Блог Яны Литвиновой. "За Англию и Святого Георгия!"

  • 23 апреля 2015
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации Getty Images

23 апреля в западных странах отмечают День Святого Георгия, который по совместительству является небесным покровителем Англии.

У Шотландии есть Святой Андрей (он же Эндрю), у Ирландии – Святой Патрик, Святой Давид охраняет валлийцев, и даже у крайне малочисленных жителей герцогства Корнуолльского с его мертвым языком (который сейчас пытаются возродить) есть свой святой – Пиран Корневильский.

Казалось бы, все в порядке, каждой сестре по серьге, каждой составляющей Соединенного Королевства – по своему святому.

Проблема, однако, заключается в том, что, если все остальные святые своими народами отмечаются и почитаются, то день Святого Георгия остается как-то в стороне от общебританского течения жизни.

Ни гимна, ни парламента

Англия также является единственной частью Британии, у которой нет ни собственного парламента, ни собственного гимна. Это, если подумать, конечно, непорядок.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption "В зеленой Англии родной..."

Правда, определенная английская идентичность связана со знаменитым гимном "Иерусалим" на стихи Уильяма Блейка, положенные на музыку композитором Хьюбертом Перри как раз в середине Первой мировой войны. Впрочем, мнения по этому поводу существуют различные.

Слова в нем, конечно, героические, а от музыки, как признаются многие англичане, у них по коже мурашки бегают:

Мой дух в борьбе несокрушим,

Незримый меч всегда со мной.

Мы возведём Иерусалим

В зелёной Англии родной.

Все хорошо, но гимн все равно не официальный, так что получается несколько несправедливо.

Обиженные англичане?

Есть целый ряд современных политиков, в том числе и пресловутая Партия независимости Соединенного Королевства или UKIP, которые вообще постоянно говорят о том, что англичан все обижают.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Говорят, что даже традиционные танцы Мореско завезли из Испании

По большому счету это не совсем так, учитывая, что население Англии зашкаливает за 53 миллиона человек, тогда как Шотландия и Уэльс совместными усилиями едва-едва дают 8.

Есть вполне определенная категория англичан, которые считают, что в процессе создания империи они потеряли свою национальную идентичность. А это обидно, ведь они исторически привыкли считать себя главной составляющей Британской короны, милостиво позволив всем остальным цепляться за национальные обычаи, песни и танцы.

Мы знаем, что шотландцы ходят в юбках, валлийцы много и хорошо поют, ирландцы любят все зеленое, а что мы знаем об англичанах?

Даже традиционные танцы Мореско англичане завезли из Испании и адаптировали на свой лад.

Работа над ошибками

У представителей "главного" народа бывших империй часто возникает ощущение, что, пытаясь как-то оправдаться за свое бывшее доминирующее положение, они слишком далеко зашли по пути политкорректности и теперь уже никак не могут остановиться.

В сентябре прошлого года, когда все, затаив дыхание, ждали результатов референдума о независимости Шотландии, чуть ли не в первый раз открыто раздались голоса тех, кто решил, что пора восстанавливать некоторую историческую справедливость.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Парламент Шотландии может решать почти все вопросы, кроме внешней политики и обороны

После того как правительство Тони Блэра (шотландца) провело так называемую деволюцию власти, шотландцы получили право сами распоряжаться своим бюджетом, принимать некоторые законы и вообще вести себя самостоятельно почти по всем статьям, кроме внешней политики и обороны.

Члены парламента от английских избирательных округов не имеют никакого влияния на то, что происходит к северу от стены Адриана.

При этом их коллеги из Шотландии почему-то голосуют за законы, которые будут действовать только на территории Англии и Уэльса.

Это неразрешимое, я бы даже сказала, диалектическое противоречие в последнее время стало предметом очень яростных споров.

Политический ландшафт в исторической перспективе

Англичане стали задумываться: а действительно, почему шотландцы, например, ничего не платят за образование в своих собственных университетах, или, например, за лекарства, прописанные врачами Национальной системы здравоохранения, тогда как английским студентам приходится раскошеливаться.

Правообладатель иллюстрации Getty Inages
Image caption Для жителей Шотландии обучение в университете Сент-Эндрюз бесплатно, тогда как студентам из Англии и Уэльса приходится платить

Подобный законопроект, кстати, ни за что бы не прошел, если бы не поддержка депутатов из Шотландии.

