О царской милости

  • 24 декабря 2013
  • kомментарии
Владимир Путин на пресс-конференции 19 декабря 2013 г. Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

С чем подходит к Новому Году российская политика?

В июле оппозиционера Алексея Навального, приговоренного к пяти годам, беспрецедентным в российской юридической практике образом освободили из-под стражи до рассмотрения апелляции и дали возможность баллотироваться на выборах мэра Москвы, а в октябре заменили срок условным.

В декабре амнистировали участниц Pussy Riot.

А под Новый Год Владимир Путин помиловал самого знаменитого и знакового заключенного России Михаила Ходорковского.

"Оттепель, оттепель!" - зашелестело в экспертных кругах.

Умная и язвительная Валерия Новодворская в свое время отлично проехалась по либералам, которые "уже шубы поснимали в ожидании медведевской оттепели". А в путинскую верится еще меньше.

Несомненно, самоуверенная снисходительность лучше озлобленной паранойи, политтехнологии лучше репрессий, застой лучше завинчивания гаек. Но ничего похожего на горбачевскую или хотя бы хрущевскую либерализацию мы пока не видим.

А что видим?

В конце 2011-го - начале 2012-го годов, впервые с начала своего правления столкнувшись с массовыми протестами, Владимир Путин, вероятно, испытал страх и растерянность. А примерно к середине уходящего года, надо полагать, успокоился.

По оценочным данным, число оппозиционно настроенных граждан не превышает 15%. Так и всегда было. Вспышка митинговой активности произошла не потому, что несогласных сделалось больше, а потому, что решение Путина вернуться в Кремль их расшевелило.

В десятимиллионной Москве даже 30-тысячный митинг - ничто, а в остальной России вообще практически тихо. И выборы с такими силами не выигрываются. Максимум, в следующей Думе возникнет небольшая либеральная фракция.

Никакой реальной угрозы власти Путина нет.

Вот президент со своими советниками и решил, что в таких условиях оппозицию лучше не душить, а игнорировать.

Разумный ход

"Рассерженные горожане" недовольны многими сторонами российской жизни, но самую сильную эмоциональную реакцию, толкавшую людей на улицу, вызывала несправедливость, когда "своим все, чужим закон". Того же Ходорковского или Толоконникову с Алехиной было просто по-человечески жалко.

Совсем иначе воспринимается теперь снисходительность в отношении Анатолия Сердюкова. Никто не сможет сказать, что Кремль применяет двойные стандарты. Линия теперь у нас такая, с людьми надо помягче, и какой либерал против этого возразит?

Еще выигрышнее в плане международного пиара. Западная, особенно американская общественность в детали вникать не склонна. "Не ходите вокруг да около, скажите, кто здесь хорошие парни, и кто плохие парни!" Что они знали о России? Что это страна, где держат в тюрьме Ходорковского и Pussy Riot. А теперь выпустили, и слава Богу!

Главной сенсацией пресс-конференции Владимира Путина в прошлый четверг стало помилование Ходорковского. За ней выпали из внимания другие примечательные вещи.

На вопрос, кого он, политик № 1, считает в России политиком № 2, президент дал откровенно издевательский ответ, фактически означавший, что в стране не имеется не только политика № 2, но и вообще никаких политиков, кроме него. "Тандем" с Дмитрием Медведевым, стало быть, окончательно приказал не поминать лихом.

На вопрос о преемнике не сказал, как раньше, что, мол, рассуждать об этом некорректно, решать избирателям, а просто заметил, что обсуждать эту тему рано. Действительно, чего тень на плетень наводить!

Алексея Навального ни разу не назвал по имени. Это, надо понимать, нарочитая демонстрация пренебрежения: мол, суетятся тут какие-то под ногами, еще помнить их!

Как в песне Андрея Миронова из фильма "Достояние республики": "Эх, народец нынче хилый! Драться с этими людьми?"

Собирательную оппозицию снисходительно похлопал по плечу: "Они, конечно, стараются куснуть главного, потому что это всегда поднимает собственный рейтинг - это известный тривиальный прием".

Не потому, стало быть, "кусаются", что имеют собственное представление о благе страны, а чтобы о себе заявить.

А для полной ясности припечатал: дескать, могут от усердия выпрыгнуть из портков, а там и поглядеть не на что.

На мой вкус, юмор, недостойный солидного человека. Но есть люди, которым подобный стиль нравится: "Во отжигает! Сила!".

Трудно представить, что Путин импровизировал на ходу. Значит, лишний раз продемонстрировал, на какую часть общества ставит, у кого стремится сорвать аплодисменты, а на кого, выражаясь тем же штилем, "забил".

Режим комфортной конкуренции

Ничего общего с настоящей плюралистической демократией, равноправным уважительным диалогом, готовностью к цивилизованной сменяемости это не имеет.

В политологии давно существует понятие "полуторапартийная демократия". Когда есть одна реальная сила и какие-то карлики, которых терпят, чтобы немногочисленные чудаки могли выпустить пар, и потому, что в мире так принято.

С другой стороны, каждый народ имеет такую власть, какой заслуживает. Что ж Путину, самому выращивать себе оппонентов?

А самое интересное заявление на той же пресс-конференции прозвучало вот какое.

"Если бы [Навальный] представлял угрозу, то на выборы бы не пустили", - сказал Путин.

По крайней мере, спасибо за откровенность.

В середине 1990-х годов муссировались слухи о запрете компартии. Якобы соответствующий указ уже лежал на столе у Ельцина.

Кто-то из комментаторов заметил, что если партия реально может выиграть выборы, то ее нельзя запретить, не вводя военного положения, а если не может, запрещать не стоит.

Сейчас Владимир Путин явно следует этой мудрости.

Но когда и если "угроза" станет реальной - как далеко он готов будет зайти?