Памяти жертв репрессий: Соловки — день сегодняшний

  • 30 октября 2013
  • kомментарии

Соловки невозможно разделить на только монастырские, туристические или гулаговские.

Расстрельные захоронения на Секирной горе, знаменитая лестница в 294 ступени, по которой конвоиры скидывали тела убитых, трагические судьбы ссыльных на Заячьи острова — лагерная история архипелага навеки переплелась с церковной.

Правообладатель иллюстрации Ekaterina Solovieva

Из многовековой истории архипелага не сидят на Соловках лишь последние 70 лет. Архипелаг узников. Острова несогласных.

Башни строили, сразу предусматривая в них тесные камеры с окошками для подачи еды. С XVI века сюда отправляли политических и церковных бунтарей.

Правообладатель иллюстрации Ekaterina Solovieva
Правообладатель иллюстрации Ekaterina Solovieva

В 1776 году, после уничтожения Запорожской Сечи, на Соловки был сослан последний атаман Пётр Калнышевский. Он провел 26 лет в холодной камере размером один на два метра. Когда император Александр его помиловал, Калнышевскому было 110 лет, он был слеп и отказался возвращаться на большую землю. Атаман остался в монастыре, где умер через два года.

Высадились на остров Анзер. Преподобному Иову в 1712-м году у подножия высокой анзерской горы (высшей точки архипелага) явилась Пресвятая Богородица со словами: "Эта гора отныне называется второй Голгофою; на ней будет устроена великая каменная церковь Распятия сына моего и Господа, и учредится скит... Я сама буду посещать гору и пребуду с вами вовеки".

Правообладатель иллюстрации Ekaterina Solovieva
Правообладатель иллюстрации Ekaterina Solovieva

Через двести лет гора стала поистине "второю Голгофую" для многих людей.

Во времена СЛОНа (Соловецкого лагеря особого назначения) сюда ссылали священство, нищих, лагерных доходяг, тифозных больных — умирать. У родивших тут женщин отбирали детей, увозили на большую землю, чтобы растить из них надзирателей.

В перестройку выросшие дети приезжали на Анзер с паломниками и признавались вполголоса: "А я тут родился". СЛОН закрыли в 1939-м, и из анзерских детей не успели воспитать надсмотрщиков.

Правообладатель иллюстрации Ekaterina Solovieva

Как только умолк голос экскурсовода, паломницы из Серпухова бросились собирать камни на берегу и складывать их в мешки. Просто камни. Потом так и шли двенадцать километров с камнями и бутылками святой воды.

Приехали на велосипедах в скит Исаково. Вечер уже, а на воротах табличка — "ждем гостей с 9.00 до 15.00". Все-таки пролезли через символический забор, идем к скиту. Навстречу монах — белая борода, льняной старый подрясник, на шее разных крестов нательных штук пять. Улыбается внеурочным гостям. Спросил откуда мы. Сходил в избушку, вынес стул, помидоры, сыр, хлеб. Поставил стул на пригорке - "отсюда вид хороший". Я протянула ему крест свой нательный, из Иерусалима.

Правообладатель иллюстрации Ekaterina Solovieva

Монах поблагодарил, поцеловал крестик и ушел на молебен в часовню. Сидим, жуем помидоры. Рядом скамейка и ящик для пожертвований. На нем шариковой ручкой написано: "Зимой есть острая потребность в снегоходе. Иеромонах Елеазар".

Правообладатель иллюстрации Ekaterina Solovieva
Правообладатель иллюстрации Ekaterina Solovieva

В катер на Большой Заяцкий остров набилась уйма народа — около двадцати монахинь и целый автобус русских паломников из Грозного. Монахини пели всю дорогу очень красивый тропарь Николаю Чудотворцу, покровителю мореходов, и кормили чаек.

Правообладатель иллюстрации Ekaterina Solovieva

Паломники расселись внутри катера — и все равно мерзли. Они так и приехали на автобусе из Грозного в Кемь — женщины в шлепанцах и майках, молодые люди в спортивных костюмах. На островах ветер, морось. Валуны, кресты, лабиринты. Рассказы о карцерах и мученических смертях.

Правообладатель иллюстрации Ekaterina Solovieva

Продрогших грозненских девчонок замотали в плюшевые покрывала. Они так и бегали между крестов в этих покрывалах.

На Большом Соловецком острове даже есть здание тюрьмы, построенное на излете СЛОНа, в 1930-х годах. Его так и не успели использовать по назначению. Во время войны его переоборудовали под радиотехническое училище. Теперь оно снова пустое, зияет разбитыми окнами и пестрит надписями типа "ДМБ-66".

Правообладатель иллюстрации Ekaterina Solovieva
Правообладатель иллюстрации Ekaterina Solovieva

Лагерное прошлое давит. С одной стороны - природа, море, закаты, туманы, прокат велосипедов, новые гостиничные комплексы, рестораны и кое-где даже вай-фай. Очень вкусные монастырские квас, морс, мармелад и пироги. Соловецкая ярмарка и экскурсии на квадроциклах. А с другой - кресты на Секирной горе с надписями "8 чел", "9 чел", братские могилы на Анзере и колючая проволока, проглядывающая сквозь голубые колокольчики лугов Большой Муксалмы.