Блог Артема Кречетникова: Евразия и Азиопа

  • 25 августа 2015
  • kомментарии
Знак на условной границе между Европой и Азией вблизи Магнитогорска, Челябинская область Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

Двойственная природа русской цивилизации предопределена географией.

По множеству причин и параметров Россия - не Европа. Но и не Азия. Красноярск и Владивосток лежат на тысячи километров к востоку от Уральского хребта, но не азиатские это города.

Еще в XIX веке говорили, что наше отечество представляет Азию в Европе и Европу в Азии.

С одной стороны, не очень приятно: выходит, всем чужие.

С другой стороны, синтез культур и менталитетов, роль моста между Западом и Востоком, всеядность в хорошем смысле слова можно рассматривать как дополнительный бонус. Вопрос в том, какой элемент должен преобладать, кем быть: Евразией, или, по выражению Павла Милюкова, Азиопой.

Русские горки

Главное содержание российской истории - катание на качелях, чередование проевропейских, освободительных и модернизационных и антизападных, соответственно, анти-либеральных эпох.

Излишне говорить, что сегодня страна в очередной раз переживает одну из последних. Отношения с Европой и Америкой вернулись к состоянию холодной войны. Чиновники и депутаты озабочены одним: от чего западного еще отказаться и запретить, как покрепче отгородиться. Главные друзья - Китай и монархии Персидского залива.

Потом пойдет обратная волна, будьте уверены. Другое дело, что история - дама неторопливая, у нее впереди вечность, и очередной мах качелей вполне может продлиться дольше жизни отдельного человека.

Почему никак не остановимся?

Чтобы попробовать разобраться, надо уточнить, что, собственно, такое "Европа" и "Азия"? В чем главное отличие?

География и культура

Страны света в основном совпадают с континентами. Единственное исключение - есть материк Евразия, а Европы и Азии в природе не существует. Это людская выдумка.

Лучшее тому доказательство - что условную границу можно провести где угодно. В средние века Европа заканчивалась под Смоленском, дальше простиралась "Великая Татария". При Екатерине - на Волге. Пушкин, оказавшись в Северном Причерноморье, считал, что приехал в Азию. В наши дни - по Уральскому и Кавказскому хребтам.

Причем в 1970-х годах соответствующий знак на Урале, неизвестно, по чьему указанию, явочным порядком переместился километров на триста к востоку.

Но и это не конец. Турция хочет в Евросоюз. Грузия и Армения отказываются считать себя Азией. Израиль и Азербайджан участвуют в "Евровидении". В ряде международных организаций узаконен термин: "регион Европа и Сибирь". А там, глядишь, и на картах покажут.

Все хотят быть Европой, либо ругают ее по принципу "зелен виноград". Одержимый манией величия Тамерлан повелел переименовать два захудалых кишлака в окрестностях своей столицы в "Париж" и "Мадрид". Король Франции не испытывал потребности самоутверждаться, назвав деревню "Самаркандом", хотя воинов и сокровищ имел меньше.

Понятия "Европа" и "Азия" ввел в VI веке до нашей эры греческий ученый Анаксимандр. Его соотечественники пояснили: в Европе живут граждане, а в Азии деспоты и подданные.

Богатство и власть

Европейская модель общества - многоквартирный дом, в котором надо соблюдать определенные правила и уважать соседей, но, по большому счету, каждый сам по себе. Правительство - управдом на временном контракте.

Работа на себя дает деньги, богатство обеспечивает статус и влияние. Частная жизнь определяет положение человека в обществе, а не наоборот. Конкуренция в сочетании с гарантией, что нажитое не отнимут, умножает силы и является локомотивом прогресса.

Азиатская модель - большая патриархальная семья. Старшие обязаны заботиться о младших, зато могут у каждого отнять его собственность, а с самим человеком поступить как угодно. Все должны служить, общественное положение и уровень жизни определяются тем, кто как служит.

"На Западе, чтобы иметь власть, надо быть богатым, а на Востоке во власть идут, чтобы разбогатеть", - заметил устами одного из героев создатель Штирлица Юлиан Семенов.

Тут-то и порылась собака, как говорил мой сын в возрасте трех лет. На Западе не полагается править вечно, творить неограниченный произвол и пользоваться властью для обогащения. Только этим он российской элите и не нравится, "особый путь" и "традиционные устои" - бла-бла-бла.

Раздвоение сознания

С другой стороны, материальное могущество, комфорт, более интересная и разнообразная жизнь вызывают зависть. Неизбывно желание, по выражению Алексея Толстого, "хоть крупицу познать от золотой пыли, окутывающей закатные страны".

