Что общего у Хосни Мубарака с Николаем II

  • 25 февраля 2014
  • kомментарии
пшеничное поле Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

Горячее лето 2010-го запомнится москвичам надолго. Аномальная жара, провисевшая почти два месяца над европейской частью России, стала причиной не только скачка смертности и удушающего смога от лесных пожаров, но и потери значительной части урожая.

Засуха была такой, что в 27 регионах России, производящих зерно, был введен режим чрезвычайного положения. А в середине августа 2010-го была полностью запрещена продажа зерна за границу - невиданный в истории страны шаг.

Запрет на экспорт зерна продержался почти год. И привел к совершенно неожиданным внутриполитическим последствиям вдали от России. Так, авторы доклада о проблемах глобальной безопасности намекают, что причиной "арабской весны" могли стать именно засуха в России и вызванный ей запрет на экспорт зерна.

Все дело в том, что Египет зависит от поставок российского зерна также, как Германия - от поставок российского газа. Эта ближневостоная страна с населением в 85 миллионов человек не в состоянии прокормить сама себя.

Последний раз египтяне полностью обеспечивали себя продовольствием в 1960-е годы. Но теперь собственные урожаи египтеских фермеров не покрывают потребности местного рынка. В результате в 2010 году чуть ли не половину своего зерна Египет покупал у России.

Удар по бюджету

Лепешки из белого хлеба - основа рациона египтян. Потребление хлеба на душу населения здесь вдвое выше, чем в среднем по планете. Так что ничего удивительного, что Египет - один из главных покупателей пшеницы на мировом рынке.

И когда жарким летом 2010-го цена на тонну пшеницы вдруг подскочила с 157 до 246 долларов, а правительство России запретило экспорт, египетским властям пришлось в срочном порядке искать 600 тысяч тонн пшеницы, чтобы заменить поставки из России. Это оказалось беспощадным ударом по государственному бюджету.

Реакция не заставила себя ждать - цены на продовольствие подскочили (за год они выросли почти в полтора раза). И это при том, что средний житель Египта тратит на продукты чуть ли не 40 процентов своего дохода, что вдвое больше расходов среднего бразильца или китайца.

В результате в конце января 2011 года голодные массы начинают в Каире демонстрации протеста, перерастающие в беспорядки и заканчивающиеся свержением Хосни Мубарака, бессменно правившего страной три десятка лет.

Сытые и голодные массы

Можно, конечно, долго спорить о том, что же именно вытолкнуло египтян на улицы в начале 2011-го года: свободолюбие, стремление к демократии и борьба за гражданские права, протест против коррупции - или элементарный голод.

Но исторические параллели напрашиваются сами собой, ведь февральская революция 1917 года в России началась с того, что в магазинах Петрограда начались перебои с хлебом, а закончилась свержением императора. И мало что так озлобляет людей, как резкое подорожание продуктов питания.

Как пишут автооры исследования о глобальной безопасности, в современном мире угрозы переплетены гораздо более хитроумно, чем раньше - вместо ядерных боеголовок, авианосцев и крылатых ракет, факторами глобальной стабильности становятся урожаи, запасы питьевой воды и источники энергии.

И когда одни страны сжигают миллионы тонн угля, а другие прекращают поставки зерна за границу, могут пострадать третьи - те, кто не занимает первых мест в чемпионате мира по выбросам парниковых газов, но при этом не могут обеспечить себя хлебом.

Так что нет ничего удивительного в том, что Всемирная продовольственная организация ООН летом 2012-го выделилиа несколько миллионов долларов на образовательные меры для египетских фермеров, которые должны помочь им научиться выращивать продукты и домашних животных.

А правительство ОАЭ объявило о том, что потратит целый миллиард долларов на строительство двух десятков элеваторов для зерна по всему Египту - для "повышения продовольственной безопасности". Потому что сытые массы предпочитают другие зрелища, чем голодные.