"Осторожно, люди!": комментарии ко вчерашней программе

  • 17 октября 2013
  • kомментарии

В былые годы мы регулярно делали передачи по письмам слушателей. Эту славную традицию я хотел бы сегодня вспомнить. Вот комментарии на вчерашнюю "Бибисеву".

Александр Бабич, через seva.ru

Сева, доброе время суток. К сожалению, в эфире (среда) прозвучала неточность, но не по вашей вине.

Японский журналист сказал, что в так называемом "глазе тайфуна" очень высокое давление, хотя на самом деле - наоборот, очень низкое. Этот факт общеизвестен.

Мы сообщим Алексу Рахубо в Токио это замечание и попросим, чтобы он изменил высокое давление на низкое.

Yes 1111, через "Живой Журнал"

У нас в Киеве, возле метро "Золотые ворота", есть памятник коту. Это был вполне реальный персидский кот Пантюша, который жил в середине 1990-х и посильно трудился в должности всеобщего любимца и талисмана в ресторане "Пантагрюэль".

Однажды ночью в ресторане случился пожар. Говорят, Пантюша предупредил посетителей об опасности, но сам спастись не сумел.

В память о Пантюше напротив ресторана установили бронзовую статую кота. Автором этого проекта выступил украинский скульптор Богдан Мазур, а спонсорскую помощь оказали друзья ресторана, постоянные клиенты.

В первоначальном варианте на постаменте рядом с котом была птичка, но после того как ее несколько раз спиливали охочие до сувениров туристы, кота было решено оставить в гордом одиночестве. После нескольких попыток восстановления птички от этой идеи отказались.

Существует поверье, что если держать кота одновременно за ухо и хвост, а под лапу положить некую денежку, то можно загадывать желание, которое с высокой долей вероятности сбудется.

Памятник коту Пантелеймону пользуется огромным успехом у гостей города. Нет отбоя от желающих сфотографироваться, так что уши и хвост кота уже сияют отполированной медью.

Media playback is unsupported on your device

Андрей Черников, через Facebook

День радио и собачий день какой-то.

Едем с женой в машине, я включил радио Рокс, а там Сева Новгородцев с программой "Осторожно, люди!"

Жена моя жалеет всех кошечек и собачек, и только мое каменное сердце не превратило наш дом в питомник. Даже дети тащат в дом всякую живность, которую я потом, теряя остатки волос на груди, пытаюсь пристроить, пока котики не загадили мои тапочки.

И тут Сева вещает, что в Англии в 1939 году, сразу с началом Второй мировой войны, правительство постановило не брать в бомбоубежища животных, да еще выдало инструкцию, как элегантно хомячков и песиков можно умертвить.

Тут жене становится дурно, и она выключает радио. Едем секунд пять в тишине.

- Может, ужасы уже закончились... - говорю я и включаю радио снова.

Сева продолжает рассказ о том, что жители Лондона перед бегством в бомбоубежища принесли всех своих питомцев в мэрию. И скопилось там зверей туча. И тогда в мэрию были вызваны живодеры, которые в два счета управились со всеми - так, что тушки лежали в мэрии толстым слоем.

Тут жене снова стало плохо, и она снова выключила радио.

Через пять секунд тишины я говорю:

- Может, ужасы уже закончились... - и включаю радио снова.

А Сева не унимается. Говорит, что в 1944 году правительство распорядилось не разбрасывать еду для животных на улице, и очень настаивало, что кормить тех же котов теперь, мол, можно, но только просроченным молоком и другими продуктами, срок годности которых истек.

Тут жене снова стало плохо, и она снова выключила радио.

Через пять секунд тишины я говорю:

- Может, ужасы уже закончились... — и включаю радио снова.

Включаю, а в эфире уже "Машина времени" или что-то вроде того.

И тут уже плохо стало мне.