Блог Кречетникова: о национальном достоянии России

  • 18 ноября 2014
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

В пятницу представляющий акционеров совет директоров "Эха Москвы" решит дальнейшую судьбу радиостанции.

Удивительно, как мало внимания уделяют этому событию российские СМИ и общество.

Ну, понятно, за последние месяцы аналитики и публика, кажется, вообще разучились интересоваться чем-либо, кроме Украины.

Неплохо бы, помимо соседских дел, иногда задумываться о собственном будущем. А исход пятничного голосования во многом определит, в какой стране мы будем жить.

В некотором смысле, участь "Эха" важнее, чем даже президентские выборы. Потому что там все ясно, а здесь возможны варианты.

Дополнительную остроту проблеме придают два обстоятельства.

Во-первых, устав радиостанции составлен так, что любые действия акционеров, кардинально меняющие ее характер, будут нелегитимными. Если они состоятся и возымеют силу, это покажет подлинную цену разговоров о верховенстве закона и правовом государстве.

Во-вторых, все понимают: статус и репутация "Эха" таковы, что решать его судьбу может только один человек в стране. Вот и поглядим, насколько нужны ему хотя бы ограниченная свобода и хоть какой-то компромисс с мыслящей и независимой частью нации.

"Твит" Плющева

Непосредственным поводом к нынешним событиям послужили "твит" журналиста "Эха" Александра Плющева и последовавший конфликт между председателем совета директоров мажоритарного акционера "Газпром-медиа" Михаилом Лесиным и главным редактором Алексеем Венедиктовым из-за попытки Лесина, вопреки уставу радиостанции, уволить Плющева без согласования с главредом.

По моему скромному разумению, вопросы о записи в "Твиттере" и об "Эхе" надо рассматривать отдельно.

Я думаю, что уважаемый коллега был неправ.

У каждого есть определенные взгляды, симпатии и антипатии, и, соответственно, люди, чья смерть нас, мягко говоря, не опечалит. Но открыто проявлять злорадство, тем более, чуть ли не в день похорон, неприлично.

О мертвых или хорошо, или никак. Конечно, если это не Гитлер и не бин Ладен.

Вот надо ли непременно увольнять талантливого журналиста, который, к тому же, удалил "твит" и дважды извинился за свой поступок, я далеко не уверен. Есть, в конце концов, другие формы порицания и наказания, скажем, временное отстранение от эфира.

Возникает ощущение, что власти предержащие с трудом выносят пишущую братию и только и ждут, чтобы кто-то "облажался".

Интересно, стал бы Михаил Лесин с такой же непреклонностью выгонять Плющева, если бы тот допустил бестактность в отношении человека, не являющегося членом семьи главы кремлевской администрации?

А ставить судьбу всего "Эха Москвы" в зависимость от фразы одного сотрудника и спора из-за прерогатив между начальниками - дело еще более сомнительное.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Михаил Лесин намекнул на возможность космпромисса

Правовая сторона

"Эхо Москвы" - закрытое акционерное общество. 66,7% акций принадлежат "Газпром-медиа", 33,3% владеют журналисты, в том числе 18% лично Венедиктов.

В совет директоров входят четыре представителя главного акционера, трое от "Эха" и два независимых директора.

В повестку заседания внесены три вопроса: "О редакции", "О формате вещания" и "О главном редакторе".

Первая формулировка настолько расплывчата, что непонятно, что конкретно имеется в виду.

Менять закрепленный в уставе формат, скажем, на музыкальный, акционеры не вправе.

Уволить главного редактора они могут. Но и здесь все не просто. В этом случае и.о. главреда автоматически делается его первый заместитель, который должен в течение месяца провести выборы. Избирает своего главу творческий коллектив, правом выдвижения кандидатур обладают любые пять журналистов со стажем работы не менее полугода.

Правда, затем избранник должен быть утвержден советом директоров. Если журналисты и акционеры не придут к согласию, подвешенное состояние может длиться вечно.

Кабала святош

"Эхо" хорошо зарабатывает на рекламе, само себя кормит и выплачивает дивиденды акционерам.

Некоторое время назад Алексей Венедиктов предлагал выкупить акции у "Газпрома", но получил отказ.

Михаил Лесин не впервые выражает недовольство радиостанцией. Возможно, здесь есть и личное. Влиять на свою редакционную политику "Эхо" не позволяет, а числиться начальником и не руководить унизительно.

Казалось бы, если вам не нравится ваша собственность, избавьтесь от нее. И проблемы Плющева перестанут быть вашими.

Когда в 2001 году акции "Эха" и других СМИ бывшей медиа-империи Владимира Гусинского перешли "Газпрому", руководство газового монополиста уверяло, что его единственная цель - взыскать долги, непрофильные активы скоро будут проданы. С тех пор прошло 13 лет.

