"Осторожно, люди!": плюсы и минусы тотальной слежки

  • 10 декабря 2013
  • kомментарии

Статья 158 Уголовного кодекса Российской Федерации определяет понятие "кража" как тайное хищение чужого имущества. По-видимому, подобные определения существуют и в кодексах других стран, это понятие универсальное и наднациональное.

Это я к тому, что 500 писателей мира, среди них пятеро Нобелевских лауреатов, обратились в Организацию Объединенных Наций с открытым письмом.

Они считают, что прослушивание телефонных разговоров или перехват частной электронной переписки - это кража. Surveillance is theft, говорят они.

Сегодняшняя газета Guardian публикует заметку известного британского драматурга Тома Стоппарда. Стоппард родился в Чехословакии в 1937 году, в 1939 семья бежала от нацистов в Англию, то есть с идеей преследования он знаком.

"Что, в принципе, могло бы оправдать масштаб слежки, раскрытый в материалах Сноудена? - пишет он. - Было бы, например, достаточно, если бы четко показали, что удалось предотвратить конкретный случай терроризма, и что это удалось сделать только потому что службы безопасности воспользовались данными им полномочиями в той самой полной мере?"

Я бы не торопился с выводами. Мысль о том, что общественная безопасность, защита невинных - это абсолют, который возвышается над всеми другими соображениями, не находит отражения в нашей жизни.

На дорогах не было бы жертв аварий и столкновений, если бы скорость машин ограничили до 15 километров в час.

Media playback is unsupported on your device

Авиаперелеты были бы безопаснее, если бы каждого пассажира раздевали для обыска и каждый предмет его багажа тщательно проверяли.

Мы уже и так без особых дискуссий смирились с мыслью, что жители городов постоянно находятся в кадре камер наружного наблюдения.

В результате тысячи преступлений, включая убийства, были раскрыты или предупреждены. Но насколько бы улучшились результаты, если бы таких камер было в десять или в сто раз больше?

Очевидно, что между этими двумя явлениями есть качественное и количественное отличие. Камеры установлены в общественных местах, а не у нас дома, в машине или в саду.

Люди, которым мы, как налогоплательщики, поручаем нас охранять, развернули операции, по сравнению с которыми меркнут самые лихорадочные планы восточно-германской "Штази".

Однако, "Штази" не имело дело с глобальной угрозой метастазирующей идеологии убийства. Сущность опасности и всего, чего мы боимся, стократно усиливается технологией, которая служит как добру, так и злу.

Я хотел бы, чтобы наши шпионы подслушивали телефоны, перехватывали переписку и каждый нажим клавиши у тех, кто попал под подозрение.

Но, с другой стороны, если мир секретов создает собственную вселенную, то ее расширение носит признаки космологического масштаба.

Какое общество мы хотим защитить? Общество тотальной слежки ради общего блага?

К такому ли общественному достоянию мы стремимся?