Блог Артема Кречетникова: Сахаров - последний мессия

  • 17 декабря 2014
  • kомментарии
Андрей Сахаров на I съезде народных депутатов СССР (в президиуме Михаил Горбачев) Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption "Завтра будет бой!"

Четверть века тому назад - 14 декабря 1989 года - ушел из жизни Андрей Дмитриевич Сахаров.

Судьба напоследок оказалась милостива к нему: он скончался во сне.

По словам жены, накануне допоздна готовился к очередному заседанию II съезда народных депутатов и ушел отдыхать со словами: "Завтра будет бой!".

За гробом великого ученого и гуманиста шли 50 тысяч человек, в том числе Борис Ельцин. Михаил Горбачев не приехал.

Бард Александр Градский написал песню "Он умер холодной российской зимою", в которой были слова: "Последний мессия уходит отсюда, и в святцах, и всуе его помянут, и в праздник, и в будни его не забудут, и, не голосуя, его изберут".

Разные ценности

История отношений Андрея Сахарова с советским государством и теми его гражданами, которые являлись советскими людьми не только по паспорту, но и по сути - это история грандиозного взаимного непонимания.

Моральные ценности и все представления о жизни расходились диаметрально. Каждой из сторон ее логика казалась не только единственно правильной, но и единственно возможной.

Сахаров не призывал к революции, не боролся за власть, не разглашал секретов, даже оружие для государства делать не отказывался, а только хотел, чтобы им поменьше бряцали. Он всего лишь размышлял "о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе" и высказывал свои мысли вслух.

Для нормального человека и нормального общества говорить, что думаешь - дело само собой разумеющееся. А что, может быть как-то по-другому?

Противники Сахарова до сих пор не могут взять в толк, зачем ему это понадобилось.

С точки зрения житейской мудрости, выраженной в известной неприличной поговорке, которую можно перевести как: "Тебя не трогают - не суетись", его поведение выглядело странно.

Был бы несостоявшимся неудачником, тогда ясно: продался, или решил хоть так прославиться. Но про светило мировой физики, трижды Героя Социалистического Труда, осыпанного всеми мыслимыми благами, этого нельзя было сказать даже при сильном желании.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Несмотря на мороз, Андрея Сахарова провожали в последний путь десятки тысяч человек

В горьковской ссылке Сахаров объявлял голодовку из-за того, что власти не выпускали за границу к мужу Лизу Алексееву, жену сына его супруги от первого брака. Опять непонятно: ладно бы, дочь, а то невестку, да еще, строго говоря, не свою.

Для Андрея Дмитриевича, надо полагать, дело было не в степени родства, а в принципе.

Ну, придумали объяснение - "жена накрутила", и успокоились.

Михаил Горбачев, блестяще умевший манипулировать аудиторией, не вмешался, когда Сахарова распинали на I съезде депутатов. По словам осведомленных людей, обиделся, что тот не демонстрировал должной признательности за освобождение, и вместо комплиментов перестройке позволял себе критику.

Наверное, Сахаров по-человечески был благодарен Горбачеву, но при этом полагал, что тот сделал лишь то, что должен был сделать. И вообще, отношения отношениями, а дело делом.

Или взять тот самый скандал на съезде. Если кто забыл, напомню фабулу.

В один из дней депутаты с утра обнаружили в зале и в фойе распечатки, в которых говорилось, что Сахаров сказал в интервью изданию "Оттава ситизен", будто советские войска в Афганистане расстреливали с вертолетов своих товарищей, попавших в окружение, дабы те не сдались в плен.

Кто оперативно прочитал малоизвестную канадскую газету и распорядился сделать перевод, вопрос риторический.

По идее, народным избранникам следовало бы взволноваться из-за того, имели в действительности место такие чудовищные факты, или нет, и создать комиссию.

Вместо этого выступления свелись к обсуждению, а, вернее, осуждению Сахарова: опять на мельницу врага!

Нет правых и неправых, добрых и злых, честных и обманщиков, а есть "наши" и "не наши".

Последний пророк

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Окруженный людьми, он наедине с самим собой решает некую математическую, философскую, нравственную или общемировую задачу и, размышляя, задумывается глубже всего о судьбе каждого конкретного, отдельного человека (Лидия Чуковская, писательница)

Нередко можно услышать: почему сегодня в России нет всеобщего и непререкаемого морального авторитета, каким был Сахаров?

