Фильм "Мы не можем жить без космоса" как итог киногода

  • 5 января 2015
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Кадр из фильма "Мы не можем жить без космоса": рука к руке

Год от года зима в Петербург приходит все позже, а елки, теперь эдакие железно-пластмассовые конусы, вырастают на площадях все раньше - уже чуть ли не с середины ноября. Если бы их ставили частники, можно было бы подозревать подстегивание понятной человеческой страсти покупать и дарить, но ведь украшение города - дело муниципалов, им-то зачем? Непонятно. Но кажется, что скоро готовиться к единственному общему для всех празднику будем сразу после 1 сентября…

Под елочку для взрослых принято складывать не подарки, а итоги года. Нынче у российского кинематографа они поистине колючие и "искусственные": многие кинокритики и обозреватели кинопроцесса писали о том, что министерство культуры, а также законодатели буквально прерывают естественную жизнь киноиндустрии разными ограничениями, запретами, уложениями, квотами, инициативами. И несть им числа, и нет им конца - цензурным, экономическим, структурным. Вплоть до погромов - в предпоследний день старого года "казаки", которых я опасалась на показах "Артдокфеста" в обеих столицах, пришли в московский "Театр.doc" аккурат во время показа фильма об украинских событиях…

Юмор Бронзита

Человек так устроен, что резче реагирует на боль, нежели на хорошее, которое воспринимается нормой. Поэтому итоги прошлого, такого ужасного, еще до конца не понятого большинством, года рисуются в самых мрачных тонах. Однако есть, к счастью, и то, что смягчает скрежет железа, - искусство. В Международный день кино, 28 декабря, в петербургском кинотеатре "Аврора", которому накануне исполнился сто один год, прошла официальная премьера нового фильма Константина Бронзита "Мы не можем жить без космоса".

Картина уже успела получить несколько призов на разных мировых анимационных фестивалях. Там каждую новую работу Бронзита ждут, мне кажется, затаив дыхание и с полной готовностью смеяться. Один из лучших российских авторов анимационного кино, удостоенный сотен наград и номинации на "Оскар" за свою предыдущую картину "Любовная история - уборная история" (2006), Бронзит еще славен своей репутацией яркого комедиографа, едва ли не самого большого остроумца в своем виде киноискусства.

Репутация составилась после его фильма "На краю Земли" (1999), давно растиражированного поклонниками в интернете, но правильно воспринимаемого, как и любая феерическая комедия, в большом зале. Набитая гэгами все 24 кадра в секунду, восьмиминутная картина отсылает к Чаплину, Пиросмани, русским сказкам и советскому цирку, а также к петербургскому тексту одновременно. Среди классиков отечественной мультипликации - преимущественно философов, меланхоликов, абстракционистов и живописцев - рядом с Бронзитом по качеству юмора, одинаково радующего и детей, и взрослых, поставить кого-либо я вот не могу.

"Печаль моя светла"

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Экраны в холле студии "Мельница", на которые "для своих" транслируются ее фильмы в разной степени готовности

Авторская анимация - дело очень кропотливое, долгое. Бронзит, о котором нельзя сказать: стареющий (поскольку ему полтинник стукнет лишь в наступившем году), выпустил затем еще несколько картин. Все такие, где смех из открытого, "внешнего", стал внутренним. Параллельно он занимался полнометражной анимацией как режиссер и художественный руководитель знаменитой уже серии о трех богатырях и других былинно-сказочных персонажах, рожденных в Петербурге же компанией "СТВ" и студией "Мельница".

Прошедшее десятилетие показало, что мультфильмы для кинопроката - самое коммерчески успешное начинание в отечественном кинематографе новейшего времени. А телевизионные мультсериалы для самых маленьких собирают немыслимые миллионы просмотров на Youtube, в частности, "Приключения Лунтика и его друзей", которые тоже делаются "Мельницей".

Впрочем, этот феномен требует отдельного блога; вернемся к творчеству Константина Бронзита. "Мы не можем жить без космоса" поражает своим жанром - это настоящая анимационная драма, почти трагедия. Редчайший случай. Рискую рассказать сюжет, поскольку понятия не имею, удастся ли вам картину увидеть. Если не хотите знать, в чем там дело, пропустите следующий абзац.