В общем, законники тут могут ломать сколько угодно копий, но политическое устройство Соединенного Королевства сейчас оказалось, возможно, на одной из самых серьезных развилок за всю свою историю.

В традиционный партийный расклад консерваторов-лейбористов неожиданно ворвались чужаки.

Кто в доме главный?

Представьте себе, что живут у вас на заднем дворе два немолодых пса. Ну, грызутся время от времени, кости друг у друга утаскивают, и по очереди пытаются занять место в конуре, которая на двоих слишком мала. Иногда удача улыбается одному, потом – другому.

И вдруг в это мирное течение жизни запускают целую свору молодых и наглых щенков. Щенки уважения к старшим не испытывают, конура им тоже очень нравится, а кость они первым делом уволокли, и теперь издали дразнят ею ветеранов.

Image caption Лидер шотландских националистов Никола Стерджен несколько раз предлагала лидеру лейбористов Эду Миллибанду объединиться

Старожилам, конечно, следовало бы, кого-то из молодняка привлечь на свою сторону - хотя бы затем, чтобы получить преимущество над основным соперником. Но у молодых какие-то такие представления, что, уж простите, ни в какую конуру не лезут.

Основная интрига предстоящих выборов в британский парламент сложится даже не вокруг того, кто получит больше голосов: лейбористы или консерваторы, а кто и с кем может вступить в коалицию.

Шотландские националисты, например, проиграв референдум, вовсе не успокоились. Более того, они активно ведут предвыборную кампанию в Вестминстер, который, казалось бы, им совершенно ни к чему, поскольку представляет не слишком любимых "империалистов" с юга.

Их лидер Никола Стерджен постоянно заигрывает с лидером лейбористов Эдом Миллибэндом, предлагая ему объединиться, чтобы не допустить Дэвида Кэмерона (тоже, кстати, потомка одного из горских шотландских кланов) на Даунинг-стрит.

Миллибэнд пока сопротивляется, но, кто его знает: а если по результатам выборов окажется, что он-таки может стать премьером с помощью сторонников шотландской независимости?

От Северной Ирландии в Вестминстер проходит всего-навсего 18 из 650 депутатов, но и это сравнительно небольшое число может оказать решающее влияние на то, кто будет рулить страной ближайшие 5 лет.

Англичане всех графств, соединяйтесь!

Англичанам чуть ли не впервые за долгие годы приходится задумываться о том, кто и как будет представлять в общем парламенте их интересы.

Подозреваю, что недалек тот час, когда появятся люди, призывающие забыть традиционные противоречия между севером и югом (условным Лондоном и Манчестером, Йоркширом и Хэмпширом) и начать отстаивать свои коллективные интересы.

День Святого Георгия не стал всемирным праздником, в отличие от Дня Святого Патрика, хотя бы потому, что англичане никогда не рассеивались по миру такой большой диаспорой как ирландцы, им и в метрополии было неплохо.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В единстве больше смысла, чем в постоянных распрях

И вот постепенно умами стали овладевать идеи, что белые флаги с красным крестом должны перестать быть атрибутами исключительно футбольных болельщиков и превратиться в предмет национальной гордости всего населения юга Британских островов.

Победителей никто не любит. Победители милостиво разрешают побежденным сохранять свои национальные традиции. Побежденные цепляются за них как за последнее утешение, которое, после падения империй становится мощным оружием.

Но вот что произойдет, если и победители вдруг очнутся? Не прокатится ли снова по полям и холмам "зеленой Англии родной" воинственный крик: "За Англию и святого Георгия!"

Не пойдут ли единым строем брокеры из Сити, фермеры из Йоркшира и владельцы скаковых конюшен из Норфолка, объединенные новой национальной идеей?

Рано или поздно баланс, скорее всего, восстановится сам собой. Природа в принципе стремится к равновесию.

"Юнион Джек" над Вестминстером мне лично симпатичнее Георгиевского флага. И не потому, что я за империю, просто единство, как правило, имеет больше смысла, нежели постоянные пересчеты прошлых обид.

А фольклор и национальные костюмы можем оставить детям. Вот только одна загвоздка: что же это такое, английский национальный костюм?