Говорится с сожалением: плохо, что нет! Надо, чтобы был!

Во-первых, Андрей Дмитриевич являлся авторитетом не для всей нации, а для ее части.

По-другому быть не может. И перед Львом Толстым одни преклонялись, а другие сочиняли анекдоты про то, что "граф только к курьерскому поезду пахать выходит".

Во-вторых, в 1990-х годах Россия получила лошадиную дозу цинизма.

"Революции задумывают гении, делают романтики, а пользуются их плодами негодяи", - писал британский историк Томас Карлейль.

Польский профессор Адам Михник ввел понятие "серое время": когда идеалисты превращаются в шутов, на смену им идут оборотистые дельцы и циничные политтехнологи, а народ уходит в себя.

В конце 80-х люди на голом энтузиазме днем ксерили в своих НИИ листовки, по ночам ходили их расклеивать, и сочли бы кощунственной мысль, что политикой можно заниматься за деньги.

На экономические трудности реагировали: "Сахаров важнее сахара!". Не боясь показаться пафосными, восклицали: "Возьмемся за руки, друзья!" и "Если не мы, то кто, если не сейчас, то когда?"

Защитники Белого дома, по словам поэта Дмитрия Быкова, "верили, что вскорости здесь будет город-сад".

До середины 90-х общество четко делилось на демократов и коммунистов, люди относились к своим убеждениям серьезно, многие за них на смерть были готовы идти.

А потом газеты, считавшиеся демократическими, вдруг заговорили о Ельцине и Чубайсе языком Зюганова. Публике объяснили, что все дело в "Связьинвесте". Значит, нет никакой борьбы за свободу, а есть борьба за контроль над финансовыми потоками?

Существует мнение, что все в России было бы по-другому и лучше, проживи Андрей Дмитриевич Сахаров подольше.

Смешно и наивно! Стали бы слушать его участники борьбы между Кремлем и Верховным Советом, или олигархических войн? Ага! Тут власть делить и бабки пилить надо, а он о каких-то возвышенных непрактичных вещах толкует!

"Я жалею, что не умер два месяца назад. Тогда я умер бы с великой мечтой, что раз навсегда для России загорелась новая жизнь, что мы умеем без кнута и палки уважать друг друга и управлять своим государством не так, как им управляли прежние деспоты", - сказал в мае 1917 года Александр Керенский.

Звучит ужасно, но, наверное, Андрей Дмитриевич Сахаров ушел вовремя. Лучше ему было всего этого не видеть и во всем этом не пачкаться.

А, в-третьих, своих Толстых и Сахаровых нет нигде в мире. Оно и понятно.

Святым делают перенесенные страдания.

В свободной стране, сколько людей, столько мнений. Непререкаемым авторитетом человек становится не потому, что сказал нечто безусловно правильное, а потому, что заговорил, когда остальные держат языки приклеенными.

Писатель Борис Акунин заметил, что при Сталине приходилось кривить душой, чтобы уцелеть, при Брежневе, чтобы быть мало-мальски благополучным, а сегодня и этого не требуется. При всех недостатках системы, можно оставаться собой и не потеряться в жизни. Тому полно примеров, в том числе сам Акунин. Прогибаясь, достигнешь своих целей быстрее и легче, но это уж вопрос нравственного выбора.

Не дай Бог, чтобы нам снова потребовался Сахаров!

Пусть Андрей Дмитриевич остается в нашей благодарной памяти. Других таких нет, и, скорее всего, не будет. Он боролся, в том числе, и за это.

Другие материалы в этом блоге:

О Путине и западных лидерах

О Молдавии, боксе и преферансе

Зачем цирку памятник Неру?

О национальном достоянии России

Почему Горби разлюбил Запад

О культуре и цензуре

О "символике коллаборационистов" и политической мудрости

О Донбассе и компромиссе

О "плане Путина" для Донбасса

О российских военных отпускниках

О пакте Молотова-Риббентропа и сферах влияния

О флаге и будущем России

О пенсиях, извинениях и министерской солидарности

О мировом неравенстве