В этом причина метаний русской истории. Много столетий правители и политический класс России решают задачу о квадратуре круга: как бы позаимствовать у Запада его технические и организационные достижения, не беря ненавистные либеральные ценности. Вроде, и хочется быть принятыми на равных в избранном обществе, но такими, как есть, пускай любят нас черненькими.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption "Мог бы Петр славнее быть, утверждая вольность частную!" (Александр Радищев)

Ярчайший пример - Петр I. Уж он ли не хотел догнать Европу! Но не понимал, или, скорее, не желал понимать, что "европейство" не в париках, от которых сама Европа вскоре отказалась, не в ритуальном питье "кофию", не в переименовании воевод в бургомистров, и даже не в фабриках и кораблях, а в большей независимости и достоинстве личности.

Европа прекрасно это видела, восторгаться поверхностным западничеством не спешила, а упорно продолжала звать его "царем варваров".

Под конец жизни Петр разочаровался в Европе, которую так любил в юности, заявив высокопоставленному дипломату Андрею Остерману: "Европа нам нужна еще лет на пятнадцать, а потом мы повернемся к ней задом!".

Вам это ничего и никого не напоминает?

В результате, несмотря на нечеловеческую энергию царя-преобразователя, Россия и через сто лет, по свидетельству Пушкина, жила экспортом "по балтическим волнам" леса и сала, а все сколько-нибудь требующее ума и мастерства ввозила из "Лондона щепетильного". Стоило моря воевать!

Александровские реформы дали мощный толчок развитию предпринимательства и гражданского общества. Казалось, еще несколько шагов, и пресловутый "разрыв" исчезнет навсегда, но тут "Победоносцев над Россией простер совиные крыла".

Августовская революция 1991 года и реформы Ельцина-Гайдара породили средний класс, ослабили контроль государства над экономикой и душами - и опять на колу мочало, начинай сначала! А вы думали, дело в Украине и программе ПРО? Было бы желание, повод найдется.

Какое партнерство с Западом, если с кем поведешься, от того и наберешься? Какая модернизация, кому она нужна? Для российской власти важнее ее власти, прошу прощения за каламбур, ничего на свете нет. Лучше вечно стоять с ножом у тощего пирога, чем ничего не получить от пышного.

Ресурсный тормоз

Тут возникает интересный вопрос.

В нулевых годах я прочитал в газете "Коммерсант" гениальный заголовок: "Каждый Блэр хотел бы править, как Путин, только общество другое".

Сильные мира сего на Западе мирятся с ограничением своей власти и в положенный срок уходят без лишних разговоров не потому, что из другого теста сделаны, а потому что граждане им много воли не дают.

Отчего россияне терпят?

Более того: Запад не сразу стал современным Западом. Свобода, демократия и толерантность у них не в генах заложены, и не с неба свалились.

В России было крепостное право, но и Америка знала рабство.

Иван Грозный зверски разгромил Новгород, а Фридрих Барбаросса Милан.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Зачем пчелы, когда мед есть?

Елизавета Петровна, растолстев, ничтоже сумняшеся запретила придворным дамам носить платья в талию, а низкорослый Людовик XIV навязал всем парики и мужские туфли на высоком каблуке.

В позапрошлом веке католиков в Британии притесняли примерно так же, как в Российской империи евреев.

Оскара Уайльда и Алана Тьюринга затравили за нетрадиционную сексуальную ориентацию, по историческим меркам, вчера.

Но Запад, идя нехоженым путем, неуклонно движется к большей свободе и гуманности, а Россия, имея перед глазами готовый образец, никак не догонит.

Есть мнение, что дело в избытке даров природы. Сначала соболя, потом лес и зерно, теперь газ и нефть позволяют выживать, не развиваясь. А европейцы без Ренессанса, Реформации, Великих географических открытий и Великой индустриальной революции давно бы с голоду вымерли или перебили друг друга.

Там власть вынуждена выпрашивать у налогоплательщиков каждый грош, в России "сидит на трубе" и от подданных практически не зависит.

Сказанное, разумеется, не означает, что "вредные" богатства надо раздать. Просто, получив по воле судьбы наследство, желательно пользоваться им разумно и понимать, что кичиться еще нечем.

Вопрос без ответа

А дальше-то что?

"Савва, это когда-нибудь кончится?"

Вот на данный вопрос ни у кого ответа нет. Каждый волен верить, во что хочет в меру своего оптимизма.

С одной стороны, есть масса доказательств того, что законы развития общества универсальны, весь мир идет в одном направлении, только с разной скоростью. Меньше надо читать текущие новости, а больше исторические книги.

В конце концов, Россия Екатерины все-таки отличалась от России Ивана Грозного и Петра I, Россия последних Александров и Николая II от екатерининской, эпоха Брежнева от времен Ленина и Сталина.

А с другой стороны, наблюдая вечное движение качелей, легко впасть в отчаяние и, вслед за Чаадаевым, прийти к горькому выводу, что единственное предназначение России на земле - показывать всем, как не нужно жить.

Новости по теме