Жертвоприношение не по Марксу

  • 21 ноября 2014
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Красный георгиевский крест на белом поле – это флаг Англии. В последние десятилетия, однако, он стал одним из главных атрибутов футбольных фанатов, вывешивающих его перед чемпионатами Европы и мира

Дочь принесла телефонную трубку, и выжидательно уставилась на меня, застыв у двери. Было понятно, что ребенку любопытно, кто звонит маме на домашний телефон.

Поскольку на стационарную линию, как говорят связисты, звонят исключительно желающие что-нибудь продать, выяснить мое мнение для какого-нибудь опроса, или, на худой конец, сотрудники районной поликлиники, то особого интереса к звонку я не проявила.

"Да, - поинтересовалась я не самым любезным тоном, - слушаю". Как оказалось, звонили активисты одной из политических партий, стараясь заранее, примерно за полгода, выяснить, как я буду голосовать на предстоящих выборах.

Спешу отметить, что голосование у нас тайное, и никто не требует от меня искренне и честно отвечать на такой вопрос и вообще комментировать хоть что-то. Но, поскольку рядом стоял ребенок, который непременно бы захотел узнать, почему я не отвечаю на вопрос вежливой телефонной трубки, а я была захвачена просмотром датской криминальной драмы, то и решила отделаться побыстрее, и ответила честно и правдиво.

"Вы уверены, - продолжал настырный голос, - что за лейбористов голосовать не будете?"

"Не буду", - сказала я.

И совершила роковую ошибку.

"Мам, - поинтересовалось дитя, - а что ты не собираешься делать?" Датские преступления пришлось отложить, потому что к ребенку присоединилась сестра, которая тоже потребовала объяснений.

После краткого выяснения политических позиций основных парламентских партий (всего-то минут сорок), я поняла, что не сразу могу ответить на очередной вопрос любознательных отпрысков: "Почему твою политическую позицию решили выяснить за полгода до всеобщих выборов?".

Роковая неосторожность

После некоторых раздумий, я пришла к выводу, что удивляться, однако, было нечему.

В графстве Кент в городе Рочестер прошли так называемые дополнительные выборы в парламент, после того, как консерватор Марк Реклесс покинул ряды родной партии и переметнулся в ряды националистов UKIP (Партия независимости Соединенного Королевства).

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Теперь Партию независимости Соединенного Королевства представляют в Парламенте уже два депутата: Дуглас Карсвэл(слева) и Марк Реклесс(справа)

Выборы он с блеском выиграл уже в новом качестве, консерваторы оказались вторыми, а лейбористам пришлось удовольствоваться третьим местом, набрав в два раза меньше голосов, нежели их основные консервативные соперники.

Впрочем, то, что Рочестер – не лейбористская территория, все и так знают довольно давно. И история эта не о том, как националисты набирают голоса. В конце концов, все это может и не иметь особого значения, и на предстоящих парламентских выборах народ может проголосовать по-другому. Потому что одно дело, когда выбирают одного человека, а другое - когда на кону стоит все правительство страны на ближайшие 5 лет.

Звонок, оторвавший меня от скандинавских страстей, был сделан исключительно потому, что все политические партии пытаются понять, насколько сильно повредил лейбористам пост в сети микроблогов Twitter, который опубликовала теперь уже бывшая главный прокурор от теневого кабинета лейбористка Эмили Торнберри.

Святой Георг и белый грузовик

На первый взгляд не было в нем ничего особенного. Ну, сами посудите, ну фотография, ну обычный дом, на котором вывешены георгиевские флаги, и перед которым стоит белый микроавтобус.

Правообладатель иллюстрации PA
Image caption Та самая фотография в Твиттере Эмили Торнберри

Но это только для непосвященных. Красный георгиевский крест на белом поле – это флаг Англии. Недаром боевой призыв к битве английских королей всегда звучал так: «За Англию и святого Георга!» (Можете свериться с Шекспиром, у него в Генрихе V все четко описано).

В последние десятилетия, однако, символизм георгиевского флага несколько потерял морально-патриотическое значение, и стал одним из главных атрибутов футбольных фанатов, регулярно вывешивающих красный крест перед чемпионатами Европы и мира. Видимо, в бесплодной надежде, что команда Англии как-то с помощью небесного покровителя вдруг заиграет на порядок лучше и выползет за четвертьфинальную игру (что, по мнению знатоков, является ее потолком на данный момент).

Кто является основными футбольными фанатами? Правильно, представители рабочего класса. То есть я не утверждаю, что средний класс и прочая интеллигенция футбол не смотрит, но флаги точно не вывешивает, потому что это как-то не круто.

Теперь белый микроавтобус. Это все тоже не просто так: такими грузовичками пользуются почти исключительно слесари, водопроводчики и остальные мелкие бизнесмены, делающие что-то собственными руками (в английском языке они называются словом trades, то есть те, кто торгует своими навыками).

Водители белых грузовиков имеют скверную (не спрашивайте меня, насколько оправданно) репутацию на дорогах. Они вечно торопятся, подрезают, обгоняют, садятся на задний бампер более медленных или более осторожных водителей, и все знают, что с ними лучше не связываться.

Сочетание Георгиевского флага с белым грузовичком автоматически означает, что в этом доме живут точно не юристы с банкирами.

Теоретически там должны жить люди, которые поддерживают лейбористов. Вроде бы это вполне логично, учитывая, что само название партии означает "Партию труда".

Получается, что одна из высокопоставленных представительниц этой самой партии иронично отзывается об одном из своих потенциальных избирателей. Мол, и флаг, и грузовик, ну какого трезвого политического анализа можно ожидать от этих людей?

