Сева Новгородцев: на старом "мерседесе" по древней Европе (ч. 4)

  • 26 ноября 2015
  • kомментарии
Сева в Турине Правообладатель иллюстрации Seva Novgorodsev
Image caption Ну а что Турин?

Выпустив в эфир последнюю радиопрограмму в сентябре 2015-го года, легендарный ведущий Русской службы Би-би-си Сева Новгородцев решил кардинально сменить образ жизни и перебрался в Родопские горы в Болгарии. Теперь он пишет оттуда блог.

Турин – город в клеточку.

После Лиона эксперименты с ночлегом решено было прекратить. "Школы танго" и "зависимости от сада" для поиска приключений оказалось достаточно.

Пожалуйста, что-нибудь попроще. Недорого, но с достоинством. В центре города. Скажем, гостиница в три звезды, с местом для машины.

Признаюсь, имею слабость к звучным итальянским названиям. Судите сами: отель "Артуа и Сольферино" на Виа Брофферио. Устоять трудно, а мне - так и вообще невозможно.

Навигатор вел нас кругами. Когда знакомые улицы и здания поплыли за окном машины по третьему разу, стало ясно – пора включать интуицию.

Резервы подсознания

Я вообще к себе отношусь критично, но есть вещи, которые все же приходится уважать. Например, сны. Приснилось однажды, что я с Леликом всю ночь сочинял мюзикл "Дорогой мой крокодил". Уверяю вас, днем мне такое в голову прийти не может.

Приснилась как-то бабка, которая истово крестилась, повторяя :"Вымя, имя, знамя, пламя, бремя, стремя!"

Еще был сон, будто я прихожу в гости к Владимиру Рецептеру, имя которого было знакомо по театральным афишам Ленинграда 70-х годов.

В момент сна Рецептера я знал только как актера. Во сне же он вдруг стал читать мне свои стихи удивительной пронзительности, образности, глубины и таланта, и я поражался: до чего же гениальный поэт! Проснулся и понял: ведь Рецептер стихов не пишет! И если это не он, то кто все гениальное сочинил?

Этот случай я однажды упомянул в эфире и выяснилось, что Рецептер, действительно, поэт. Услышав про этот сон по радио, он прислал мне потом книгу своих стихов с автографом.

Другими словами, в глубинах моего подсознания кроются некие резервы. Так и здесь - интуиция не подвела, и непостижимым образом мы подкатили прямо к воротам "Артуа и Сольферино".

Ровные клеточки

Правообладатель иллюстрации Seva Novgorodsev
Image caption Центр Турина состоит из маленьких кварталов одинакового размера

На стене номера висела карта городского центра, в раме. Приглядевшись, я увидел, что весь район расчерчен на ровные клеточки и состоит из маленьких кварталов одинакового размера. Кое-как разобрал подпись на итальянском – сарый Турин повторяет размеры и очертания Augusta Taurinorum, античного военного поселения римских легионов.

Представьте – 25 год до нашей эры. Крещение Руси будет через 1013 лет, распятие Христа – через полвека. А военная машина Римской Имерии работает как часы.

По четко разработанному стандартному плану, за считанные дни армейские architecti на берегу реки По строят "каструм", прямоугольное поселение размером 700 Х 800 метров, огороженное высокой стеной с воротами по четырем сторонам. Возвышаются сторожевые вышки – "президиумы".

Место выбрано на холме, для стратегического обзора и обороны. Построены казармы, в которых строго по уставу размещаются "контубернии" (по 10 солдат), "центурии" (до 100 человек), "манипулы" (до 200) и т.д.

Есть солдатские столовые, питьевая вода подается по акведуку, канализация отводится по особым траншеям с проточной водой ( у высшего комсостава – отдельные туалеты). Работают плотники, кузнецы, кожевенники, портные. Раненых в госпитале лечат обученные medici ordinarii. Музыканты-трубачи подают сигналы на смену вахты.

Срок службы – 25 лет. Со временем солдаты вступали в связи с женщинами местных племён (кельты, даки, бессы, мёзы, иберы), мужчины которых погибли в войнах с Римом. Смешанное потомство оседало по соседству с каструмом.

Возникали новые гражданские и торговые кварталы. Даже если легион уходил, на его месте оставался город (колония, муниципиум, вилла ). Так шел процесс романизации провинций.

После выхода в отставку ветераны из иноземцев получали право на римское гражданство и селились недалеко от каструма на розданных им землях.

В этих исторических дебрях, видимо, и запутался наш навигатор.

Толща культур

Отправляясь на прогулку по городу мы невольно ощутили немое присутствие всех предыдущих поколений Турина, толщу традиций и культур.

Не пройдешь равнодушным, например, мимо памятника первому королю объединенной Италии, Витторио Эммануилу II. Он изображен в разгаре битвы, долговязая фигура почти свалилась с коня, усы топорщатся, шпага разит врага.

На этой шпаге, кстати, любят отдыхать местные воробьи и сороки, вот, полюбуйтесь.

Правообладатель иллюстрации Seva Novgorodsev
Image caption Первого короля объединенной Италии облюбовали воробьи

Любопытно, что провозглашение итальянского королевства произошло двумя неделями позже отмены крепостного права в России, в марте 1861 года, а первой столицей Королевства был Турин. Отсюда и памятник.

Позже, когда столицу перенесли в Рим, там, на Венецианской площади, на склоне Капитолийского холма, не побоюсь этого слова, "отгрохали" Витториано - нечто грандиозное, беломраморное, в ампирном стиле. Строили почти 50 лет. Внутри – два музея, снаружи – колонны, барельефы, статуи. Есть все, кроме чувства меры.

У римлян есть несколько прозвищ для этой нетленки: "пишущая машинка", "свадебный торт", "вставная челюсть". Однако Рим без этой "вставной челюсти", мне кажется, был бы совершенно беззубым.

Ну а что Турин? В центре, где бродят туристы, много шикарных магазинов, лавок и ларьков. И все продают одно и то же.

Впереди у нас была Генуя.

Перегон легкий, всего 192 километра.

Новости по теме