О беспорядках в Бирюлеве: подведем итоги

  • 17 октября 2013
  • kомментарии
ОМОН Правообладатель иллюстрации BBC World Service

Страсти вокруг московской овощебазы мало-мальски улеглись. Пришло время подвести итоги.

Одни наблюдатели однозначно сочувствуют гастарбайтерам, обвиняя их противников чуть ли не в фашизме, другие - националистам ("ОМОН опять воюет со своим народом").

С одной стороны, возмущение жителей более чем оправдано. Людей убивать никому нельзя! И ходить по Москве с ножами тоже!

С другой стороны, оправдывать погромщиков не приходится. Цивилизованное общество не может терпеть самоуправства. Для того мы и платим налоги, чтобы правоохранительные органы делали свою работу.

Беда в том, что они не делают ее как следует. Власти годами игнорируют законные запросы граждан и не наводят порядок, пока кого-нибудь не убьют.

Полиция и налогоплательщики

Широко распространено мнение, что полиция куплена и покрывает предпринимателей, незаконно использующих труд мигрантов по теневым схемам, наркоторговцев и этническую мафию, либо просто не желает утруждать себя.

Когда где-нибудь полыхнет, полицейское начальство получает пинка с самого верха и принимается показательно и зачастую избыточно "шерстить" приезжих. Потом круги на воде расходятся, и все продолжается по-прежнему.

Мой знакомый живет в загородном комплексе с охраняемой территорией. Хозяин одного из таунхаусов затеял ремонт, временно переехал в городскую квартиру, а в своем доме поселил бригаду гастарбайтеров.

На недавний Курбан-байрам они собрали у себя человек тридцать соотечественников со всей округи, вопреки канонам своей религии напились и никому не давали спать примерно до половины четвертого.

Соседи приходили утихомиривать - те кивали, а через пять минут возобновляли гулянку. Пригласили охрану поселка - результат тот же.

Наконец, вызвали полицию. Лейтенант пожал плечами: "Они же ничего не разгромили и никого не избили".

"Я - ваш налогоплательщик, - сказал мой знакомый. - Вы меня в первую очередь должны защищать". Полицейский только улыбнулся. Он отлично знал, что получает зарплату от правительства, а не от каких-то там налогоплательщиков.

Вот, скажем, в США не так. Серьезными преступлениями занимается ФБР, а полиция - местная, подчиняется мэру, а не министру в далеком Вашингтоне (в Америке вообще нет МВД), начальник избирается гражданами.

В больших городах прямая связь отчасти размыта, но в провинции полицейский, как правило, сам "тутэйший", те, кого он призван защищать, его соседи и знакомые, со многими он в школе вместе учился. И уж конечно, страж порядка прекрасно помнит, кто ему платит, а забудет, так напомнят быстро и эффективно.

Разделение милиции

В России в 1990-х годах пытались разделить милицию на криминальную и муниципальную, но теперь в Кремле и на Житной площади и слышать не хотят ни о чем подобном: подрыв "вертикали"!

Вопрос о визовом режиме с государствами Центральной Азии, по мнению политиков самых разных направлений, от коммунистов до Навального, и, по данным опросов, большинства россиян не просто назрел, а перезрел. Но Кремль не желает обострять отношения с дружественными режимами.

Зато советник президента Сергей Глазьев громко рассуждает о возможности введения виз с Украиной, если та заключит соглашение об ассоциации с ЕС.

Участники националистических беспорядков в Бирюлеве, разбившие голову омоновцу и крушившие стеклянные двери торгового комплекса заранее припасенными молотками, отделались штрафами, а фигуранты "болотного дела" сидят за решеткой уже полтора года.

Власть в России существует не для защиты простолюдинов. Она крута, только когда надо защищать себя, любимую.