Можно спросить, почему бы Венедиктову и его коллегам не учредить новую независимую станцию? Но в этом случае собственностью "Газпрома" останутся выделенные частоты, а главное, знаменитый бренд.

Радиостанция-символ

По данным исследований медиа-рынка, еженедельная аудитория "Эха" составляет около семи миллионов человек, в том числе 2,2 миллиона в Москве. В столице оно является самой популярной радиостанцией. На сайт "Эха" регулярно заходят 8,6% всех российских пользователей, а в Москве 15,3%.

Когда вновь созданная станция в 1990 году стала впервые принимать в прямом эфире звонки слушателей, москвичи отказывались верить и приходили на улицу Демьяна Бедного убедиться, что она действительно существует.

С 10:18 до 15:40 21 августа 1991 года "Эхо" единственный раз замолчало. Когда войска уже покидали Москву, командир "Альфы" Виктор Карпухин послал своих людей, чтобы его закрыть. К слову, то было единственное поручение, выполненное "Альфой" за три дня путча.

Сегодня, по мнению многих, радиостанция является самым влиятельным и известным независимым СМИ в России, предоставляющим слово всему спектру политиков от Жириновского до Навального, как оппозиционерам, так и государственным чиновникам, которые, кстати, ходят в гости к "Эху" весьма охотно.

Еще лет десять назад анонимный представитель Кремля так и объяснил: надо же иметь одного анфан-террибля для демонстрации, что в России есть свобода слова!

В советскую эпоху такими "иконами либерализма" являлись "Литературная газета", на страницах которой интеллигенции дозволялось обсуждать некоторые проблемы без идеологических заклинаний, и поэт Андрей Вознесенский. Почти каждый иностранный президент или премьер считал своим долгом навестить его на дому. Как тогда шутили, проверить: если Вознесенский не в Сибири, значит, с СССР можно иметь дело.

Точно так же в наши дни практически обязательным пунктом программы московских визитов зарубежных лидеров является интервью Алексею Венедиктову.

Так что "Эхо Москвы" - явление культовое и знаковое. Таким его сделали не журналисты, а власть. Любая атака на "Эхо" есть атака на свободу СМИ, вернее, то, что от нее осталось.

Торная дорога или тупик

Писатель и публицист Андрей Амальрик утверждал, что средний россиянин, в сущности, не любит свободу.

В речах американских политиков "liberty" встречается так часто, что его вычленяет из речевого потока даже тот, кто не знает английского языка.

Буду рад, если кто-нибудь сможет привести соответствующую цитату, но я из уст Владимира Путина слово "свобода" не слышал ни разу.

Только вот какое дело: весь исторический опыт показывает, что без нее, болезной, прогресс и развитие невозможны.

В доиндустриальную эру величие измерялось размером территории и числом послушных подданных. В наши дни его создают интеллект и предприимчивость, которые в неволе не размножаются.

При помощи дисциплины и пропаганды можно выкопать канал или бросить людей в штыковую атаку. Но сегодня это не нужно.

Бог с ними, с демократией, гражданским обществом, правами человека и прозрачной властью. Понимаю, что для немалого числа соотечественников все это ценностью не является. Но без свободы слова, критики и дискуссий не будет ни сильной экономики, ни передовых технологий, ни науки, ни космоса, ни хорошей армии.

Кто не верит, пусть еще раз попробуют и убедятся. Только страну и детей жалко.

В известном рекламном ролике "Газпром" называл себя "национальным достоянием России". Как учили в детском саду, ты подожди, пока тебя другие похвалят.

Мне кажется, "Эхо Москвы" заслуживает этого звания куда больше.

Если его превратят неизвестно во что, это станет еще одним шагом в исторический тупик.

Проблеск надежды

Правда, некоторые косвенные признаки вселяют надежду на благополучный исход.

Михаил Лесин заявил "Новой газете", что у него "нет агрессивной самоцели уволить Венедиктова", а тот сказал, что видит со стороны Лесина "поиски нормального выхода из ситуации".

До голосования вроде бы должно состояться собрание команды "Эха", на котором ждут Лесина.

Так что, перефразируя название знаменитого фильма, доживем до пятницы.

Другие материалы в этом блоге:

Почему Горби разлюбил Запад

О культуре и цензуре

О "символике коллаборационистов" и политической мудрости

О Донбассе и компромиссе

О "плане Путина" для Донбасса

О российских военных отпускниках

О пакте Молотова-Риббентропа и сферах влияния

О флаге и будущем России

О пенсиях, извинениях и министерской солидарности

О мировом неравенстве