Механика головного мозга

  • 29 ноября 2014
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Вот так выглядел спускаемый аппарат в кадре из фильма Павла Клушанцева "Луна" (1965).

Гарри Поттер и Стив Джобс сделали "ботаников" модными, но надеть для умного вида очки с простыми стеклами - вариант: водолазку и джинсы - совсем не значит иметь вкус к знаниям. И все-таки даже сугубо не прагматичная молодежь вот уже лет пять, как явно начала уставать от блестящего, громкого, тупого и фальшивого повсюду.

Нон-фикшн в литературе, арт-документалистика в кино, лекции настоящих ученых, а не новоявленных коучей или гуру - действительность в ее реальном, а не украшательско-маркетинговом выражении протягивает руку тем, кто имеет смелость ее ощутить и принять. Эти люди всегда вознаграждены: знание, как известно, сила и наша броня от ударов судьбы и природы. Фундаментальное знание помогает не паниковать при яром дефиците повседневной информации (свобода слова, ау!) и тотальной государственной лжи. В том числе, как ни смешно, о мироустройстве.

Расцвели кабельные и спутниковые телеканалы с фильмами о земле, животных, путешествиях, технике, открытиях. А вместе с тем, уроки астрономии отменены в школах еще в 2006-м. И в 2013-м президент РАН Владимир Фортов восклицал: "Дошло до того, что, оказывается, 35 процентов россиян убеждены, что Солнце вращается вокруг Земли, а не наоборот!".

Возмущался он на прошлогоднем фестивале научно-популярного и образовательного кино "Мир знаний". Он был учрежден, по иронии процесса, в том же 2006-м - государственными же структурами, прежде всего киностудией "Леннаучфильм" и Национальным комитетом "Интеллектуальные ресурсы России".

Ушли в легенду

Правообладатель иллюстрации RIA NOVOSTI
Image caption Инженер Эдуард Мельников едет в колесе-самокате собственного изобретения. Кадр из научно-популярного фильма режиссера Валерия Когая "Путешествие в страну чудаков". Киностудия "Леннаучфильм", 1977 год.

Чем конкретно занимается этот второй, не знаю. А вот "Леннаучфильм" важен. Он родился 11 февраля 1933 года, когда было опубликовано Постановление Совнаркома о создании Ленинградской кинофабрики "Союзтехфильм", первой такой в стране. Светлое коммунистическое завтра требовало людей грамотных, фильмы давали наглядную картину многих невидимых глазом процессов, образная форма подачи знаний помогала рабочим и крестьянам усваивать таинство образования хлорофилла. Фабрично-заводские стационарные проекторы и сельские кинопередвижки обязательно перед каждой игровой фильмой демонстрировали антирелигиозные агитки и пропагандистские ролики, как о квадратно-гнездовом способе посева, так и о бдительности.

Да, это образование шло в рамках доктрины, да, со всем хищническим отношением к богатствам природы (помните: "Взять их - наша задача"?), но глупо отрицать сухой остаток. Символично, кстати, что первым отечественным научно-популярным фильмом принято считать "Механику головного мозга" Всеволода Пудовкина (1926).

Примерно пять тысяч созданных "Леннаучфильмом" картин передавали знание зрителям - в самой что ни на есть культурной, красивой и занимательной форме. О собственно научном качестве этого знания можно и не говорить - оно было превосходное, ибо со студией охотно сотрудничали корифеи науки, которые почти всегда маньяки просветительства.

"Научпоп" - словцо снисходительное, поскольку в основном фильмы эти показывались, кроме заказных от министерств, заводов и фабрик, школьникам: мы, например, спускались в полуподвальное помещение, где легче было занавесить маленькие окошки, и начинал стрекотать проектор "Украина". Впрочем, "ленинградский научпоп" звучало не только по-домашнему, но и уважительно. Послевоенный "Леннаучфильм" не имел такой славы в стране и мире, как Ленинградская студия документальных фильмов, поскольку режиссеры-научники чурались общественно-политической актуальности и не держали "фиг в кармане", - но гордо следовал вторым номером за более прогрессивным "Киевнаучфильмом".

