Блог Кречетникова: В России опять говорят о монархии и цареубийстве

  • 21 июля 2015
  • kомментарии
Император Николай II и его семья Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

16 июля исполнилась очередная годовщина расправы в Ипатьевском доме. Не круглая, но, видимо, этого хватило, чтобы дать толчок новым дискуссиям на соответствующие темы.

Сперва депутат законодательного собрания Ленинградской области Владимир Петров предложил пригласить ныне здравствующих Романовых в Россию и принять закон "Об особом положении представителей царской фамилии".

Затем Русская православная церковь устами главы синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина потребовала переименовать станцию "зеленой" ветки Московского метро, носящую имя одного из цареубийц Петра Войкова.

Обе инициативы, скорее всего, не материализуются. В общем, жаль. А о причинах следует потолковать подробнее.

Ушедший поезд

В 2011 году в блоге "О монархии в России" я подробно писал о том, почему, на мой взгляд, идея реставрации никаких перспектив не имеет.

В начале 90-х, когда в бурлящей России казалось возможным все, журналисты толковали, будто Анатолий Собчак хотел установить конституционную монархию и выдать свою дочь замуж за "цесаревича" Георгия Михайловича. Была бы Ксения Собчак нашей государыней! Теперь это, конечно, звучит, как анекдот.

Даже оставив в стороне политику, нужно заметить, что из всех потомков Романовых только называющая себя главой императорского дома Мария Владимировна и ее сын Георгий Михайлович рождены в браках с монаршими особами. Именно этим объясняется повышенный интерес к данной ветви бывшего царствующего дома. Но и они формальных прав на трон не имеют, поскольку, согласно закону о престолонаследии 1796 года, по женской линии он не передается. Династия пресеклась.

Кстати, в 1885 году Александр III, озаботившись тем, что Романовых сделалось чересчур много (а каждому великому князю полагалось содержание в 200 тысяч рублей в год, великой княжне приданое в миллион рублей), ввел градацию: "великими" считаются только родные братья и сестры и, соответственно, дяди и тети царя, остальные - князья императорской крови без политических и имущественных прав. Когда современных Романовых именуют великими князьями, это следствие незнания законов Российской империи.

Пиар-ход

Но в данном случае речь идет не о власти, а лишь о некоем акте исторического примирения.

Вообще-то, выглядело бы эффектно. Даже советское правительство накануне 50-летия "великого Октября", говорят, было не прочь залучить в Москву престарелого Александра Керенского, да он отказался, а здесь и компромисса не требуется.

Мария Владимировна давно хочет в Россию, только не рядовой гражданкой, а с каким-то статусом.

"Хотелось бы определить, что мне здесь делать, не просто сидеть с веером, а принести какую-то пользу", - заявила она в 2008 году в интервью тогдашнему редактору Московского бюро Русской службы Би-би-си Константину Эггерту.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Княгиня Мария Владимировна Романова охотно приезжает в Россию

В России в моде консерватизм, поиск "традиционных устоев" и "духовных скреп", негативное отношение к революциям.

"Возвращение на историческую родину потомков последнего российского самодержца поспособствует сглаживанию политических противоречий внутри страны, оставшихся с момента Октябрьской революции, и станет символом возрождения духовной мощи народов России. Страна пережила много потрясений, должны быть позитивные движения, которые показывают, что наша страна - с многовековой историей", - считает Владимир Петров.

Приезд Романовых, состоявшийся по инициативе Кремля, конечно, не вызвал бы всеобщего бурного восторга, но хоть как-то разнообразил бы не слишком оживленную внутриполитическую жизнь.

Кому помешало бы их присутствие на государственных церемониях и приемах в честь праздников и памятных дат или в правлениях общественных фондов?

А встреча с ними Владимира Путина с соответствующими разговорами о великом прошлом и еще более великом будущем России?

Даже Мао Цзедун, при всем его радикализме, не только сохранил жизнь последнему представителю маньчжурской династии Пу И, но сделал его членом политико-консультативного совета КНР. Органа декоративного, однако это то же самое, как если бы Николай II при Сталине был депутатом Верховного Совета.

Сила и право

Позволю себе предложить объяснение: средний россиянин больше всего уважает силу. К власти надо ПРИЙТИ, доказав свою способность заставить всех поджать хвосты и опустить глаза. А идея права, в том числе исторического, массовым признанием не пользуется. Права не имеют, их берут!

В этой парадигме Романовы - персонажи музея восковых фигур. Носиться еще с ними!

