Блог Яны Литвиновой: причуды британских законов

  • 17 июля 2015
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Британским парламентариям запрещено ходить на заседания в доспехах и умирать на рабочем месте

Будильник мне не нужен. Каждое утро в 7.30, хоть Биг-Бен проверяй, над моим спящим телом раздается громкий голос: "Мам! Волосы!"

Два односоставных предложения означают, что дочь встала, позавтракала, почистила зубы, собрала школьный рюкзак и теперь пришла ко мне с требованием заплести косу. То ли по лени, то ли из эстетических соображений, сейчас я уже не припомню, но я девиц так ни разу и не стригла, в результате косы мои крошки отрастили не слабые.

Как правило, я молча приступаю к выполнению материнских обязанностей, потому что с утра ни я, ни они разговорчивостью не отличаемся.

Пару дней назад черт меня дернул вяло пробормотать, что, мол, будить единственную мать ни свет ни заря, когда ее рабочий день официально начинается в полдень, следовало бы сделать незаконным.

Ребенок со всего маху обрушился на кровать (иначе она не умеет), так, что мою немаленькую биомассу даже слегка подбросило в воздух: "Почему? - спросило дитя. - Ты хочешь, чтобы меня посадили в тюрьму?"

Куда ушел закон, он был еще вчера...

Учитывая, что, во-первых, чувство юмора у тинейджеров, если и просыпается, то гораздо ближе к вечеру, а во-вторых, именно эта дочь собирается во взрослой жизни ловить преступников, я поспешила окончательно проснуться и приступить к объяснениям.

"Нет, дорогая, в тюрьму я тебя отправлять не хочу, я пошутила, да и вообще, законов, регулирующих нашу жизнь, вполне достаточно, так что новых принимать не надо".

"Мам, - продолжило невыносимо бодрое чадо, - законы ведь принимали всегда?"

"Довольно давно, - признала я, - сразу, как общество научилось как-то организовываться".

"И что, их так никогда никто и не отменяет?"

"Отменяет, конечно, - не задумываясь, буркнула я, - иначе у нас за государственную измену, например, не сажали бы в тюрьму, а публично казнили на площади весьма изощренным способом".

К счастью, на этом месте коса закончилась, и ребенок, деловито чмокнув меня в щеку и прокричав уже из коридора что-то вроде "Пока, мам", помчался на выход.

Сменившая ее сестра, к счастью, по утрам вообще невыносима, поэтому обряд причесывания происходит в полном молчании.

А что, вполне хороший закон! С ним еще и жить можно...

Cообразив, что заснуть мне уже точно не удастся, я стала вспоминать, какие архаичные законы по-прежнему существуют на Британских островах.

На ум пришло, как газеты веселились после телевизионного интервью принцессы Дианы, еще до того, как она развелась с Чарльзом, в котором она призналась, что таки да, своему мужу изменяла.

Разрезвившиеся журналисты немедленно вспомнили, что со времен Генриха VIII существует закон, согласно которому жене короля или наследника престола, уличенной в супружеской измене, следует без проволочек отрубить голову.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption По мнению шотландских законодателей, алкоголь и коровы несовместимы

Правда, историки их очень быстро поправили, отметив, что супружеская измена как таковая никогда в Англии смертной казнью не наказывалась.

Королевам же приходилось отвечать по полной программе, потому что в этом случае под сомнение ставилась уже легитимность наследника престола, а это уже не просто адюльтер, а государственная измена.

За такое преступление, как вы сами понимаете, и сейчас по головке не гладят, а уж в те далекие времена, когда проблема действительно исчерпывалась смертью конкретного человека, - тем более.

Впрочем, и других архаичных законов, до которых у юристов просто руки не дошли, в Британии предостаточно.

Несколько лет назад у нас тут даже организовалось голосование: какой старый закон лично вам представляется самым бредовым.

Ни умереть на рабочем месте, ни доспехов надеть...

Безусловным победителем стал закон, согласно которому категорически запрещается умирать в здании парламента.

Если какой-нибудь законодатель, он же слуга и избранник народа, не приведи господи, почувствует себя совсем плохо, то до того, как бедолага испустит последний вздох, его следует быстренько вытащить на улицу.

Представляете себе радость туристов и просто прохожих, особенно если скорая помощь, учитывая бесконечные лондонские пробки, задержится?

Но этим жестокость английских законов к собственным парламентариям не ограничивается: в это трудно поверить, но с 1313 года им категорически запрещено являться на заседания в доспехах.

При этом в гардеробе Вестминстера по-прежнему на вешалках есть специальные крючки, куда полагается сдавать прихваченные на работу шпаги.

Лично мне даже немного жаль, что баталии в Палате общин теперь ограничиваются исключительно словами.

Какое бы это было удовольствие - наблюдать за фехтовальным поединком Кэмерона и Милибэнда, например! Бинг-банг, клинк-кленк, прыжок, удар от локтя, удар от кисти, поворот, и... правительственная инициатива не проходит, премьера увозят в больницу!

Увы, в настоящий момент временным лидером лейбористов является женщина, так что с полноценной дуэлью придется немного повременить.

Корова - дело ответственное!

Изучение устаревших британских законов оказалось делом настолько захватывающим, что я уже нисколько не жалела о грубо прерванном сне.

Шотландцы, кстати, не слишком далеко ушли в этом смысле от англичан. С 1872 года в Шотландии нельзя в пьяном виде "нести ответственность" за корову, лошадь или паровой двигатель.

