Кинофестиваль Westwind: куда ветер дует?

  • 3 ноября 2015
  • kомментарии
West Wind Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Westwind не ограничился кинозалом, а стал первым, утверждают организаторы, фестивалем "в онлайне и оффлайне"

В Петербурге начался и продлится целый год для русскоязычных киноманов всего мира фестиваль европейского кино Westwind. Заинтригованы? Рассказываю "от печки".

Европейский союз, в попытках сохранить свою долю соответствующего рынка, открыл шестилетнюю программу Creative Europe – "для поддержки культуры, аудио-визуального, исполнительского и изобразительного искусства, издательской деятельности, индустрии кино, телевидения, музыки, культурного наследия и видеоигр".

На деньги программы два года назад в Москве состоялся первый смотр европейского кино Westwind. Устроитель - European Film Promotion (EFP), структура, созданная для продвижения европейского кинематографа, который давно уже вынужден лавировать под камнепадом бесконечных ремейков и франшиз от голливудских мейджоров.

Не знаю, сколько зрителей привлек Westwind в первопрестольной, однако нынче он переехал в столицу северную. Просто удивительно. Симпатичная, живая Карин Дикс, руководитель проекта, на вопрос о смене дислокации сообщила официально: "В EFP убеждены, что Санкт-Петербург - правильное место для представления фильмов компании. Петербург, должно быть, самый европейский из российских городов. Множество университетов, основными направлениями которых являются искусство и дизайн, предполагает присутствие здесь молодой, яркой, арт-ориентированной публики, которая идеально соответствует духу фестиваля".

Очевидно: потенциальную аудиторию изучали. Я, впрочем, смутилась бы определить петербургскую публику как "молодую, яркую…" – скорее, мы серьезные граждане, порой в облике фриков, нередко мрачноватых. Шучу, конечно. Но здесь на порядок больше вузов, страшно далеких от искусства и дизайна, а их студенты "идеально соответствуют духу фестиваля".

Да и вообще, в Петербурге/Ленинграде среди воспринимающих искусство больше всего бывших итээров и представителей гуманитарной интеллигенции, а затем уж "богемы" - "дворников и сторожей". Эти люди уже в возрасте и выбираются из дома ради легендарных или знакомых лично авторов, но они воспитали детей и внуков. Которые любят вдумчивое кино с признаками художественности, а значит, требуют хорошую проекцию и оригинальную фонограмму (фильмы без дубляжа актерами, но имеются русские субтитры).

Оффлайн и онлайн

Так работает зал "Кино&Театр Англетер", где Westwind за пять дней представил девять европейских картин, нередко с авторами. Все девять – любимцы в своих странах, показаны на разных фестивалях, участники "оскаровского" забега на разных его этапах. Сливки. Назову лишь аншлаговую "Молодость" Паоло Соррентино, которая открыла фестиваль за день до проката.

Правообладатель иллюстрации Gianni Fiorito
Image caption "Молодость" с Майклом Кейном и Харви Кейтелем открыла фестиваль

Westwind не ограничился залом в исторически известном отеле "Англетер", а стал первым, утверждают организаторы, фестивалем "в онлайне и оффлайне" (кавычу, ибо русское написание терминов не устоялось). Целый год EFP под брендом этого киносмотра обязалось показывать европейские фильмы в "дружественной коллаборации" с интернет-сервисом ivi. Правда, там следы фестиваля обнаружить трудно, набирайте "Параллельная программа фестиваля Westwind" в поиске вашего браузера. И, кажется, все фильмы переозвучены.

И все же пресс-релиз сулит 25 континентальных претендентов на "Оскар", в том числе грядущий. Бесплатно. Так EFP рассчитывает привлечь новую и бОльшую аудиторию к европейскому кино.

ivi – это российская медиакомпания, не единственная, работающая по принципу VOD (Video on Demand): видео по запросу. Любой человек получает фильм или телепрограмму из имеющегося каталога. Контент легальный, частично платный – частично свободный.

Конечно, это конкурент кинотеатрам: синефилов, которые после знакомства с фильмом на домашнем экране идут смотреть его на большом, немного, да и возможность редка. Но система VOD - отличный способ людям, живущим от кинотеатров далеко, приобщиться к мировому кинопроцессу, пусть и с опозданием. Да и лояльные к европейскому кино кинотеатры держат фильм максимум две недели - я, например, часто не успеваю желаемое увидеть.

Жизнь европейского кино в российском прокате Карен Дикс определила дипломатично: нестабильное положение. Возможно, имея в виду квоту на показ в кинотеатрах нашей собственной кинопродукции. Министерство культуры простимулировало ее так хитро, что киносети (кроме двух крупнейших) добровольно решили в 2016-м отдать пятую часть своих сеансов российским фильмам. Им явно придется компенсировать упущенную выгоду вытеснением из репертуара зарубежных картин так называемого ограниченного проката.

