Как я со сванами золото добывал

  • 27 декабря 2013
  • kомментарии
Братья-золотоискатели из Грузии Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Представьте себе грузина, немолодого уже мужчину лет пятидесяти, который живeт всю жизнь в деревне и занимается сельским хозяйством. То, что он сван, не играет большого значения: сваны, они, в принципе, такие же грузины, как и все остальные грузины.

В общем, нарисуйте себе его портрет на основе уже известных вам образов, взятых из историй, ТВ, газет и просто из жизни. Представили? Наверняка получился такой колоритный дед с густой бородой, бровями, лицо в морщинах, ну и так далее. А теперь представьте, что его зовут Эмо!

Я легко могу представить это имя среди каких-нибудь японцев, но чтобы грузин с таким именем? Когда мне сказали, что с утра за мной зайдeт Эмо, и мы пойдeм мыть золото, меня больше впечатлило имя, нежели тема золота. Я, конечно же, согласился.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

История с золотом такая. Его тут добывали, и работало много народу. Это было время, когда страной, тогда ещe СССР, рулил Сталин.

В деревне жив ещe один старик, который помнит те времена, но с ним поговорить не удалось. В общем, как всегда, никто точно ничего не говорит, потому что это было давно, но то, что было - факт. Скорее всего, в интернете можно найти подробную историю этих мест, и что тут было с золотодобычей.

Прикрыли всю эту лавочку примерно тогда же, когда Сталин покинул этот свет. Говорят, что уже в наши дни одни иностранцы пытались что-то наладить, да не вышло - нерентабельно. Золота в этих землях не много, работы и затрат гораздо больше.

Подозреваю, при Сталине работали не потому, что нужна была деньга, а потому, что не хватало золота как такового. Впрочем, могу и ошибаться.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Сейчас золото моет несколько семей. Это их дополнительная работа, и это важно отметить. Весна и всe лето проходят на полях, здесь выращивают фасоль, кукурузу, картофель...

Много скота, и надо сено заготовить. Работы полно. Но уже в ноябре, когда на полях делать нечего, можно спуститься к реке, и намыть золотишка. Эмо говорит, что в лихие 90-е только за счeт золота смогли продержаться. Но и сейчас золото для них - дополнительный заработок.

Наверняка вы спросите, как и я, как же сбывается это золото, и сколько оно стоит?

Сбывается оно просто - есть покупатель, он его и выкупает. Цена золота тоже гуляет и очень сильно, всe зависит от конкретного покупателя, и возможно, от того, будет ли самородок среди песка или только золотой песок. Золото не переплавляют, как нашли, так и сдают.

Наверняка, меня сводили на самое пустое место, я просто уверен в этом. Рыбные места они никому не покажут, и я бы так поступил. Но даже на конкретно перекопанном берегу можно найти золото, чтобы жить. Не так, как новые грузины, но и не прозябать на 300 лари ($200).

Поздним утром встретился с Эмо. Рано не имеет смысла, река в тени, и ещe холодно. Начинают часиков в 11, могут и позже, это зависит от настроения. Первым делом я спросил не про золото, а про имя. Эмо пытался вспомнить, как его звали полным именем, и я услышал несколько вариаций. Не буду их приводить, потому что некоторые ещe круче. Ясно одно, его оригинальное имя сократили до Эмо. Любопытство было удовлетворено, и мы пошли по полям и весям в сторону реки.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Сперва надо было заглянуть домой к Эмо. Я даже не знаю зачем. Я ел яблоки, которых тут полным-полно и наслаждался природой. Про яблоки вообще отдельная тема - идeшь, сорвал несколько и жуй.

Они все страшно вкусные, причeм встречается несколько сортов. Мне кажется, это ещe одна причина, почему тут живут много лет, яблоки очень полезны, а они тут в таком изобилии. Даже самогон гонят из яблок.

