Блог из Шотландии: и вот пробил час

  • 18 сентября 2014
  • kомментарии
Референдум в Шотландии Правообладатель иллюстрации Getty

"А ты сам-то собираешься голосовать?" - спросил Нико у сотрудника гостиницы. Мы подбивали финансы перед последним в этой поездке переездом в Эдинбург. "Конечно, - сказал молодой человек, широко улыбаясь, - вот смена закончится, и проголосую".

"А как?" - не унимался наш оператор. "Думаю, что все-таки "нет", - ответил дежурный администратор, после чего хитро улыбнулся и добавил, - но вообще, могу еще и передумать!"

На сей раз переезд обошелся без происшествий, мы с запасом в полторы минуты успели сдать машину, чтобы нам не засчитали лишний день, и расположились в гостинице.

Эдинбургские отели забиты под завязку. Мало того, что на референдум съехались журналисты со всего мира, так еще и многочисленные туристы, видимо, решили, что референдум будет самым подходящим временем, чтобы посетить шотландскую столицу. Вероятно, для того, чтобы потом можно было говорить, что в исторический момент они тоже оказались в самом центре событий.

Наглядной агитации на улицах почти не осталось. Правда, частные дома по-прежнему выставляют свои политические предпочтения в выходящих на улицу окнах, и в столице "да" встречается гораздо чаще, чем "нет".

Впрочем, как показали наши поездки по стране, это тоже еще ни о чем не говорит.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Агитацией занимались даже собаки

Вечером мы с Колей вышли на улицу, чтобы ради разнообразия поесть НЕ в гостинице – благо, мы располагаемся в самом центре Эдинбурга, непосредственно над вокзалом.

Многочисленные туристы вперемежку с мужчинами в килтах упоенно глазели по сторонам.

Посмотреть действительно было на что. По Королевской миле - самой что ни на есть центральной улице города - проехал открытый кабриолет (здесь не жарко), так густо облепленный стикерами с ярко-белыми "Да", что собственный цвет машины угадать было сложно. За рулем сидел молодой человек. Он нежно обнимал плечи девушки, предки которой явно происходили из Юго-Восточной Азии.

Через улицу на красный свет светофора бодро промаршировал хипповатый юноша в коротких штанах и растянутой по всем направлениям майке. Мне показалось, что свою буйную шевелюру он не расчесывал вот уже несколько недель.

На плече он тащил длинный-предлинный металлический прут, на котором, как на древке, болталось три флага - сверху вниз на ветру развивались следующие полотнища: шотландский андреевский крест на синем фоне, флаг Уругвая с солнышком (это не я такая образованная, это мне Коля подсказал) и флаг Палестинской автономии, который я с легкостью признала.

"Ну, Шотландия с Палестиной еще туда-сюда, но при чем тут Уругвай?" - поинтересовалась я у Коли.

"Кажется, у них там какой-то конфликт с Аргентиной", - неуверенно сказал мой коллега.

Я немедленно подумала, что тогда было бы уместнее нести флаг самой Аргентины, которая до сих пор не может забыть Англии историю с Фолклендскими островами.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Явка избирателей была рекордной

Отужинав в каком-то пабе, где, кстати, кормили невероятно вкусно, давали огромные порции и почти не просили денег, мы пошли обратно в гостиницу.

По противоположной стороне улицы шли два молодых человека. На обоих были шотландские килты и майки футбольных болельщиков. Один из них передвигался по синусоиде, и мы с замиранием сердца ждали, сумеет ли он избежать спуска на проезжую часть.

Конца героического продвижения двух, надо думать, сторонников независимости, мы не видели, потому что пришли к себе.

А за несколько часов до этого, стоя у окна, я наблюдала, как по тому же тротуару шел респектабельный гражданин, который вел на поводке собаку неизвестной породы. Размерами псина походила на годовалого теленка.

"Интересно, где он ее выгуливает?" - немедленно подумала я, потому что представить себе этого волкодава в городских условиях было сложно.

На спине собаки красовался плакат с красноречивым "Нет".

Любопытно, что это уже второй "лучший друг человека", которого хозяева приспособили для анти-независимой агитации.

Первым, как вы помните, была собака фермера Алекса – Ная.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Осталось лишь подсчитать голоса

Впрочем, время агитации уже безнадежно прошло, да и ожидание уже почти закончилось: в пятницу утром мы должны узнать, что же все-таки решили шотландцы.

Предсказать результат - даже за несколько часов - совершенно невозможно. Главный вопрос состоит в том, как проголосовали те, кто до самого конца сомневался. Разрыв между двумя лагерями настолько мал, что чаши весов могут с легкостью склониться как в ту, так и в другую сторону.