Европейские, которых мало, будут изгнаны – кроме отмеченных именами фон Триера, Люка Бессона и Бенедикта Камбербэтча. Вовсе редчайшие азиатские и латиноамериканские пропадут совсем.

А кино смотреть хочется…

Однако скорее всего госпожа Дикс говорила о политической ситуации. Ее качество приличным словом назвать трудно; дошло, как известно, до замораживания любых контактов, например, Великобритании с Россией – кроме культурных. Никто не знает, какие международные фестивали сохранятся в 2016-м и дальше "вживую", а какие целиком уйдут во Всемирную Сеть. Отечественные тоже; кроме неугодности, так гораздо экономнее. Поэтому о будущем ни слова.

Вспомним прошлое

История показа в Петербурге кино Европы, а не отдельных стран, красноречива.

В 1995 году возник Фестиваль фильмов стран Европейского Союза. Его придумали и организовали атташе по культуре ряда генеральных консульств и культурных институтов - по инициативе Матти Ниеминена, который приобрел опыт, несколько лет активно занимаясь фестивалем финского кино в Петербурге и на Северо-Западе России.

Успех был сумасшедший – правда, и фильмы пару лет показывались даром. Стран-участников становилось все больше, вплоть до Люксембурга. Они показывали по два фильма - новый и "концептуальный": работу признанного автора-классика, или документальную картину, или связанную с Россией, или посвященную 70-м годам.

Фестиваль стал повторяться в крупных городах региона, начиная с Петрозаводска и Великого Новгорода. Хлопот прибавлялось, вернулись к формуле "одна страна – один фильм", ввели небольшую плату за билеты, поскольку привлекли спонсоров - представительство Европейской Комиссии в Москве, Deutsche Bank, Simens, Volvo, Stimorol, Henkel, Unilever и других. Киноманы Москвы завидовали страшно.

В 1999-м очередной модератор фестиваля – координатор культурных программ Британского совета в Петербурге Марк Де Мони (продолжает работать в России – по приглашению Теодора Курентзиса он пять лет генеральный менеджер знаменитого Пермского театра оперы и балета) говорил, что этот фестиваль уникален. Он "блестящий пример культурной дипломатии", "мы специально идем на такие культурные инъекции в провинции". Но в кулуарах огорчались: мол, будущее фестиваля под вопросом – из-за антизападных проявлений в связи с войной на Балканах.

А в 2000-м я писала в городской газете (простите самоцитату, по ней видны и уровень тогдашней все же свободы прессы, и настроения):

"Шестой Фестиваль фильмов стран Европейского Союза откроется фильмом Патриса Леконта "Девушка на мосту". Мы уже привыкли к этому красивому фестивалю… свидетельству не только элегантности, с какой просвещенная Европа отстаивает свои ценности (в данном случае – свой кинематограф, альтернативный по отношению к американскому, победившему весь мир), но и того, что никакая политика не способна помешать культурному делу: на вступительной пресс-конференции дипломатично ни слова не произнесли и вопроса не задали о все еще двусмысленном положении России в мире. О том, что и надо бы ее отовсюду исключить за нарушения прав человека, да боком обернется изоляция такого огромного государства от семьи народов.

Словом, они там, в Москве-Чечне-Страсбурге, пусть что-то решают – мы здесь, на Северо-Западе… будем, как истинные интеллигенты, заниматься своим.

И верно. Русский вопрос не решишь, а кино смотреть надо. И хочется".

Все же "в лоб" петербургская публика тогда получила. Генконсул одной видной страны (обойдусь без имен), потомок русских эмигрантов, свою речь на открытии фестиваля начал примерно так: "В программе фильмы, отличные от "американского потока". Таким образом, вам оказана честь: вы способны понять эти картины". Спохватился и слегка поправился: "Таким образом, мы уверены, что вы разделяете европейские культурные ценности".

В зале сидели безусловно разделяющие. Высокомерие дипломата великодушно не заметили.

Утраты и возвращение

А потом… потом Москва все больше превращалась в сосущий организм, в ней концентрировалось, вместе с деньгами, буквально все, и фестиваль у генеральных консульств перехватили посольства. Лишь однажды, в 2003-м, все пятнадцать стран ЕС со своей объединенной кинопрограммой захотели вернуться в Петербург ради его трехсотлетия - с акцией "Молодое кино Европы".

Кинофестиваль ЕС я нашла сейчас в Калининграде.

А на берегах Невы в 2008-м возник кинопоказ в рамках Дня Европы – но уже как незначительная часть программы, где первенствуют языковые курсы и гастрономические специалитеты. В марте 2015-го решил закрыть свои представительства из-за статуса иностранного агента Совет министров Северных стран - следовательно, конец их киноакциям тоже.

Вот почему я очень удивилась возвращению европейского кино в виде осмысленного проекта в Петербург. Westwind, как вы понимаете, это западный ветер. У древних греков он считался легким, ласкающим и назывался зефир.

Новости по теме