Церемония первая: литературная

  • 23 июня 2014
  • kомментарии
Артемий Троицкий со списком претендентов на премию "Национальный бестселлер" Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Среди претендентов на премию был и новый роман Владимира Сорокина "Теллурия"

Начало июня у меня было ознаменовано пребыванием с семьей в Черногории и участием в двух церемониях в качестве ведущего. В Черногории ничего особо интересного не происходит; говорят, что хлынул поток покупателей недвижимости с Украины. А из двух церемоний сначала случилась литературная - НАЦИОНАЛЬНЫЙ БЕСТСЕЛЛЕР.

Впервые она вручалась в 2001 году и с тех пор ни место проведения - парадный зал гостиницы "Астория" в Петербурге, ни формат мероприятия нисколько не изменились.

В 2001-м я был членом жюри и отнесся к своей миссии максимально ответственно: прочел все шесть книг из шорт-листа и, оглашая свой вердикт со сцены, подробно отрецензировал каждую из них. Такая добросовестность произвела впечатление на основателя премии, литературного критика Виктора Топорова, и мне было предложено стать постоянным ведущим церемонии. И вот, с тех пор, уже десять с лишним лет...

Штука эта для меня довольно полезная, поскольку позволяет каждый год, хочешь не хочешь, знакомиться с новинками нашей литературы и быть в курсе. В прошлом году, например, открыл для себя двух шикарных авторов - Софью Купряшину и Евгения Водолазкина (хотя премию получила загадочная Фигль-Мигль). В этом году отличие было одно, и очень грустное: церемония проходила без Топорова. Виктор Леонидович умер в августе прошлого года, и то, что Нацбест без него выжил - доказательство нужности премии. Ну, и памятник отцу-основателю, конечно.

А теперь, собственно, впечатления от книг-номинантов. В алфавитном порядке авторов, как их и представляли на церемонии.

МАРАТ БАСЫРОВ, "Печатная машина". Автобиографический роман, выстроенный из скомпонованных хронологически виртуозных рассказиков. Любовь и секс, кровь и алкоголь, амбиции и общаги, смерть и деньги... критики сравнивают с Чарльзом Буковски - в контексте советской Уфы и Петербурга 90-х. Как цельный роман, книга не вполне удалась - финал не то что смазан, а просто отсутствует. Но написано здорово - очень искренне, предельно грязно и поэтично одновременно!

КСЕНИЯ БУКША, "Завод "Свобода"". Удивительное произведение: чистой воды "производственный роман"; биография реального завода, утопающая в промышленных деталях - но при этом написанная языком экспериментальной прозы! История создания тоже курьезна: как призналась молодая писательница, она входила в группу пиарщиков, делавших ребрендинг того самого завода, и просто решила пустить массу фактологического материала во "вторичную переработку". Получилось! Хотя бы потому, что ни на что не похоже - а это в наше пост-пост-время, согласитесь, дорогого стоит.

ПАВЕЛ КРУСАНОВ, "Царь головы". В отличие от первых двух авторов, Крусанов - писатель известный, один из главных в Питере; "Укус ангела" и "Американская дырка" - это его романы. "Царь головы" - сборник рассказов, точнее, фантасмагорических философских притч, ведущих прямую родословную от ”Петербургских повестей" Гоголя (кстати, мой любимый русский писатель). Смесь бытовой магии, средней тяжести психоделии, темного юмора и ненавязчивой морали; действие происходит в наши дни и некоторые герои почти узнаваемы. Готовые сценарии для "взрослых" мультиков или короткометражек.

ВЛАДИМИР СОРОКИН, "Теллурия". У двух крупнейших современных русских писателей четкое разделение труда: Пелевин художественно анализирует настоящее, Сорокин - предсказывает будущее. И делает это, не побоюсь громкого слова, гениально. "День опричника" казался остроумной антиутопией, а сейчас мы в нем практически живем. Наступление Нового Средневековья, описанного в "Теллурии", происходит на наших глазах, и не только в России, а парадоксальная трактовка личности Путина уже успела стать хрестоматийной - в определенных кругах, по крайней мере. Единственная книга из шорт-листа, которую я прочел задолго до церемонии - по рекомендации Константина Богомолова, который, дай бог, ее поставит в театре. Интересно, в каком?

СЕРГЕЙ ШАРГУНОВ, "1993". Традиционная добротно-скучноватая реалистическая проза на остроактуальные темы. Жизнь и быт рабочего класса в приснопамятном году; типичные семейные метания, конфликт поколений, бандиты и стяжатели - все на фоне нарастающего политического гула, завершившегося взрывом 3-4 октября. Как это ни странно (имея в виду активизм Сергея), роман не публицистический, а скорее психологический, и личные драмы героев прописаны в нем живее и убедительнее, чем политические мотивации. Соответственно, возможный вывод, напрашивающийся из текста: никакая идеология не стоит любви, дружбы и крепких семейных уз.

ВЛАДИМИР ШАРОВ, "Возвращение в Египет". Маститый эпический автор представил эпохальный роман в письмах. История семьи русских интеллигентов (прямых потомков Гоголя, между прочим), их друзей и знакомых на протяжении неиссякаемого на испытания ХХ века. Дореволюционный рай, гражданская война, сталинские репрессии, ссылка, жизнь в секте с характерным названием "бегуны". Библия, Гоголь, театр, степь... Роман велик, и трактовать его можно по-разному. Лично я понял его так: аутентичная русская интеллигенция - это и есть секта. Одухотворенная, замкнутая, не желающая адаптироваться к внешнему миру и не способная на него реально воздействовать. Автор сказал мне, что не возражает против такой версии.

Согласно голосованию жюри, премия Национальный Бестселлер 2014 года была вручена Ксении Букше за роман "Завод "Свобода". Литературная общественность, засевшая в "Астории", была счастлива: Букша очень молода, очень беременна и из Петербурга. Поздравляю!