“Осторожно, люди!”: исторические основания для оптимизма

  • 29 октября 2014
  • kомментарии

Споминается шутка про пессимиста и оптимиста: “Ой, как плохо! — жалуется пессимист – хуже быть не может!” На что оптимист, с жизнерадостной улыбкой говорит “Нет, может, еще как может! И, скорее всего, будет!”.

Это — не намек на Отечество. Я вспомнил анекдот в связи с Америкой. Там некоторые граждане, (чтобы быть точным — в пропорции 53-х к 46-ти), ругают нынешнего, законно избранного президента Соединенных Штатов, говоря всуе, что он – наихудший, что хуже него в американской истории не было.

А мы на это ответим, с улыбкой оптимиста – было! Историю своей страны надо знать! В начале двадцатых годов, когда еще жив был Ленин, американским президентом был некто Уоррен Хардинг.

Он имел много хороших и верных друзей, которые частенько навещали его в Белом Доме, садились за стол расписать пульку или две. Время было суровое, послевоенное, в Америке царил “сухой закон”. А какая же пулька без выпивки?

Появлялась и выпивка, причем в неограниченных количествах. Про выгодные правительственные контракты для знакомых бизнесменов я уже не говорю.

Все это постепенно стало просачиваться в печать, и перед Хардингом встала дилемма – ждать пока всех разоблачат, или самому сделать первый шаг, и взять ситуацию под контроль?

С такими тяжкими думами отправился он в служебную поездку в Калифорнию летом 1923 года, где и умер, не покидая президентского поста. То есть, когда умер, то, естественно, покинул.

На смену ему пришел его зам, вице президент Кальвин Кулидж, человек осторожный, который как будто бы все время спал. Про него говорили, что главный талант Кулиджа, это то, что он ничего не делает.

В 1923 году это странным образом устраивало всех. Даже на интервью Кальвин Кулидж предпочитал сидеть молча. Однажды он так объяснил свое поведение.

“Во время интервью я говорю людям только “ДА” или “НЕТ”, да и это – слишком много. Мои ответы приводят собеседника в сильные чувства на целые полчаса”.

Когда Кальвин Кулидж, спустя 10 лет, в 1933 году умер, то известная юмористка Дороти Паркер заметила – “Умер, а как они определили разницу?”, намекая, что и при жизни он напоминал живой труп.

Конечно, и про президента Джорджа Буша-младшего будет потом рассказано немало, одна историю про кукурузу чего стоит. Не знаете?

Он был на кукурузном поле, и, желая видимо показать близость к матери-земле, сорвал початок, лихо его заголил, и вонзил в него свои безупречные зубы.

Странно, — говорили потом наблюдатели, ведь он вроде сам деревенский, из Техаса, должен бы знать, что кукурузу надо сначала сварить.

Конечно, в закрытом авторитарном обществе про такой случай с кукурузой никто бы и не узнал, но тем то и дорога нам Америка, что она наглядно и широко демонстрирует – как интересно жить при демократии.

Тем более — демократии американской.

Ее успех покоится на моральных идеалах, о которых всякий президент считает своим долгом высказаться.

“Ничто в мире не заменит настойчивости, сказал, например, упомянутый уже Кальвин Кулидж, — талант ее не заменит. Талант, не добившийся успеха, — это обычное явление.

Гений тоже не заменит, вокруг полно непризнанных гениев. Не заменит и образование — повсюду много образованных изгоев.

Всемогущи только решимость и настойчивость.

Другие материалы в этом блоге:

"Осторожно, люди!": история песни "My Way"

"Осторожно, люди!": свиньи и воздушный шар

"Осторожно, люди!": день рождения Джона Леннона

"Осторожно, люди!": день рождения балета

"Осторожно, люди!": шишка почтения к родителям

"Осторожно, люди!": мечты о водяной кровати

"Осторожно, люди!": памяти басиста Cream Джека Брюса