Блог Кречетникова. Склеивать ли разбитую амфору?

  • 6 июля 2015
  • kомментарии
Ликование участников референдума в Греции (5 июля 2015 г.) Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Повеселились. Что дальше?

В ситуации вокруг Греции без пол-литра не разберешься, особенно, со стороны. Но мы попробуем.

Суть конфликта

В минувшие годы Афины набрали внешних долгов, которые выплатить не в состоянии. Кредиторы готовы одолжить еще, но хотят гарантий, что новые займы не постигнет участь прежних. Иными словами, что отныне и впредь Греция будет протягивать ножки по одежке. Правительство Алексиса Ципраса, обещавшее не ущемлять интересы бюджетников и пенсионеров, экономить на них не желает.

Чего добиваются стороны?

Выход Греции из еврозоны нежелателен для всех. По крайней мере, пока.

Греки, в идеале, хотели бы, чтобы им и списали долги, и дали еще - без всякого шанса получить деньги обратно. Они выбрали Ципраса не для того, чтобы он вывел их из Европы неведомо куда, а чтобы на переговорах, как любят выражаться в России, не прогибался. Судя по последним заявлениям греческого премьера, тот не утратил надежды добиться желаемого, размахивая, как флагом, итогами референдума и священным для европейцев словом "демократия".

Кредиторы не хотят дефолта Греции, потому что рассчитывают вернуть хоть что-нибудь. Большие европейские политики не желают, чтобы идея евроинтеграции терпела хотя бы локальное поражение.

Что теперь будет?

Если договориться не удастся, дело, рано или поздно, кончится выходом Греции из еврозоны. Запретить ей пользоваться евро никто не может, но, если Европейский центробанк во Франкфурте перестанет кредитовать греческие банки, у правительства Ципраса скоро иссякнут деньги на выплату зарплат и пенсий, и придется возвращаться к драхме.

Чем это чревато для Греции?

Главный "недостаток" евро в том, что они достаются тяжело. Их надо зарабатывать. Зато те, чей труд востребован, кто имеет хорошие доходы и накопления, вообще состоятелен и успешен, могут быть уверены, что с их средствами ничего не случится. Как на российской карикатуре начала 1990-х годов с изображением стодолларовой банкноты, на которой вместо "In God we trust" было написано латиницей "Eto est nastoyashchiye dengi".

А тем, кто потеряет синекуры в госсекторе, или кому урежут пенсии, конечно, будет плохо.

В случае перехода на драхму проблем с рабочими местами и социальными выплатами не возникнет. Правительство напечатает их столько, сколько нужно. Однако они мгновенно обесценятся, и начнется гиперинфляция.

Россияне это прошли в 1992-1993 годах, когда Верховный Совет в заботе о трудящихся индексировал зарплаты и пенсии каждые три месяца, зато каждый месяц цены удваивались.

От гиперинфляции, в отличие от жесткой экономии, страдают все. Но тяготы размазываются именно на всех, как манная каша, тонким слоем по дну тарелки. Кто рискует вообще остаться на бобах, тем, конечно, лучше получать хоть что-то, пусть в "деревянных" единицах.

По Петру Аркадьевичу Столыпину: для кого писать законы - для сильных, или для слабых? Вопрос нешуточный и не столько экономический, сколько философский и моральный. Решать его грекам, но с трезвой головой и открытыми глазами, без иллюзий, что произойдет чудо и кривая вывезет.

Если вести вменяемую монетарную политику, можно неплохо жить и без евро. Британия и Швейцария тому пример. Но левое правительство наверняка станет проводить политику популистскую, иначе зачем вообще огород городить?

А чем это чревато для Европы?

Да ничем, кроме некоторого политического неудобства и скоропреходящей турбулентности на финансовых рынках. 500-миллионный Евросоюз без 11-миллионной экономически слабой Греции обойдется и не заметит ее отсутствия. Куда опаснее дать слабину и возбудить аппетиты у других потенциальных любителей прокатиться за чужой счет.

Границы демократии

Алексис Ципрас чуть ли не в каждой второй фразе поминает демократию и то, что Греция является ее исторической колыбелью (хотя современные греки имеют к древним эллинам такое же отношение, как итальянцы к римлянам, англичане к бриттам времен Боудикки и короля Артура, а египтяне к строителям пирамид).

Но не всё можно решать голосованием по принципу дворника Никиты Пряхина из "Золотого теленка": "Как пожелаем, так и сделаем".

Российский закон "О референдумах" не предусматривает вынесения на них экономических вопросов. А то обывателям разреши, так они проголосуют одновременно за снижение налогов и увеличение социальных трат. Или вообще за то, чтобы на работу не ходить, а зарплату получать. И что - извольте уважать такой "демократический выбор"?

Можно еще постановить волей большинства, что люди должны летать, как птицы, но я никому не советовал бы на этом основании шагать с балкона.

