Квартирный вопрос: как студенту найти жилье в Глазго?

  • 23 октября 2013
  • kомментарии
у доски объявлений в Глазго Правообладатель иллюстрации Dmitry Romanovsky

Первые две недели в Глазго для меня прошли в попытках решить организационные задачи. Думать непосредственно об учебе времени совершенно не было.

Фундаментальным вопросом для меня и большинства других студентов стал поиск жилья. В отличие от Молдавии или России студенческие общежития в Глазго стоят значительно дороже, чем комната у частного домовладельца. Однако спрос превышает предложение, и к тому моменту, как я приехал в Глазго, осталось только то, что никто не берет.

Без местного адреса ты связан - не зарегистрируют у врача, не откроют счет в банке и т.п. Тут я столкнулся еще и со своего рода дискриминацией. Оказывается, Молдавия входит в некий список "стран высокого риска", поэтому в банке мои документы проверяли лишнюю неделю, пытаясь, наверное, установить, не замешан ли я в нелегальной международной торговле укропом. В то же время у девушки из США попросили лишь паспорт и оформили все за 20 минут.

Зачем контракт? Мы же русские люди!

Одногруппники, приехавшие пораньше - в августе, нашли себе вполне уютные и недорогие жилища, хотя все они отличались слабой теплоизоляцией и прохудившимися окнами, а в некоторых не было центрального отопления. Мои же поиски были более захватывающими.

В одной из квартир было просто неприятно к чему-то прикасаться, настолько все было грязно и прокурено. Еле говорящий по-английски пожилой китаец, который представился, как Мистер Ху (таинственно!) просил за такую прелесть на отшибе сумму, совершенно не соответствующую реальности. После знакомства с будущим соседом Мэтью, по которому можно было бы составить энциклопедию местных тюремных татуировок, последний луч надежды, что "здесь не так уж плохо", угас навсегда.

После этого я встретился с эмигрантом из Латвии Владимиром (имя изменено). На кухне, пропахшей жиром и чем-то кислым, он сразу перешел на русский язык, наверное, пытаясь вызвать больше доверия.

"Ну, в общем, эту комнату сейчас снимаю я, но мы с моей девушкой можем съехать хоть завтра. Зачем контракт? Ты мне платишь наличкой каждый месяц, за коммунальные я сам буду рассчитываться, в Городской Совет ничего не посылай, им об этом знать не надо. Мы же с тобой русские люди (сказал латыш молдаванину), зачем нам все эти бюрократические штуки? ", - строчил скороговоркой Владимир, активно жестикулируя руками.

Показав ванную, которая выглядела, как Варшава в 1944 году, он сказал, что сможет все привести в порядок за пару часов, после того как я заплачу. Потом, бегая глазами, бывший программист Владимир пообещал взять в долю в перспективные "движухи", на которых он зарабатывает со своим соседом Арнольдом - "вальяжным мужиком, живущим на бенефитах". Все это не внушало доверия.

Сёрфинг на диване

В итоге, комнату я нашел не через многочисленные сайты и студенческие форумы, а с помощью обычной "бумажной" доски объявлений в витрине одного из магазинов в центре города. Показала мне ее изумительно экстровертированная шотландка, хозяйка трёх кошек и любительница каякинга, у которой я остановился как каучсерфер (буквально - сёрфер на диване).

Для меня это было одним из самых полезных решений. Платформой для путешественников couchsurfing.org я пользуюсь уже год. Она позволяет найти человека, который приютит тебя на пару дней в незнакомом городе и познакомит с местными достопримечательностями и культурой.

Другие знакомые первое время скитались по гостиным более удачливых студентов. В случае с одной из моих сокурсниц это затянулось на месяц.

Проблемы безопасности

В результате я поселился на первом этаже, плавно переходящем в полуподвальный, так как дом расположен на холме. Здесь все отлично, но не могу сказать, что квартира безопасна. Пару недель назад я сидел днем дома и читал о гражданской войне и ее связи со сталинизмом. Вдруг я заметил, как на мой подоконник пытается залезть кто-то в синем спортивном костюме. Меня этот человек не видел, так как жалюзи были закрыты. Сначала он попытался заглянуть внутрь, а потом стал дергать вверх оконную раму.

В этот момент я чувствовал не страх или панику, а возмущение, что такое происходит средь бела дня. Со всей силы я резко дернул жалюзи и стал громко ругаться на русском. Бедняга так испугался, что чуть не свалился в полуметровую траншею, отделяющую здание от холма, пока убегал.

Этот случай вогнал в паранойю моего соседа, 18-летнего студента консерватории с севера Шотландии, который в тот же день купил бейсбольную биту и теперь не выключает свет, когда уходит из дома. Его брат укрепил наши окна, так что их нельзя теперь открыть снаружи.

Но все равно, это всего лишь стекло, которое при желании можно разбить одним ударом. Поставить железные решетки, как это обычно делают в Молдавии, домовладелец не может. По его словам, это противоречит пожарной безопасности. Успокаивает, что у меня воровать пока нечего. Разве что, если при невероятном стечении обстоятельств у домушника окажется такой же размер одежды.