О "часе Рэмбо"

  • 17 июля 2014
  • kомментарии
Умар аш-Шишани и группа боевиков ИГИЛ Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Тархан Батирашвили cтал в новой жизни Умаром Аш-Шишани

"Была бы кутерьма, а люди найдутся", - утверждал Михаил Булгаков.

К чему это я? А к двум историям, недавно опубликованным на нашем сайте: о Тархане Батирашвили из Грузии, в новой жизни Умаре Аш-Шишани, воюющем в Ираке на стороне ИГИЛ, и молодом шведе Микаэле Скилте, воюющем в Донбассе на стороне властей Украины.

Чего их туда понесло?

В "грузинском" случае еще просматриваются какие-то рациональные мотивы: парень после увольнения из армии не смог найти работу, по словам его отца, остался без копейки, угодил в тюрьму за хранение патронов, обиделся на свое государство.

Хотя житейские неурядицы - еще не повод менять имя и подставлять голову под пули. Как заметил репортеру Би-би-си Батирашвили-старший, лучше бы дома жил, фермерствовали бы вместе, земля в Грузии плодородная, с голоду, слава богу, не помрешь.

А уж из благополучнейшей Швеции отправиться на войну - вообще, на первый взгляд, за гранью понимания.

Скилт, по его словам, борец за "выживание белой расы". При чем здесь Украина? Ну, может быть, прочитал в переводе с какого-нибудь ультранационалистического сайта нечто созвучное его настроениям, и проникся.

Но и это не объясняет всего. Не один Скилт в Европе так думает, однако большинство сидит себе в уютных домах перед компьютерами, и самовыражается.

Когда хватаются за оружие

На мой взгляд, даже у граждан Украины нет достаточных оснований убивать друг друга, если бы они сами себя не накручивали.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Когда в любой точке Земли общество вдруг сходит с ума, наступает "час Рэмбо"

Вооруженное восстание - дело нешуточное. Это всегда кровь, бедствия, разрушение нормальной человеческой жизни, в том числе для тех, кто вовсе не просил заваривать кашу. Оно может быть оправдано в самом крайнем случае: если люди годами стонут под игом свирепой диктатуры, лишены ключевых прав и возможностей, а правительство отвергает любые компромиссы и отвечает репрессиями даже на словесное недовольство.

Если оставить в стороне эмоции, что конкретно Киев жителям Донецкой и Луганской областей дурного сделал, прежде чем они приступили к силовому захвату власти? Чем их так уж "угнели"? Какие вопросы нельзя было решить за столом переговоров?

Понятно, что новая власть им политически и эстетически не нравится. Так доброй половине американцев не нравится Обама. В России есть люди, которым не нравятся Путин и его политика. Это не причина за оружие хвататься.

А о европейцах и говорить нечего.

Чужая жизнь, чужие проблемы, чужая война. Для среднего шведа конфликт на Украине - все равно, что россиянам конфликт между африканскими народностями тутси и хуту. Поди разбери, кто там прав. А даже если определиться - от сочувствия одной из сторон до личного участия дистанция огромного размера.

На рынке доктрин

Мне кажется, дело в людской индивидуальности.

Политические взгляды, и особенно способ их выражения определяются не только и не столько реальными интересами, сколько состоянием души.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Эдуарду Лимонову не нравилось ни в СССР, ни на Западе, ни в современной России.

Личность формируется годам к пятнадцати, в этом же возрасте человек начинает интересоваться политикой, идет на рынок доктрин и выбирает, как одежду по фигуре.

Конечно, железной закономерности нет, но у того, кого в детстве обижали одноклассники, намного больше шансов сделаться либералом и правозащитником, чем у того, кто сам всех бил.

Кто "по жизни" покладист, добродушен и терпим, скорее всего, станет приверженцем центризма и умеренности.

А бывают люди (я встречал их немало) которые лучше всего чувствуют себя в атмосфере конфликта. Они так подзаряжаются энергией, создают его на пустом месте и в политике будут тяготеть к радикализму и борьбе.

"Вечному революционеру" Эдуарду Лимонову не нравилось ни в СССР, ни на Западе, ни в современной России.

А еще есть типажи с психологией Рэмбо, которым скучна размеренная упорядоченная жизнь. Вот вы можете представить его остепенившимся, обзаведшимся семьей и домом, ходящим каждый день на работу?

Литературный и кинематографический Рэмбо вызывает симпатию, поскольку сначала защищает свое поруганное достоинство, потом боевых товарищей из беды вызволяет. Но, вообще-то, для такого человека война первична, а идея вторична. Повод он всегда найдет.

Искатели приключений

Правообладатель иллюстрации facebook
Image caption Снимок с аккаунта Скилта в Facebook

Микаэль Скилт заявил корреспонденту Би-би-си, что после Украины, наверно, поедет в Сирию - сражаться за Башара Асада, поскольку тот "противостоит сионизму".

Тезис спорный. Видный российский эксперт по Ближнему Востоку Евгений Сатановский убежден, что сохранение у власти Асада, напротив, как нельзя лучше соответствует интересам Израиля.

Сдается, не в сионизме дело. Просто в добропорядочной, прилизанной, филистерской Швеции ему тошно.

Рэмбо и Че Гевары были бы по-человечески привлекательны, если бы находили приключения только на свои головы.

Для цивилизованной жизни требуются иные качества: способность много, а главное, систематически работать, умение со всеми ладить, готовность к компромиссам, предсказуемость поведения.

Даже трусоватость до определенного предела больше достоинство, чем грех. И в лидеры скорее выбьется не агрессивный вожак, а хитрый комбинатор, в совершенстве овладевший методом Дейла Карнеги.

Определенное количество "крутых" и авантюристов всегда будет рождаться в любом социуме. Поделать тут ничего нельзя. Но здоровое, правильно устроенное общество не оставляет им шанса.

Нравится, не нравится - будешь приспосабливаться, и жить, как мирный законопослушный обыватель. Мало ли у кого какие фантазии, но не все следует проделывать. Имеешь от рождения повышенную потребность в адреналине - играй в компьютерные игры или занимайся экстремальными видами спорта.

А когда в любой точке Земли общество вдруг сходит с ума, наступает "час Рэмбо", и они слетаются отовсюду, как мухи, на открытую рану.