Я честно пыталась понять, что означает "нести ответственность" за корову. Ее пасти? Перегонять буренку с места на место? Доить?

И как, извините, конечно, шотландские законодатели собирались это проверять? Отправлять инспекторов на отдаленные пастбища?

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Если вы в Лондоне внезапно почувствуете признаки потенциально летального инфекционного заболевания, не забудьте предупредить об этом подвозящего вас таксиста

То есть вопросов нет: если какой-нибудь фермер из гористых или не очень районов решит в пьяном виде прогнать свою животину хворостиной по Эдинбургу, одновременно утверждая, что он "несет за нее ответственность", то штрафуйте его на здоровье!

Тем более, что штраф по нынешним деньгам был вполне так ничего себе: 1200 фунтов плюс стоимость содержания коровы (лошади, парового двигателя) в специальном помещении, пока хозяин не протрезвеет.

Простите, но у меня, кажется, чума

Впрочем, давайте будем справедливы к законодателям. Часто они принимают вполне разумные законы, но формулировочки там такие, что разумному человеку просто грех не повеселиться.

Ну вот, например, совсем недавнее прошлое. 1984 год, Закон об охране общественного здоровья.

В Лондоне любому человеку, знающему, что он в данный конкретный момент страдает от потенциально летального инфекционного заболевания, нельзя пользоваться общественным транспортом, предварительно не уведомив водителя такси, автобуса или трамвая, что он является источником заразы.

Разумно? Конечно, но в законе, чтобы, как говорится, обезопасить себя от всех последствий, среди гибельных заболеваний числятся кроме прочих чума, бешенство и проказа.

Вот стоите вы, например, около района Барбикан в лондонском Сити и понимаете, что совершенно зря отправились полюбоваться домом, в котором жил Дэвид Суше, он же Эркюль Пуаро, на Чартерхаус-сквер. Потому что именно там, где сейчас скверик, хоронили часть жертв Великой чумы.

Стоите вы и постепенно осознаете, что одна чумная бацилла непонятно как, но пробралась в ваш организм и вам надо срочно добраться до Клиники тропических заболеваний (примерно километров пять от Барбикана) - иначе, мол, все.

Вы - человек законопослушный, и, я бы даже сказала, не чуждый альтруизма, поэтому, помахав рукой черному кэбу, вы, прикрывая нос и рот рукавом, говорите водителю буквально следующее: "Будьте добры, отвезите меня пожалуйста в Клинику тропических заболеваний, потому что мне совсем плохо и чувствую, что протяну я недолго. Но учтите, что по закону я обязан предупредить вас, что у меня, кажется, чума".

Вариантов ответа ровно два: либо водитель выразительно смотрит на вас и советует изменить маршрут и срочно отправится на свидание с психиатром, либо захлопывает дверцу, вызывает полицию и скорую помощь и слегка придавливает вас колесами, чтобы вы не сбежали и не распространяли эпидемию.

Самое интересно, что закон вовсе не запрещает такси или автобусу вас возить, при условии что сразу после доставки зараженного тела на место назначения водитель продезинфицирует и себя, и весь салон.

А если все это начнут применять?

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Голова выброшенного на британское побережье кита, автоматически становится собственностью короля, а хвост - собственностью королевы

Список бредовых законов можно продолжить:

Нельзя протягивать бельевую веревку через улицу.

Нельзя устраивать свинарник перед домом (в прямом смысле слова свинарник, то есть хлев, где живут хрюшки).

Нельзя наклеивать почтовую марку с изображением правящего монарха вниз головой.

Нельзя допускать, чтобы ваш пес вступал в интимные отношения с псом монарха без предварительного согласия (монарха, а не пса, разумеется).

Любого выброшенного на британские берега кита, прежде всего, надо предлагать королю (королеве), который (которая) уже сам (сама) решит, что с ним (китом) делать. Это же касается и выброшенных на берег (не вполне понимаю, как) осетров.

С 1998 года нельзя устраивать ядерных взрывов (с этим не поспоришь, хотя остается за кадром, для чего вообще понадобилось принимать по этому поводу отдельный закон).

Нельзя переносить доски по тротуару.

Нельзя играть в азартные игры в библиотеках (интересно, а почему бы нет? Посещаемость уж точно бы возросла).

В пределах старой городской стены Йорка можно с чистой совестью пристрелить шотландца, если он вооружен луком и стрелами в любой день, кроме воскресенья! Шотландские спортсмены-лучники! Никогда не принимайте участие в соревнованиях, если их проводят в Йорке! Вас могут пристрелить на совершенно законных основаниях.

В Шотландии, если незнакомец постучит к вам в дом и попросит разрешения воспользоваться туалетом, то вы обязаны его впустить.

Ну а беременным женщинам в Англии можно справлять малую нужду где угодно и куда угодно, в том числе и в шлем полицейского (все женщины, которые хотя бы один раз были беременны, безусловно, согласятся с этой мерой).

Dura lex sed lex (закон суров, но это – закон)

Ну и напоследок, справедливости ради, отмечу, что и другие страны отличаются своим собственным идиотизмом: во Флориде, например, незамужняя женщина не может прыгать с парашютом по воскресеньям, а во Франции нельзя называть свинку Наполеоном.

Вот с того самого памятного дня сижу и думаю: может, отговорить ребенка от работы в полицейских силах? Не дай бог ей придется иметь дело с безответственным владельцем коровы или членом парламента в боевых доспехах! Это же хлопот не оберешься!

Зато закон есть закон.

Новости по теме