Это история двух закадычных друзей - космонавтов, которые с детства мечтали о полетах, потом к ним готовились, потом один отправился на ракете в путь и погиб, а другой мистическим и явным, благодаря чуду анимации, образом присоединился к товарищу среди звезд.

Я видела фильм трижды в разных по возрасту и профессиональному статусу аудиториях - и никогда после него не аплодируют, хотя там полно забавных перипетий, нюансов, режиссерских находок и трюков. Ладоши не поднимаются хлопать, ибо зритель, даже маленький, погружается в настроение, описанное классиком, пусть и по иному поводу: мне грустно и легко, печаль моя светла.

"Космос" в этой картине - совсем не только безвоздушное пространство для вращения планет и звезд, а также для исследования. "Космос" здесь - та прекрасная "сила тяжести", которая не дает людям расставаться. Их даже две: любовь и дружба. Перед нами настоящая мужская дружба - фактически забытое нынешним кинематографом понятие.

Итог киногода

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Константин Бронзит проводит экскурсию для коллег по студии

Крайняя степень отчаяния от потери друга очевидна даже детям, а взрослым продемонстрировано еще больше: уникальность подобного товарищества, исключительность двух настоящих романтиков на фоне остальных обитателей Звездного, скажем, городка. Одни просто выполняют свою рутинную работу - другие не могут жить без космоса. Почувствуйте разницу.

Этих смыслов для 15-минутной анимации (по ее меркам - не блокбастер, конечно, но и не короткометражка) вполне достаточно. Не хочется нагружать картину лишним, однако взрослые чуткие люди, не сомневаюсь, увидят в ней и отзвук космических неудач последних лет. Бронзит делал фильм четыре года, вспомним упавшие за это время спутники и взорвавшиеся ракеты. Художник живет среди новостей, будто обычный человек, только отличается способностью переплавить текучку не в "ах" или "тьфу", а в произведение искусства.

Но и это не все. Фильм Бронзита с его графичным рисунком, отсылающим к иллюстративной классике советских книг, пробуждает в зрителях старшего возраста воспоминания о тех временах, когда октябрята 60-х знали всех космонавтов по имени-фамилии в порядке их стартов, наклеивали в альбомы для рисования серые газетные вырезки с сообщениями ТАСС и мечтали быть космонавтами.

Увы, освоение космоса как важный, говоря нынешним языком, мотиватор жизнедеятельности российских людей, уступило в официально насаждаемой культуре мифологии Великой Победы. Хотя еще лет десять назад полет Гагарина и 9 Мая по настроению, по восторгу были в национальном сознании на равных.

Тема войны укрепилась в кино - правда, больше количественно, нежели качественно: никто не сказал о той поре правды больше, не сделал фильмов сильнее и тоньше, чем Алексей Герман, Виктор Аристов, Семен Аранович и другие мастера ленфильмовской школы. Тема космоса будто бы взлетела в середине 2000-х, породив несколько игровых и неигровых картин ("Космос как предчувствие" Алексея Учителя, "Бумажный солдат" Алексея Германа-младшего и другие) ностальгического свойства, но увяла. Прогресс уступил стартовую площадку оборонительному посылу, защите от вчерашнего врага, регрессу.

Фильм Бронзита возвращает актуальность мотиву нравственной высоты и полета посреди плоской и грязной действительности. Вот почему в итоги киногода я хочу записать этот фильм, который заканчивается посвящением "Нашим друзьям".

Другие материалы в "Киноблоге":

"Артдокфест": противостояние реальности и образа

Культурный форум в Петербурге: толкового все-таки больше

"Артдокфест": плещут холодные волны…

Механика головного мозга

Матом по глянцу

Красивые девушки как условие хороших фестивалей

Реальность между жизнью и экспонатом

Фестиваль "Послание к Человеку": капля по капле

Фестиваль "Короче": будущее российского арт-мейнстрима?