"Остров Крым" со знаками вопроса

  • 3 марта 2014
  • kомментарии
Военные, предположительно российские, возле украинской воинской части в окрестностях Симферополя 3 марта 2014 г. Правообладатель иллюстрации Reuters

Не дожидаясь референдума, назначенного Верховной Радой Крыма на 30 марта, Москва фактически приступила к силовому вмешательству на полуострове.

Разговоры об угрозе русскоязычному населению Украины и личному составу Черноморского флота трудно принимать всерьез. Власти в Киеве пока пальцем никого не тронули и намерений таких не высказывали, хотя промосковские активисты на востоке страны захватывают административные здания, срывают флаги своего государства и избивают сторонников независимой Украины.

Сгоряча отменили было закон о статусе русского языка, но, во-первых, премьер Арсений Яценюк уже призвал Раду вновь вернуться к данному вопросу, а во-вторых, на опасность для жизни и здоровья, это, согласитесь, не тянет.

В Крыму российские военные противостоят не мифическим "ультранационалистам", которых там сроду не было и нет сейчас, а украинской армии, чьих военнослужащих пытаются либо выдавить с полуострова, либо склонить к измене и нарушению присяги.

Не приравнивая современную Россию к нацистской Германии, нельзя, однако, не заметить, что тактика избрана та же самая, что накануне аншлюса и оккупации Судет. Объявили какие-то государства искусственными, провозгласили, что все немцы, прежде всего - немцы, а не граждане стран, в которых живут, подтолкнули часть из них к сепаратистским выступлениям и нарушению местных законов, подняли шум вокруг "притеснений соотечественников" и ввели войска с криком: "Наших бьют!".

Тут, правда, есть одно обстоятельство. Среди американских и швейцарских немцев рейх, несмотря на все старания, не нашел сколько-нибудь заметного числа сторонников, а в Австрии, Чехословакии и Польше - нашел. Видимо, какие-то вопросы могли возникнуть и к вышеупомянутым странам, хотя это, конечно, не повод для агрессии.

Еще вспоминается Слободан Милошевич и его знаменитый лозунг: "Сербы не останутся на чужбине!". Мол, если кто-то хочет отделяться, скатертью дорога, но где живет хотя бы один человек, считающий себя сербом, там будет Сербия.

А еще - Леонид Брежнев с "доктриной ограниченного суверенитета". Можете числиться независимыми, но лишь до тех пор, пока делаете исключительно то, что мы велим, иначе навестим вас на танках. Только теперь она применяется не к восточноевропейским, а к постсоветским государствам. Первые, на их счастье, успели вступить в НАТО раньше, чем Россия "поднялась с колен".

Помню, как возмущались московские политики и комментаторы стремлением в Альянс бывших вассалов. Зачем вам это нужно, о какой угрозе вы говорите, вы в плену старых фобий, нам обидно такое слышать, Россия уже не та! Оказалось, та самая.

Прямо скажем, не лучших политических учителей мы выбрали.

Двойные стандарты

Башар Асад два с лишним года ведет полномасштабную войну со своим народом, в которой погибли, по оценкам ООН, более 100 тысяч человек, но воздействовать на него извне, по мнению Кремля, все равно нельзя. В отношении Украины достаточным поводом для интервенции послужило то, что какие-то люди в Киеве и Львове ходят по улицам и не те слова говорят.

Муаммар Каддафи пришел к власти в результате переворота и 40 лет правил диктаторскими методами, но являлся для Москвы легитимным. А новые власти Украины, начавшие свою деятельность с назначения даты выборов, видите ли, нелегитимны, потому что нарушили соглашение с Януковичем от 21 февраля, которое Россия, кстати, не подписывала и не имеет к нему никакого отношения.

При Януковиче на Украине реально убивали людей, но Москва не считала его преступником, и даже к сдержанности и диалогу не призывала, а откровенно науськивала "не быть тряпкой".

Если у России возникли озабоченности по поводу русского языка, флота и других вопросов, их следовало обсуждать с правительством Украины и теми странами, которые имеют вес в мире и влияние на Киев. Один из главных постулатов международного права - односторонние действия недопустимы, все противоречия надо решать за столом переговоров, силу для защиты своих интересов можно применять лишь тогда, когда все иные средства исчерпаны.

Москва в свое время сурово порицала США и их союзников за действия в Ираке в обход Совета Безопасности ООН, но американцы хотя бы, прежде чем начать бомбить, несколько месяцев вели консультации, в том числе, с Россией.

Кстати, любопытный вопрос: почему бы, в самом деле, не сесть за стол и не обменять, скажем, закон о статусе русского языка и базу в Севастополе на уступки по газовым ценам? Экономическая заинтересованность Украины при любой власти очевидна, рычагов достаточно.

Лично я вижу причину в имперской гордыне и нежелании признавать распад СССР как историческую реальность. Если уж не во всем мире, то на постсоветском пространстве Кремль должен не торговаться, а приказывать! Правителям и поддерживающим их гражданам очень хочется стучать кулаком по столу и чтобы все испуганно пятились, только так они чувствуют себя великими.

