“Осторожно, люди!”: один день из жизни Севы

  • 29 мая 2015
  • kомментарии

В конце недели в рубрике "Осторожно, люди!" Сева вспоминает один день из своей жизни.

Отечество нам - Царское Село

Жизнь протекала безмятежно, хотя бы потому, что в квартире не было телефона. Связаться со мной можно было только лично - приехать и позвонить в дверь. Это автоматически отсекало всякую праздную публику, в дверь звонили люди исключительно с серьезными делами.

Однажды в дверь позвонил пианист из консерваторских, он играл на танцах в бывшем Царском Селе, в городе Пушкине, в Белом зале, где когда-то располагались императорские конюшни (сейчас - постоянная выставка конных экипажей XVIII–XIX веков).

Джазмены знали об этой площадке, потому что игравшие там музыканты числились работниками "садов и парков гор. Пушкина" наравне с садовниками, экскурсоводами и сторожами. Видимо, штатное расписание сохранилось в дореволюционном виде.

Это означало, что местные счастливчики-музыканты не входили в систему Ленконцерта, не подчинялись управлению культуры, а потому могли позволить себе свободный репертуар.

В Пушкине до отъезда в Израиль играл гениальный Роман Кунсман, альт-саксофонист и флейтист. После его эмиграции состав зашатался, но уходить оттуда просто так, как уходят из других мест, было бы кощунством.

Пушкинскую площадку передавали бережно, только в хорошие руки. По этому поводу мне и позвонили в дверь.

Предложение было лестное, но к работе я был не готов и поначалу отказался. Собеседник пояснил мне, что губить такое место - большой грех, что он уходит, поскольку ему надо срочно заняться своими делами, и что кроме меня он не видит подходящих свободных кандидатур.

За последние пять или шесть лет я изрядно натерпелся от худсоветов, поэтому возможность играть более или менее свободно показалась заманчивой.

Не помню, как и кто свел меня с ленинградской командой "Мифы", вернее, с тем, что от нее осталось - это басист Геннадий Барихновский и гитарист-виртуоз Сергей Данилов. Некоторое время на репетициях появлялся Юрий Ильченко, но потом он уехал в Москву.

За барабаны сел Михаил "Майкл" Кордюков. Этакое трио в стиле Джими Хендрикса, с саксофоном. На художественный эксперимент тянет, на танцевальный состав - нет.

Будущего клавишника, Юру Степанова, я встретил на Невском. Он только что демобилизовался, отслужив в армейском клубе дирижером-хоровиком. Я шапочно знал его до армии.

Юра был веселым и беззаботным человеком по прозвищу "Грузин Степанов", поскольку под его русской фамилией крылось благородное происхождение из знаменитой балетной семьи Брегвадзе.

В этом составе мы и вышли на подмостки Белого зала.

Здание это строилось еще при Александре Первом, когда не функция определяла форму, как теперь, а наоборот - форма демонстрировала задуманную функцию.

Ровный полукруг напоминал подкову, выходящую двумя концами на Садовую улицу. Подкова эта и ныне, спустя почти два века, не даст забыть первоначальное назначение постройки.

В бывшей конюшне настелены были паркетные полы, и там, где раньше топтались лошади, теперь топталась танцующая молодежь. Происходило это только по субботам и воскресеньям.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме