"Осторожно, люди!": судьба копейки

  • 2 июля 2014
  • kомментарии
Сева Новгородцев

Вспоминается старая пластинка: “Эта песня за два сольди, за два гроша...” Всю жизнь хотел спросить сочинителя русского текста: так за два сольди, или за два гроша?

Грош - это валюта польская и австрийская, а сольдо, в прошлом одна двадцатая лиры, вообще как деньга из употребления вышла еще в 1947 году. К тому моменту, когда я попал в Италию в конце 70-х, лира тоже сильно измельчала.

В одном американском долларе помещалось их почти 1000 штук. Тысяча долларов была, соответственно, миллионом лир, миллион — миллиардом, миллиард - триллионом, а уж про итальянский государственный бюджет того времени даже и говорить трудно: какие то секстиллионы.

Но начал я, собственно, с разговора о сольдо, от которого уже больше следа не осталось, только через песню и вспомнить можно. В Англии этот вопрос тоже назревает.

Монетка в один пенс многим кажется совершенно бесполезной. Большинство людей медяки в карманы или кошельки не кладут, а кидают в банку. У меня таких банок уже несколько, каждая тянет фунтов на десять - это не по весу, а по деньгам, а ведь даже по большому безденежью их в магазин или банк не понесешь. Неудобно.

Стали тут опрашивать народ. Единственно, кто за пенс вступился - это магазин под названием 99 пенсов. У них все товары стоят именно 99 пенсов, и главная фишка - дать сдачу, этот самый пенс. Если пенс отменить - говорят они, нам придется товар продавать по фунту и всю фирму переименовывать. Делать, как говорят, ребрэндинг, а это уже миллионы, а не копейки.

С копейкой дело обстоит примерно так же. Если их собрать штук тридцать в кармане, то вес почувствуешь, а покупательную способность - нет.

Media playback is unsupported on your device

А как важно все начиналось: копейные деньги появились в эпоху Ивана Грозного, на ней изображался всадник с копьем. Одни предполагают, что это Георгий Победоносец, по мнению других — сам великий князь “всея Руси”, получивший в 1547 г. титул царя.

Монеты, на которых всадник был не с копьем, а с саблей называли “сабленицы”.

Первые копейки были маленькие, как арбузные семечки, неправильной формы. Делали их из серебряной проволоки, выдавливая молотом-чеканом. Случалось так, что полновесная серебряная копейка могла цениться намного больше, чем подешевевший рубль. Во времена “медного” бунта, когда рублю перестали доверять, именно копейки оказывались в кладах.

В наше виртуальное время кладов уже не зарывают, если денег много, их можно в электронном виде спрятать где-нибудь в надежном заграничном месте.

Деньги дешевеют, роль копейки уменьшается, и вскоре невооруженным взглядом ее будет не разглядеть. Уйдут в прошлое и поговорки вроде “Кто рано встает, у того копейка растет” или “Копейка рубль бережет”.

Копейка ни рубль, ни тем более евро уже не сбережет.

И все же, господа, не выбрасывайте банки с медной мелочью, оставьте их детям и внукам - когда-нибудь эти монетки будут иметь коллекционную ценность.

Лет через триста. Или семьсот.