Олимпийский Сочи: город за забором и колючей проволокой

  • 5 февраля 2014
  • kомментарии
Колючая проволока на фоне Сочи Правообладатель иллюстрации Reuters

- Так, вынимаем все из карманов. Сумочку открываем. А это что у вас? - в мой рюкзак заглядывает человек не в погонах и при исполнении, а вполне такой гражданский секьюрити, частное лицо в дешевом пиджаке.

- Ну, это такой футляр дорожный, там крем, зубная паста... средства гигиены.

- Проходим.

Прохожу. Не на секретный объект, не в военную часть и не в аэропорт — в торговый центр. Широкие двери заперты, от эскалатора к стеклянной "вертушке" натянуты полосатые ленты, в узком коридоре-загоне уныло толпятся в ожидании досмотра жаждущие шопинга потребители. В дверях давка, но никто не возмущается - в Сочи теперь так везде. Говорят, это для нашей же безопасности.

На страже нашей безопасности - бесчисленные мрачные КПП, где с машин снимают номера, а с людей — одежду; конвейеры багажных сканеров в комплекте с недружелюбными тетками; полицейские - тучи полицейских; потеющие под папахами казаки, вооруженные нагайками из секс-шопов; а еще водолазы, беспилотники, задрапированные маскировочной сеткой ракетные комплексы, снайперы, спецназовцы и заборы - бесконечно длинные, безнадежно высокие, увитые колючей проволокой "егоза".

Наверное, вся эта королевская рать должна внушать мне чувство защищенности. Но пока я испытываю только страх и отвращение.

Я законопослушный гражданин - не курю, не распиваю, сорю в мусорку, после 23:00 караоке дома не пою. Но когда в 7 утра я просыпаюсь от грубого стука в дверь и не знаю, куда мне прятать от паспортного контроля заночевавшую подругу, - мне страшно. Попробуй, докажи, что человек здесь не живет без регистрации, а у нас теперь с этим строго.

Когда навстречу мне по неосвещенному бульвару валит черная полицейская лава человек из 25, слепит глаза фонариком, интересуется документами - мне страшно. Потому что вон там, в отдалении, двое из них уже загнули какого-то мужчину в позу "ноги врозь, руки за голову" и безжалостно шмонают - хотя не имеют на это законного права.

Добрая половина моих знакомых ночевала в отделении только за отказ предъявить "документики". И поэтому я стараюсь вовремя перебежать на другую сторону, да и вообще пореже из дому выходить.

Похвальное желание сидеть дома поощряется организаторами Игр и городской администрацией. Поездки по городу на личном транспорте максимально усложнены - закрыто движение по мостам и виадукам, заперты выезды из некоторых районов. Чтобы попасть домой, приходится давать многокилометровые круги объезда.

О "безлошадных" вроде меня тоже не забыли - на каждого пешехода найдется свой забор. Едешь на электричке вдоль "запретных зон" - и удивляешься внушительному километражу ограждений - сколько же это все стоило?

Как-то один из местных жителей сказал мне, что весь Сочи - это забор и лестница. Перед Олимпиадой же и последнюю лестницу перегородил забор. Выходишь навестить любимые пляжи, посидеть на мшистых бунах - но как бы не так. Там, где еще вчера не ступала нога организованного курортника, сегодня - забор, турникет и усатый охранник, а море на ночь запирается на амбарный замок.

Терренкур - "тропа здоровья", ведущая вдоль побережья, - местами похожа на тюремный коридор, с двух сторон зажатый решетками санаториев и "VIP-пляжей". Здесь гуляешь под присмотром камер наблюдения, строго до 23:00 - после тропа перекрывается воротами. Так и тянет руки за спину сложить.

"Потерпи, Олимпиада пройдет - и все закончится", - говорят мне они. Но большинство заборов останется и после того, как отгремит салютами последний олимпийский праздник. И это вызывает во мне отвращение. Потому что вместе с заборами останется и привычка к ним.

Привычка по первому требованию предъявлять документы, открывать сумку, выворачивать карманы, впускать в свой дом посторонних. Уже сегодня слышны недовольные окрики в адрес борцов за право на уважение и неприкосновенность личности: "Это ради нашей безопасности, что, трудно паспорт показать?"

Показать паспорт, отдать деньги, наклониться и раздвинуть ягодицы - да что угодно проще, чем сопротивляться стремлению власти вторгнуться как можно дальше на территорию личной свободы. Будто Оруэлл не для нас писал. Ведь тут как: дал палец - попрощайся с рукой.

Потрясая перед нашими носами портретами вооруженных бородачей, нас вытесняют с нашего жизненного пространства в огороженные заборами резервации, заставляя поверить, что смотреть на мир сквозь решетку - в интересах нашей же безопасности. Дорогой олимпийский гость, мы ждем тебя с нетерпением!

Но помни: самая лучшая тюрьма - та, в которой заключенные присматривают сами за собой.

Совместно с интернет-СМИ " Кавказский узел"