Переименование Петербурга в 1914 году: роковая смена имени

  • 30 августа 2014
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации RIA NOVOSTI
Image caption Манифестация дворянства и купечества у Зимнего дворца в Петрограде, в день объявления манифеста о войне с Германией. (Снимок сделан в июле 1914 года). Репродукция 1963 года Н.Пашина.

Сто лет назад 31 августа 1914 года Петербург переименовали в Петроград.

Заканчивался первый месяц мировой войны. Для России и ее союзников он складывался скорее неудачно. Немцы подходили к Парижу. В Восточной Пруссии была окружена 2-я русская армия. 30 августа ее командующий генерал от кавалерии Александр Самсонов застрелился. Радовали только успехи в Галиции, русские войска подходили к Львову.

Зато в Петербурге продолжался невиданный патриотический подъем. Разгромили посольство Германии на Исаакиевской площади, убили ни в чем не повинного посольского кельнера. Побили стекла в магазинах германских и австрийских поданных. Закрыли все немецкие газеты. Изгнание Вагнера из репертуара Мариинского театра объясняли так: многие русские певцы от пения Вагнера сорвали голос, вспоминает даже один случай самоубийства. Слово "бухгалтер" повсеместно замещено словом "счетовод". Обладатели немецких фамилий меняют их на русские: Саблер стал Десятовским, Ирман - Ирмановым, Гурлянд - Гурьевым, Штюрмер желает стать Паниным. Пора было задуматься и о переименовании столицы России.

Первыми с такой инициативой выступили проживавшие в Петербурге чехи: "Ныне вполне своевременно и уместно вспомнить почин длинного ряда русских деятелей и мыслителей XVIII и начала XIX веков, которых коробило немецкое название нашей столицы. Мы, чехи, просим общественное управление столицы войти с ходатайством на Высочайшее Имя об утверждении и обязательном впредь употреблении русского названия столицы "Петроград"".

Как позже, по другому случаю, заметил Владимир Ленин: "Обрусевшие инородцы всегда пересаливают по части истинно русского настроения". Инициативу братьев – славян мало кто заметил. Как оказалось, зря.

31 августа было опубликовано высочайшее повеление Николая II "Об именование впредь города Санкт-Петербурга - Петроградом". Считается, что не сам государь стал инициатором нового названия столицы, его предложил министр землеустройства и земледелия Александр Кривошеин.

Но хотя название "Петроград" упоминается и в пушкинском "Медном всаднике", энтузиазма переименование не вызвало. Сердитая Зинаида Гиппиус припечатала авторов нового названия столицы:

"Кто посягнул на детище Петрово?

Кто совершенное деянье рук

Смел оскорбить, отняв хотя бы слово,

Смел изменить хотя б единый звук?

<…>

Чему бездарное в вас сердце радо?

Славянщине убогой? Иль тому,

Что к "Петрограду" рифм гулящих стадо

Крикливо льнет, как будто к своему?"

Особенно фраппированы были "мирискусники", придумавшие, собственно говоря, образ петровского Петербурга заново, первые сознательные патриоты города. Их вождь Александр Бенуа: "Петербург или Петроград – это вовсе не шутки, а это вся история России, все ее будущее, весь ее исторический смысл. Свободная творческая воля или рабская покорность, движение вперед, вширь, в мир, или замкнутость китайской стеной, вселенность или местность, “столичность” или “провинциализм".

Художник Константин Сомов: "Поражение наших войск, уничтожено два корпуса, убит Самсонов. Позорное переименование Петербурга в Петроград!".

Искусствовед, брат полководца, Николай Врангель: "Не говоря о том, что это совершенно бессмысленное распоряжение, прежде всего, омрачает память о великом преобразователе России, но обнародование этого переименования " в отместку немцам" именно сегодня, в день нашего поражения, должно быть признано крайне неуместным".

Город наш менял за время своего существования названия четырежды: Петербург – Петроград – Ленинград – Петербург. Ни одно не влекло такого обвала несчастий как первое из них. Сначала немецким сочли имя города, потом всех немцев верой и правдой служивших России, а потом и правящую династию. В 1915 году на линкоре "Гангут" балтийские матросы бунтовали под крики: "долой немцев", " "из-за немцев наши большие корабли не действуют", в 1916 убили как "немецкого шпиона" Григория Распутина, а в феврале 1917 одним из главных лозунгов масс стало свержение немки – императрицы и готового заключить сепаратный мир императора – германофила.

Смена имени оказалась роковой, самый плодотворный петербургский период русской истории уходил в прошлое. Как писал историософ Николай Анциферов: "Лишение города векового имени должно было ознаменовать начало новой эры в его развитии, эры полного слияния с когда то чуждой ему Россией. Оживший Медный Всадник явится на своем "звонко скачущем коне" не во главе победоносных армий своего злосчастного потомка, а впереди народных масс, сокрушающих прошлое…".

Не надо менять имена столиц и музыку гимнов. Это – чревато.