Торнберри немедленно обвинили в снобизме, и ей пришлось уйти с высокого поста. Правда, не из парламента. Выдвинет ли ее партия кандидатом на предстоящих выборах – это уже другой вопрос.

Немного масла в холодной воде

При этом деление на партию труда и партию капитала уже не имеет никакого значения. Классовая борьба по Марксу уже давно не беспокоит народонаселение, и вытаскивается из исторических закромов исключительно журналистами и политиками в удобный момент.

Лейбористы даже отказались от своей долгой ассоциации с профсоюзами, понимая, что это не приветствуется многими представителями интеллигенции.

Означает ли это, что в Британии нет классов? Отнюдь. Классы есть, а классовой борьбы нет.

Учитывая, что в последнее время я постоянно занимаюсь придумыванием примеров, способных вдохнуть в гуманитарные головы моих крошек хоть искру понимания естественных наук (видимо это становится второй натурой), то вот вам и псевдонаучная иллюстрация общественного устройства Соединенного Королевства:

В большом тазу, наполненном водой (если вас смущает слово "большой", таз может быть маленьким, хоть блюдце, если оно вам милее), плавают масляные круги. Одни побольше, другие поменьше. Места много. Каждый круг живет своей богатой внутренней жизнью. Теоретически его обитатели представляют, что есть другие круги, где идет какая-то другая жизнь, но интересуются ими чисто умозрительно.

Время от времени от одного круга может отщипнуться небольшой кусочек и продрейфовать к другому, но общего расклада это не меняет.

О том, как живет аристократия (традиционно называемая landed gentry, то есть благородное сословие, владеющее землей), можно получить некоторое представление из журналов "Country&Town House" и "Lady". Представление, правда, минимальное, и этих журналов вы не найдете ни в одной парикмахерской. Разве что в приемной частного и очень дорогого врача в самом центре Лондона.

Там вам расскажут, где еще устраивают балы дебютанток, какую лошадь какой лорд куда выставил, и как поехать отдыхать подороже, не смешиваясь с прочей публикой.

Всеобщее университетское образование позволяет отдельным представителям верхушки среднего класса проникнуть в святая святых (Кейт Миддлтон, например, познакомилась со своим будущим мужем, принцем Уильямом как раз в университете Сент-Эндрюс), но общей картины не меняют.

Средний класс и электорат лейбористов

Средний класс делится на тех, у кого очень много денег, и кто, по-прежнему, иногда вступает в брак с представителями аристократии, чтобы поднять свой общественный и деловой статус, и на тех, у кого деньги в принципе есть, но не на "Бентли" и не на собственную конюшню.

Эти люди часто выступают за всеобщую социальную справедливость, не любят аристократов, борются с глобальным потеплением и покупают продукты питания, призванные сохранить здоровье или помочь африканским фермерам. Это тот самый электорат, который позволил "новым лейбористам" Тони Блэра с блеском одержать победу в 1997 году.

Национализм и изоляционизм для них анафема. Боязнь и нелюбовь к иммигрантам, зачастую высказываемая представителями рабочего класса, кажется им глупостью и узколобостью. (Вспомните предыдущего премьера Гордона Брауна и его неосторожные слова об узколобости избирательницы, посетовавшей на засилье иностранной рабочей силы. Эти слова, как считают многие, стоили ему премьерства). А вывешивание Георгиевских флагов может приравниваться к желанию вывести Британию из Евросоюза.

Правообладатель иллюстрации PA
Image caption Эмили Торнберри

То есть понять, чем руководствовалась Эмили Торнберри в своем "твите" можно.

Другой вопрос – надо ли этому придавать такое большое значение? Честно говоря, с моей точки зрения, нет. Однако у каждой политической силы существуют свои группы лоббирования, свои специалисты по PR-кампаниям, готовые воспользоваться любым промахом соперника, чтобы набрать политические очки.

Жертвоприношение от политтехнологии

Как Плющев со своим неосторожным (и, прямо скажем, не очень этичным) высказыванием в том же твиттере стал заложником сгущающихся туч над "Эхом Москвы", а "Дождь" попал под превосходящий огонь противника после неудачно сформулированного вопроса, отставка Торнберри есть ни что иное, как результат хорошо оркестрованной кампании возмущения.

Впрочем, для консерваторов и UKIP было бы гораздо полезнее, если бы до выборов оставалось не полгода, а пара недель, тогда "снобизмом" лейбористов можно было бы смело размахивать до последнего. А за шесть месяцев этот скандал подзабудется, если только какой-нибудь другой политик не совершит аналогичной "ошибки" и не попадет под жертвенный нож политтехнологов.

Кстати, и греки, и римляне считали, что, если жертвенное животное как-то дает согласие на то, чтобы его зарезали у алтаря (ну там, головой кивнет, или само шею подставит), то это совсем хорошо, и, значит, жертва угодна богам.

Эмили Торнберри честно подставила шею. Но это совершенно не та жертва, чья кровь провоцирует революции.

Интересно, как я все это буду объяснять детям, если они опять придут ко мне с политическими вопросами?

Другие материалы в этом блоге:

Блог из Шотландии: и вот пробил час

За день до референдума, или путь в неизвестность

Блог из Шотландии: о пользе разговоров глаза в глаза

Блог из Шотландии: о виски, дожде, поисках и ожидании

Блог из Шотландии. Несси сохраняет нейтралитет

Баллада о крысе

Европарламент как рекламное агентство

О незыблемости бюрократии и злоупотреблении ребенком

Все на улицу, играть