Цена вопроса

Покончив с моральной стороной дела, поговорим о прогнозах на ближайшее и отдаленное будущее.

Здесь вопросов пока больше, чем ответов. Например, станет ли полуостров субъектом РФ или "островом Крым", формально отдельным государством наподобие Абхазии и Южной Осетии?

Я больше склоняюсь к первому сценарию. Один умный и неплохо осведомленный человек, с которым я поговорил с утра, уверен в обратном. Поживем - увидим.

Еще важнее, ограничится ли Владимир Путин Крымом, или попытается "подмять" всю Украину, либо значительную ее часть? Исторический прецедент и ход текущих событий вроде бы указывают на первый вариант.

В конфликте с Грузией в 2008 году Кремль повел себя более или менее взвешенно.

Одно дело - Украина, большое европейское государство, другое - крошечный полуостров с населением два с половиной миллиона человек.

Одно дело - вводить войска туда, где, как в Южной Осетии или в Крыму, большинство им радо или, как минимум, настроено нейтрально, другое - оккупировать страну, где вас ненавидят, и давить сопротивление репрессиями на глазах у всего мира.

Непонятно, как сложатся в таком случае отношения с Украиной. С Грузией, как известно, дело кончилось полным разрывом. Лишь недавно возобновилась какая-никакая торговля, а работа посольств и регулярное авиасообщение не восстановлены и поныне.

Но Грузия - страна маленькая, в экономическом и гуманитарном отношении для России не слишком важная, а представить себе жизнь без поезда "Москва-Киев" лично мне трудно.

Возможно, в Кремле исходят из того, что украинцы нуждаются в России, как минимум, не меньше, и проглотят пилюлю?

Третье неизвестное в уравнении - реакция Запада.

Если конфликт не распространится за Перекоп, возможно, удастся избежать полномасштабного возобновления "холодной войны" и жестких санкций.

То, что большинство жителей Крыма, так же как Абхазии и Южной Осетии, тяготеют к России - факт.

В конце концов, абхазская, а в перспективе крымская ситуация окажется зеркальным отражением косовской.

В международной практике имеются такие прецеденты, как Гуантанамо и Гибралтар. Почему, если на то пошло, Севастополь не может быть на Украине "российским Гуантанамо"?

Запад, конечно, никогда официально не признает отторжения Крыма и в особенности методов, какими это делается, но будет присутствовать внутреннее ощущение, что в позиции Москвы есть некая сермяжная правда.

Хотя и в этом случае заплатить придется. Рубль вон уже упал.

Членство в "Большой восьмерке" под вопросом. Новых Олимпиад и прочих знаков уважения Россия теперь тоже вряд ли дождется.

Я обратил внимание, что на церемонии закрытия блестяще удавшихся сочинских Игр все веселились, а Владимир Путин сидел с таким выражением лица, будто ему показали лимон. Теперь понятно, почему. Небось думал о том, что такой праздник в его жизни последний.

Европа утроит усилия с целью ослабить газовую зависимость от "энергетической сверхдержавы".

В Белый Дом в 2016 году может прийти новый Рейган, который вместо "перезагрузки" сполна загрузит Россию глобальным соперничеством и гонкой вооружений.

Главное и второстепенное

Возможно, в Киеве кто-то обидится на меня за эти слова, но я на их месте сильно не горевал бы о Крыме.

Важны не размеры государства, а цивилизационный вектор. Если люди не желают быть европейцами, чужую голову им не приставишь, пусть идут куда хотят, а Украина быстрее пойдет туда, куда нужно. По крайней мере, меньше будет голосов за коммунистов.

Россия же снова исторически проиграет.

"Маленькая победоносная война" способна на время поднять рейтинг лидера в глазах не самой умной части соотечественников, но никаких проблем страны не решает.

Если Крым станет российским, бюджет не обогатится, и граждан все равно не будут принимать туда на отдых бесплатно.

Представление, будто главным смыслом существования государства является территориальное расширение, а главной ценностью земля и природные ресурсы, устарело 100 лет назад.

Основные источники богатства, могущества и национального престижа - финансы и информация, интеллект и предприимчивость, а они в условиях несвободы и изоляции не расцветают.

Надо не перекраивать границы, а строить глобальный открытый мир, в котором границы потеряют значение.

Николай II даже на куцые реформы шел лишь под давлением обстоятельств и со скрежетом зубовным, зато грезил о Маньчжурии и проливах.

Гитлер тоже начинал с собирания земель, населенных этническими немцами, и разговоров о вставании с колен.

Страну действительно унизили и задвинули, и почему бы немцам не жить вместе? Но для Германии это кончилось катастрофой. Если бы Берлин ограничился Австрией и Судетами, война не разразилась, и режим законсервировался, тоже не было бы ничего хорошего.

По-настоящему подняли Германию с колен Аденауэр и Эрхард. Без громких фраз и патриотических барабанов построили либеральную демократию, свободную рыночную экономику и правовое государство. И через десяток лет ФРГ стала великой державой, а немцы зажили так, как их отцы и деды мечтать не могли, хотя ее территория составляла примерно половину против 1937 года. Оказалось, никакого особенного "жизненного пространства" для этого не требуется.