По дороге мы встречаем, со слов Эмо, шикарную яблоню, и не грех, как он говорит, этим воспользоваться. Мирно пасшиеся неподалeку коровы резво сбежались, пара яблок упала на траву и была моментально слизана.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Прежде чем спускаться к реке, Эмо рассказывает, что именно тут в былые времена много копали. Ещe видны кое-где следы ям и искусственные каналы для подвода воды. Рассказывал, было много приезжих, русских, спали у них в домах, аж по 20 человек.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

К нам присоединяется старший брат Эмо. Они будут работать вместе. Вытаскивают из кустов видавший виды деревянный желоб и все принадлежности к нему, пару лопат, тряпки и доску с поперечными перекладинами.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Конструкция уже весьма расшаталась и требует некоторой доводки. Тут прибить, там постучать, и всe вполне работоспособно.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Готовый желоб устанавливают у ручья, чтобы вода проходила по нему и таким образом промывала породу. Принцип простой: золото тяжелее, и оно оседает на дне жeлоба, и если его сносит водой, то оно застревает в конце, где прикреплена доска с перекладинами, под которой лежат тряпки.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky
Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Перед началом работ, говорит Эмо, он всегда молится.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Когда молитва закончена, начинается работа. Эмо роет яму, он хочет добраться до слоя, в котором, с его слов, есть золото. Яма выкапывается возле камня, и он объясняет, что тут чаще всего попадается песок. Его брат идeт дальше по берегу и начинает корчевать пластинчатые камни.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Я сперва не понял, зачем он набирает в ведро пластинчатые камни. Пока не начался процесс очистки их от песка. Песок счищается в ведро для дальнейшей промывки, камни летят в воду.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Как ведро наполняется, всe содержимое ссыпается в желоб с проточной водой.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Как и у рыбаков, у старателей есть свои истории и легенды. Я думаю, вы поняли, что показывает Мурад?

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Эмо тем временем роет и роет яму, говорит, что скоро дойдeт до грунта, который можно промывать.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Что-то видели. У ребят глаз намeтанный на это дело. Я вот ничего ни разу не увидел. Кстати, когда светит солнце, золото легче обнаружить, но в этот день его было мало, и мужики фактически ничего не видя, набирали песок, авось что будет. Но в данный момент, что-то было и весьма крупное. Эмо сделал такое лицо, будто там слиток золота проплыл.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Процесс продолжается ещe час. Мужики поочерeдно копают яму и кидают песок в желоб. Пока один копает, второй или смотрит, или расчищает у желоба завалы. Процесс мог бы продолжаться и дольше, но Эмо говорит, что ему надо будет скоро идти домой, следить за ребeнком, все остальные уедут.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Начинается разборка конструкции. Аккуратно, не спеша. Сперва снимают желоб, чтобы перестала течь по нему вода. Потом вынимают внутреннюю доску. Тряпки с песком в кастрюлю, а желоб промывать, чтобы ни одна песчинка не пропала.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Промывка оставшегося песка.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

А вот и небольшой самородок, тот самый, блеск которого видели мужики.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

В лагере старателей становится значительно веселее. Уже без перерывов Эмо продолжает мыть песок. И наконец-то объявляет итог. Вы видите несколько крупинок золота на фоне песка.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Мы с Эмо собираемся уходить, Мурада охватила золотая лихорадка, и он остаeтся дальше мыть золото.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Я услышал, конечно, много историй. Например, говорят, что деревня на противоположном берегу раньше была большой. Берег постепенно осыпается в воду, иногда откалываются огромные куски. Поэтому вполне возможно, что там действительно когда-то было большое селение.

Два брата работают на речке давно и иногда находят старые топоры, ещe какую-то мелочь, даже металлические шахматные фигурки. Они рассказывали, что отправляли некоторые находки на исследования, и что они очень старые. Я не буду говорить о цифрах, дело в том, что русский язык у них довольно плох, и могут быть ошибки.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky