"Осторожно, люди": паранормальное в нормальной жизни

  • 21 мая 2014
  • kомментарии

21 мая, в возрасте 80-ти лет умер Принц Руперт Цу Лёвенштайн, финансовый менеджер группы "Роллинг Стоунз" на протяжении четырех десятилетий.

В середине 60-х делами группы управлял, а точнее, заправлял Алан Кляйн, акула шоу-бизнеса из Нью-Джерси. Кляйна мы знаем по его недолгому альянсу с "Битлз", считается, что он стал одной из причин распада ливерпульской четверки.

Кляйн работал в агрессивном стиле, у "Роллингов" он забирал 50% от поступлений с фирмы грамзаписи. К 68-му году терпение Мика Джаггера с друзьями стало кончаться. Знакомый коллекционер картин, Кристофер Гиббс, познакомил его с совладельцем небольшого лондонского коммерческого банка Рупертом Лёвенштайном. Тот ничего не знал о группе, музыку их не слышал.

Джаггер поставил конкретный вопрос — может ли Руперт помочь "Роллинг Стоунз" выпутаться из кабального контракта с Аланом Кляйном?

За первой встречей последовала вторая, потом третья. Мик понравился банкиру своей честностью и открытым характером. Однако партнеры Руперта Лёвенштайна по финансовой фирме были категорически против таких клиентов.

Media playback is unsupported on your device

Слава о проделках рокеров, об их распутном и аморальном образе жизни наполняла страницы бульварной прессы. У Руперта и Мика сложились доверительные отношения. Например, Руперт устраивал "Белый Бал" в своем доме в Холланд-парке и Мик Джаггер, большой мастер по социальным связям, устроил все наилучшим образом.

Гости гуляли до половины шестого утра, на весь квартал грохотала музыка. Когда одна из соседок не выдержала и позвонила в полицию, там ей ответили: "извините, ничем не можем помочь. Одна из гостей — Принцесса Маргарет, родная сестра Королевы".

Как банкир, Руперт Лёвенштайн тяготел к "новым деньгам", он видел в них динамику и энергию развития. "Старые деньги, — говорил он, — со временем тают". "Роллинг Стоунз" вписывались в его финансовую модель, и Руперт Лёвенштайн сумел уговорить своих партнеров.

Первым его шагом стало решение больше гастролировать, поскольку заработки с выступлений не проходили по контракту с Аланом Кляном. Вторым шагом стал переезд "Роллингов" из родной Англии, где по прогрессивному налоговому законодательству с больших сумм приходилось платить до 85 процентов налога, на юг Франции. Там и солнце жарче и налоги меньше.

К 1970 году Руперт Лёвенштайн сумел освободиться от пластиночного контракта с Деккой, а к 72-му договорился и с Аланом Кляйном, хотя судебная тяжба продолжалась еще 18 лет.

Молодежь ему досталась трудная, пришлось повозиться. Себя он называл смесью "банковского менеджера, психиатра и няньки". Газеты окрестили его Rupie the Groupie. Действительно, он сопровождал "Роллинг Стоунз" во многих поездках, хотя уклонялся от их громкой музыки.

В 1978 году в Канаде, в Торонто, полиция завела дело против Кита Ричардса, обвиняя его в мелкой преступности ради удовлетворения своей наркомании. Руперт Лёвенштайн составил банковское свидетельство о личных тратах Кита Ричардса за предыдущий год, они составили 350 тысяч долларов. "При таких карманных тратах, — заявил он, — моему клиенту не нужно добывать деньги на героин".

Известно, что после многолетнего тесного общения взаимоотношения в группе расстроились, в 80-е и 90-е годы говорили о неминуемом распаде группы. Именно Руперт Лёвенштайн убедил ребят не делать глупостей и продолжать выступления на радость народам.

Он также помог Мику Джаггеру в трудном бракоразводном процессе с Джерри Холл, так что своими трудовыми сбережениями (их оценивают в 200 миллионов) Мик обязан его советам.

Руперт, а точнее, Руперт Луи Фердинанд Фредерик Константин Лофредо Леопольд Герберт Максимиллиан Губер Джон Генри Цу Лёвенштайн, родился на острове Майорка в 1933 году.

Семейный титул Лёвенштайнов в семье передается по наследству с 1488 года.

Лёвенштайн (немецкое написание Löwenstein) — город в Германии, в земле Баден-Вюртемберг. Центр виноградарства и виноделия.

В июле с группой фанов и друзей поеду туда с супругой Ольгой отмечать мой день рождения. Дело в том, что мы с ней оба — Лёвенштайны.

Фамилию я получил от отца, а как она досталась его предкам — узнать не удалось.

Знаю точно — германской аристократии у нас в роду нет.

Несмотря на это, к покойному Руперту питаю родственные чувства.

Я, как и он, волею судьбы тоже почти сорок лет в роке.