Социологи оперативно провели опрос: какое здание вы согласились бы отдать Романовым в качестве резиденции в случае их возвращения в Россию? 38% ответили: "никакое", еще 20,7% "расщедрились" на квартиру в Южном Бутове.

Предполагаю, что примерно по той же причине никакого интереса к своим далеким предшественникам не проявляет Владимир Путин. Не потому, что боится конкуренции со стороны Марии Владимировны и ее сына - об этом смешно говорить - а оттого, что Романовы в его глазах слабаки, прошляпившие империю. Вроде как Михаил Горбачев.

А может, и некие опасения имеются, не политического, но пиаровского порядка. Вот с Владимиром Крестителем хорошо, он уж не выскажется, кого, Москву или Киев, считает своими наследниками. А Романовы по заграницам вольным воздухом надышались, пригласи в Россию, так они впрямь сочтут себя значительными персонами, да и скажут что-нибудь не то!

Сахаров и Солженицын, вроде, по гроб должны были быть благодарны Горбачеву и Ельцину за возвращение из ссылки и изгнания, а оказались не вполне удобными фигурами. Нет уж, пускай от греха остаются там, где есть.

Цареубийца

Теперь о станции столичной подземки.

Вообще-то, Петр Войков в 1918 году занимал не столь значительный пост, решений не принимал, непосредственно в убийстве не участвовал, а отвечал за транспорт и доставку бензина и серной кислоты для уничтожения тел.

"Славу" ему принесло то, что в 1927 году он, являясь советским полпредом в Варшаве, был застрелен эмигрантом Борисом Ковердой. Именно за соучастие в цареубийстве, но в СССР это обстоятельство не выпячивали, а представляли Войкова невинной жертвой "белого террора".

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Добрая половина российских улиц продолжает носить имена большевиков

По идее, начинать следовало бы не с него, а с одной из крупнейших областей России, до сих пор носящей имя главного виновника и организатора расправы Якова Свердлова.

К Николаю II можно относиться по-разному, но убийство ни в чем не повинных детей делает екатеринбургский расстрел беспрецедентным по жестокости и цинизму.

В 2007 году генпрокуратура и Верховный суд России отказались признать Романовых жертвами политических репрессий на том основании, что против них не выдвигались обвинения и не выносился приговор. Но, если в подвале Ипатьевского дома случилось обычное уголовное преступление, за которое государство не в ответе, тем более, нечего почитать его участников.

"Можно видеть много хорошего в советском времени, но есть личности, положительную оценку которым дать крайне сложно, и одна из таких личностей - Петр Войков. Я лично не вижу разницы между Войковым, Басаевым, Ильичом Рамиресом Санчесом и другими, на чьих руках невинная кровь, чей нынешний удел - вечные муки, и чья историческая судьба - бесчестие", - заявил Интерфаксу Всеволод Чаплин.

Опять же, между Кремлем и патриархией вроде бы крепкая смычка. Но, когда речь идет о борьбе с либеральными ценностями, власть во всем идет навстречу церкви, даже когда она ни о чем не просит. А если затронуты ценности советские, мнение РПЦ спокойно игнорируется, и та бурно не протестует, митингов в форме "молитвенных стояний" не устраивает.

Всем сестрам по серьгам

У коммунистов и православных свои исторические счеты, но в главном они едины друг с другом и с государством: сакральная власть, исключительность России, взгляд на общество, как на традиционную семью, в которой младшие должны слушаться старших. И главный противник общий: либералы, западники, правозащитники, креативный класс, "майдан". А в остальном как-нибудь помирятся.

Ни верующих, ни людей, ностальгирующих по СССР, Кремль задевать не хочет. Те и другие - его опора. А нередко эти убеждения легко сочетаются в одних головах.

"Власть пытается сохранить исторические балансы, которые установились в сознании наших сограждан, - считает глава общества "Мемориал" Арсений Рогинский. - С одной стороны, Николай II канонизирован церковью, но не реабилитирован. С другой стороны, Ленин вроде бы уже разжалован из святых, но лежит на Красной площади".

А тут еще на Украине взялись решительно избавляться от большевицкого топонимического наследия. Что ж нам, майдановцам подражать, упаси бог?

Так и живем. В капиталистической стране, но едем с "Войковской" на "Марксистскую", шествуем по улицам Свердлова и Дзержинского мимо бесчисленных гипсовых "Ильичей". Следуем, стало быть, за его протянутой рукой.

Новости по теме