Безусловно, здесь делали и так называемые "болты в томате" - профессиональное определение продукции, которую должны были гнать в застойные годы все неигровики. Но именно на "Леннаучфильме" работал Павел Клушанцев (1910 - 1999), создатель научно-популярной кинофантастики.

Он ушел из кино только в 80-е и оказался немедленно забыт, поскольку имя автора фильмов "Метеоры" (1947), "Вселенная" (1951), "Дорога к звездам" (1957), "Планета бурь" (1961), "Луна" (1965), "Марс" (1968) и других, известное за рубежом каждому кинофантасту, в Отечестве замалчивалось вплоть до XXI века. Да и теперь оно скорее культовое, чем популярное: все же, куароновская "Гравитация" не только зрелищнее, но и эмоциональнее. Однако признания Кубрика-Спилберга о том, что они занялись своими космическими одиссеями и звездными войнами после фильмов Клушанцева, - есть легендарная правда.

На обочине

Правообладатель иллюстрации RIA NOVOSTI
Image caption Митинг сотрудников киностудии "Леннаучфильм" во время празднования 100-летия российского кино в Санкт-Петербурге в мае 1996 года.

Прошли, почти как пишут в титрах, "века". Научно-техническая, промышленная, информационная и прочие революции сменили друг друга, возникла глобальная сеть Интернет и много что еще. Кино четко поделилось на игровое, анимационное и неигровое. Неигровое имеет самый широкий диапазон от просветительства до мистики, оперирует формой как хроникальной, так и рисованной, - а мы все по старинке говорим "научно-популярный кинематограф", четко зная, что в мире подобного нет.

И еще мы знаем: в России осталась лишь пара-тройка мастеров, а традиции фактически утеряны, - но не понимаем, хорошо ли это. Может, в эпоху Википедии надо бросить всю эту неспешность повествования о героях истории и культуры, покоящуюся на подушках тщательно собранных уникальных научных сведений? Может, хватит звать последних представителей академической сценречи читать авторский текст, - пусть их бархатные тембры рекламируют коттеджные поселки? Наверное, чтобы молодежь смотрела, надо поближе к "клубным" темам, поярче, пестрее, музыкальнее?

Короче говоря, нужна ли вся эта высокая научно-художественная культура? Или пришло время расслабиться и принимать мракобесные картины типа "Память воды"? Ведь мечтать о расследовательско-разоблачительных научных фильмах, рассказах о судьбе интеллектуального сопротивления в нынешней России, об анализе политической жизни точно не приходится…

Остаются наблюдения за птицами, отчеты из различных ледовых экспедиций, то, что попадает в раздел так называемого экологического кино с очень жидкой безадресной критикой "вообще". И монтажные фильмы о героях военного времени.

Этим и занимаются старые мастера, которые во времена сплошного бизнес-энтертеймента, когда новыми бывают только деньги, очень большие деньги и ощущение денег, сохранили верность своему призванию (те, кто не умер и не эмигрировал в 90-е, конечно). А сберечь себя, если ты не сотрудник телекомпаний BBC, Discovery, Arte или NHK, очень трудно. Хотя немало картин или отдельных кадров, снятых режиссерами и операторами "Леннаучфильма", ничем не уступают продукции с этими прославленными марками, и "Запад" довольно охотно еще несколько лет назад покупал "русскую работу".

Но на родине люди, занимающиеся просветительским кинематографом, явно ущемлены гламурным кинопроцессом, который оставляет их на обочине. Потому что место культуры заняла попса, а академик Сергей Петрович Капица вместе со своим блистательным "Очевидным - невероятным" десяток лет мыкался по сетке то одного, то другого телеканала, даже и совсем маргинального, пока все же "Культура" не взялась за ум в 2010-м. А через два года Капица умер.

Сергей Петрович был первым президентом упомянутого фестиваля "Мир знаний" и не уставал говорить о катастрофе в науке, образовании и просвещении.

Справедливости ради надо сказать, что системный кризис в отечественном кинематографе назначили виновным и за фактическую развращенность и потерю профессионализма изрядной частью самих кинематографистов. Многие сдались и работают по канону 70-х, многие поддались новой конъюнктуре. И делают фильмы, которые никому не нужны действительно, а не только государству, которое их даже оплачивает, но нигде не показывает.

