за 150 рублей. Жемчуг в Бэйдайхэ, не поверите, 25 рублей за нитку.

Немного испортили настроение медузы в море, но это уж как повезет, да и не ядовитые они были.

Три неполных часа на электричке, и мы уже ступили на перрон Пекинского вокзала.

Наш отель был в десяти минутах пешего хода от русскоязычной улицы Ябаолу. Сюда, как железные скрепки магнитом, притягивает туристов со всего постсоветского пространства. Уже четверть века торговые центры Ябаолу поставляют одежду, обувь и прочий ширпотреб в республики бывшего СССР.

Нашей целью была покупка норковой шубы. На Ябаолу, наверное, самое большое в мире сосредоточение магазинов мехов – выбирай, торгуйся.

На Ябаолу развит русскоязычный сервис. Есть рестораны русской кухни "Москва", "Сибирь", "Маша", а также магазины русских продуктов "Сеня" и "Юра". Если вы соскучились по родине, ностальгию можно вылечить водкой "Столичная", селедкой и ржаным хлебом.

Иркутск, Якутск, Хабаровск, Владивосток – такова была география россиян, встреченных мною в этой поездке. Почему мы едем отдыхать не в Москву и в Сочи, а в Пекин и в Бэйдайхэ? Ответ банально прост. Денег, которые дальневосточники тратят на поездку в Пекин, им хватило бы лишь на авиаперелет до Москвы в один конец и на две-три ночевки там.

Я и моя подруга, например, не считая покупок, потратили на этот китайский тур по тысяче долларов. Поездка же по маршруту Благовещенск-Москва-Сочи-Благовещенск стоила бы в два-три раза дороже. У меня нет таких денег, как и у тысяч моих земляков. Но в сумме наши расходы в Китае выливаются в цифру со многими нулями. Это значит, что мы поддерживаем чужую экономику.

Россия теряет не только деньги. Многие юноши и девушки из Якутии, Приамурья и Приморья едут учиться в Харбин и в Пекин. Получить образование в вузах Санкт-Петербурга и Москвы им, вернее, их родителям, не по карману. Большинство этих молодых людей, выучившись в Китае, стремится остаться там. Башни Кремля и луковки Василия Блаженного они видели лишь по телевизору. Им ближе портрет Мао на вратах Тяньаньмэнь и загнутые кровли буддийского храма Юнхэгун.

Помните советскую песню: "Дорогая моя столица, золотая моя Москва". В сегодняшней России она приобрела новое значение.