Секреты Нобелевской премии мира: вечный резонанс

  • 12 октября 2015
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Гейр Лундестад приподнял завесу таинственности, традиционно окружавшую решения норвежского нобелевского комитета
В минувшую пятницу было объявлено, кому в этом году присудили Нобелевскую премию мира. Как не раз случалось и раньше, объявление преподнесло сюрприз. Среди претендентов назывались имена Ангелы Меркель (за позицию, занятую ею в сегодняшнем кризисе беженцев), Джона Керри (за заключение ядерных соглашений с Ираном) и даже папы римского (которого, наверное, всегда найдется за что наградить). Но получил премию так называемый "Квартет национального диалога в Тунисе" за усилия по созданию гражданского общества в стране после Жасминовой революции 2011 года.

Резон, спору нет, весьма уважительный. Но до минувшей пятницы за пределами арабского мира о "тунисском квартете" мало кто слыхал. Как отбираются кандидаты и принимаются решения о награждении премией мира – "самой престижной премией в мире", согласно Оксфордскому словарю новейшей всемирной истории?

Общеизвестно: по завещанию Альфреда Нобеля, премией мира заведует комитет из пяти человек, номинируемых парламентом Норвегии, но неподотчетных ему – на шестилетний срок, с возможностью переизбрания (во времена Нобеля Норвегия была частью Швеции, и закрепление "премировальных" функций в том числе и за Норвегией, видимо, среди прочего, объясняется желанием продемонстрировать, что у меньшинства тоже есть права).

При отборе кандидатов комитету ассистирует секретарь, который одновременно является директором Норвежского Нобелевского Института, основанного в 1904 году. В отличие от членов комитета, должность секретаря – постоянная, хотя и без права голоса.

Именно благодаря такому секретарю недавно, наконец, удалось приподнять завесу таинственности, традиционно окружавшую решения норвежского нобелевского комитета. Гейр Лундестад, бывший профессор истории в университете Тромсе (где я сейчас работаю и где Лундестада до сих пор хорошо помнят даже те, кто учился в школе с его детьми), трудился на посту секретаря комитета с 1990 по 2014 год, а по выходе на пенсию издал книгу мемуаров "Секретарь мира" (Fredens sekretær), наделавшую много шуму. Выходу книги предшествовали и сопутствовали интервью в жанре "А напоследок я скажу".

"Ты идиот"

По словам Лундестада, к 1 февраля каждого года в нобелевский комитет мира поступает несколько сотен номинаций (рекорд – 278 кандидатов – был зафиксирован в 2014 году). Из этого количества на заседании комитета в конце февраля отбираются 30 наиболее достойных. При помощи консультантов и экспертов, после дополнительного сбора информации об этих тридцати и дальнейших обсуждений, составляется короткий список из десяти номинантов, а уже из них выбирается один или несколько победителей, вовсе необязательно самых популярных или даже широко известных.

Иногда премия вручается как бы авансом: в 1973 году вьетнамский политик Ле Дык Тхо, получивший премию вместе с Киссинджером за Парижское соглашение о прекращении огня во Вьетнаме, даже отказался от нее, потому что война на тот момент продолжалась. (Любопытно, что среди номинантов в свое время числились Сталин, Гитлер и Муссолини: видно, плох тот диктатор, который не мечтает стать миротворцем.)

Независимость комитета время от времени ограничивается четырьмя основными факторами: трениями со шведскими коллегами (которые будто бы стремятся вести все нобелевские дела на единый корпоративный манер), внутренними разногласиями (отставка члена комитета в знак протеста против награждения Ясира Арафата в 1994 – отнюдь не единичный случай), давлением на уровне правительств (так, комитету давали понять, что награждение китайского правозащитника Лю Сяобо в 2010 может осложнить норвежско-китайские отношения) и мнением ее величества публики (множество адресованных Лундестаду писем начиналось словами "ты идиот").

Всем угодить невозможно – но, по крайней мере, Лундестад высказывает рекомендации о том, как преобразовать комитет с целью повышения его независимости и компетентности: члены комитета должны проявлять интерес к международной политике до своего назначения в состав комитета, а не после; уметь бегло говорить по-английски, дабы без затруднений общаться с иностранными гостями; и в прошлом не занимать постов премьер-министра и министра иностранных дел (таких в комитете при Лундестаде было трое: Кнут Воллебек, Одвар Нурдли и Турбьерн Ягланд). Из рекомендаций можно сделать вывод, что Лундестад был не очень-то доволен некоторыми коллегами по комитету.

Прислушаются ли к советам Лундестада в норвежском парламенте (и если да, помогут ли они смягчить противоречия вокруг нобелевских премий мира), покажет время. А пока что хочется задаться вопросом, почему россияне получали премию мира лишь дважды (Андрей Сахаров в 1975-м и Михаил Горбачев в 1990-м) – если не считать уроженца Брест-Литовска Менахема Бегина (1978).

Новости по теме