К середине 2000-х, которые принято теперь называть тучными, процесс распада индустрии неигрового кино в стране дошел до дна. Там остатки и лежат. "Леннаучфильм" в 2011-м превратили в филиал столичного "Центра национального фильма" (это реинкарнация "Центрнаучфильма"), через два года обоих включили в план приватизации на нынешний год, теперь из этого плана выключили, но присоединяют к Студии имени Горького - и это означает, что в стране исчезает последнее специализированное предприятие, где создавалось высокопрофессиональное научно-популярное кино. Боюсь, погибнет и уникальный музей "Леннаучфильма".

Барская любовь?

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Гран-при фестиваля "Мир знаний" - статуэтка "Древо познания".

При этом кардинально изменилась риторика - как только Капицу на месте президента фестиваля в 2013-м сменил Михаил Ковальчук - директор Национального исследовательского центра "Курчатовский институт", занимающий еще много разных постов и, в частности, автор-ведущий научно-популярной телепрограммы "Истории из будущего" на 5-м канале.

Сменил - и открытие скромнейшего "Мира знаний" внезапно провели в Михайловском театре, который, полагаю, никогда не видел в своих ложах и партере столько ученых, функционеров и кинематографистов одновременно. В воздухе витал дух мощного административного ресурса, подкрепленного ресурсом финансовым.

Видеообращение спикера Совфеда Валентины Матвиенко открыло вечер. Речи держали разные ученые и просто образованные мужи от Андрея Фурсенко до Михаила Швыдкого, который (с подтекстом, возникающим при каждой живой мысли в подобных обстоятельствах) процитировал знаменитую строчку Герберта Уэллса из романа "Люди как боги": "Наше воспитание и образование — вот наше правительство". После чего отметил, что уровень образованности правительства и народа, увы, не совпадает. "Научно-популярный кинематограф дает возможность их сблизить".

Почудилось, что высокие сферы вдруг озаботились состоянием просвещения в стране. Было провозглашено даже рождение новой структуры - Информационного бюро "Российская наука" ("ИБРоН"), призванного продвигать эту самую науку в массы.

Теперь, через год, на девятом уже "Мире знаний", который недавно прошел в Петербурге, про этот "ИБРоН" никто и не вспомнил. Зато господин Ковальчук на пресс-конференции долго убеждал журналистов в том, что российская наука вовсе не в таком плохом состоянии, как думает обыватель, которому, мол, рассказывают, что "у нас все развалилось".

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption На праздновании 80-летия "Леннаучфильма" его директор Антон Смирнов вручил дочери Павла Клушанцева Жанне Павловне сертификат о присвоении имени режиссера одному из астероидов.

И хотя Академия наук, перестав выполнять свой долг, переключилась на имущественные интересы, именно мы сейчас впереди планеты всей, поскольку понимаем основной вызов XXI века и готовы совершить мега-прорыв к конвергентности в науке. Начать снова создавать единую картину мира, если простыми словами. Так что многократно возрастает нужда в просветительстве, ибо выросли люди, которые не знают, как устроена мобильная связь, - и очень, очень, очень нужны все новые и новые отличные научно-популярные и учебные фильмы…

О да, публика забивает залы на многих сеансах современного науч-попа - в Петербурге чаще бесплатные, а в Москве даже за деньги - правда, все больше зарубежные фильмы-то. В прошлом году российско-германский фильм "Чувственная математика" Екатерины Еременко, живущей в Берлине, даже вышел в наш прокат и собрал на один экран в среднем денег больше, чем многие игровые картины.

Запрос очевиден. Но ни один киновуз в России не готовит сейчас таких специалистов - людей, у которых должны быть в высшей степени развиты обе половины мозга, логическая и образная. Меж тем не какую-нибудь, а вгиковскую мастерскую Александра Згуриди - режиссера научно-популярного кино - закончил в 1979-м Александр Сокуров.

Другие материалы в "Киноблоге":

Матом по глянцу

Красивые девушки как условие хороших фестивалей

Реальность между жизнью и экспонатом

Фестиваль "Послание к Человеку": капля по капле

Фестиваль "Короче": будущее российского арт-мейнстрима?