"Спасибо, Греция! 60% против евроростовщиков! Ты верна себе - родина философии, демократии, свободы", - обрадовался российский политолог Максим Шевченко.

Нет и не может быть такой свободы - долги не отдавать! Живи по средствам, не занимай - и будешь свободен.

К ростовщикам и банкирам можно относиться по-разному, но они под дулом пистолета своих денег не навязывают. Взял добровольно и осознанно, согласился при этом на определенные условия, так будь любезен выполнять. Pacta sunt servanda! В вольном переводе: давая слово, крепись, а давши, держись.

В последние полвека мир вообще подсел на доступные кредиты, как на наркотик, и касается это отнюдь не только Греции. И раньше у людей возникали разные ситуации, существовали Шейлоки и Гобсеки, но словами "увязнуть в долгах" родители детей пугали.

А потом все решили, что жить в долг очень правильно и современно, и дураками были предки, которые стрелялись, оказавшись банкротами. Но это отдельная тема.

Тенденциозное освещение

Президент России в ходе телефонного разговора с Ципрасом в понедельник, судя по информации кремлевской пресс-службы, высказался дипломатично и денег не обещал.

Как сказано в официальном сообщении, "Владимир Путин выразил поддержку народу Греции в преодолении стоящих перед страной трудностей", не уточняя, в каком ключе их следует преодолевать.

Зато российские комментаторы и СМИ почти единодушно радуются случившемуся в воскресенье. При нынешних отношениях с ЕС ждать иного было бы странно.

Есть мнение, что Москве вообще не по душе евроинтеграция как таковая, поскольку ей удобнее иметь дело не с "европейской сверхдержавой", а с множеством маленьких разобщенных государств.

"Фактически, Ципрас бросил вызов Европе, дав гражданам право решать будущее своей страны", - пишут "Известия".

Право решать собственное будущее есть у каждой нации и отдельного человека. Чего нет, так это права диктовать другим, в данном случае, Европе, что ей делать.

"Российская газета" отмечает, что греки, по крайней мере, сумели заставить весь мир говорить о себе. Ну, если это считать самоцелью, то можно прогуляться по улице голым - внимание гарантировано.

"Ведомости" предрекают в случае дальнейшего развития кризиса, ни много, ни мало, военный переворот в Греции, и прозрачно советуют европейцам лучше списать долги, чем потом возиться с беженцами.

По мнению "Московского комсомольца", происходящее должно стать уроком для Украины - не так, мол, хорошо в ЕС, как кому-то кажется.

Условия кредиторов называют "жесткими" и даже "унизительными", хотя, что унизительного в требовании не перекладывать свои заботы на других, хоть убей, непонятно.

Все происходящее представляют как проблему, в первую очередь, Европы и лично Ангелы Меркель. Один телеведущий вообще заявил в воскресенье, что "на избирательных участках Греции решается судьба всего Старого Света".

Ясное дело: весь мир увяз в неразрешимых трудностях, только Россия под нынешним мудрым руководством - остров процветания и стабильности.

Что делать?

По моему скромному разумению, не создавать иллюзию благополучия, не рубить собаке хвост по частям, не склеивать разбитую чашку, или, в данном случае, амфору, а решительно взять курс на выход Греции из еврозоны.

Нельзя менять фундаментальные принципы ее существования в угоду одной стране. Не устраивают - вольному воля.

Image caption Греческая природная рента - море и солнце

Давать оценки национальному менталитету всегда нужно с осторожностью. В конце концов, в любой стране люди есть разные.

Греки говорят, что работают не меньше и не хуже других, а во всем виноваты исключительно "безответственные банкиры и политики". И кризис 2008 года зародился не у них, а в США. Но отчего-то в других странах про этот кризис давно забыли, а Грецию продолжает лихорадить. Случайно ли?

Те, кому доводилось жить там подолгу или иметь дело с греческим бизнесом, говорят: слишком многое построено на отношениях, люди делятся не на хороших и плохих работников, а на своих и не своих, без личных контактов никакого дела не сделаешь, и на хорошую работу не устроишься, а самым лучшим считается место на госслужбе.

Речь не идет о том, кто лучше, а кто хуже, кто живет правильно, а кто нет. На этот вопрос вообще нет однозначного ответа. Вполне возможно, греки счастливее, чем те, кто исступленно делает деньги и карьеру и от постоянного стресса глотает транквилизаторы.

Но тогда следует понимать, что материальное благосостояние будет пониже. Как постоянно повторял нам мой любимый школьный учитель: "Ребята, за все в жизни нужно рассчитываться!".

Все имеют право жить, как хочется, и как им способно. Но самостоятельно и ответственно.

А может, побудут вне еврозоны, подумают, и захотят вернуться. Тоже вариант.

Новости по теме